№12, 1982/Литературная жизнь

Советская литературная критика – единая многонациональная…

– Как мы назовем нашу беседу, Юрий Иванович?

– Давайте так и назовем: «Советская литературная критика – единая многонациональная…»

И пусть это будет название, возникшее не просто по нехитрой логике силлогизма: раз, мол, критика – часть литературы (или даже ее самосознание) и раз литература наша многонациональная единая, то, стало быть, и критика наша в качестве характеристики получает те же определения, так сказать, автоматически. Нет, дело не в собственно логических, формальнологических умозаключениях. Цепь рассуждений здесь куда сложней. Мы нашу многонациональную критику можем назвать единой по существу проводимой ею работы и учитывая специфическую природу того места, которое критика в нашем литературном, как теперь принято говорить, хозяйстве занимает.

Я не раз писал о том, что такое, по-моему, критика. Это – голос литературы, искусства в общественной жизни и голос общественности в литературном процессе. Она, критика, выступает представителем интересов художественного творчества и одновременно защищает, отстаивает интересы общественные перед лицом художественного мира.

– То есть критика соединяет литературный процесс с общественным?

– Да, точней – с общеидеологическим процессом. Критика – это научно обоснованная публицистическая деятельность, это особый вид публицистической работы, направленной к писателю и к публике и осуществляемой в журналистике на материале художественной литературы, на материале искусства. Для чего? Во имя чего работает критик? И для развития собственно литературы, собственно искусства (развития, которое представляется ему нужным, полезным, безотлагательно-актуализованным), и непременно еще для развития эстетического, этического, общеидеологического сознания читателей, зрителей, «потребителей» художественной культуры.

Значит, чтобы решить, является ли критика единой, а не только очевидно многонациональной, нам нужно предварительно выяснить два больших вопроса…

– Давайте попробуем их выяснить! Во-первых?..

– Во-первых, является ли единой сама литература? Да, конечно, уже давно признано, что является таковой наша литература, но необходим определенный рост советской литературы как многонациональной общности, нужна – всякий раз, на каждом историческом витке развития – новая ступень ее многонационального единства. С другой стороны, необходим определенный рост, определенные ступени зрелости идеологического и психологического сознания читателей (в их лице мы видим общество в целом, публику в целом), расширение и углубление советской многоязычной читательской аудитории, ее советского патриотического, социалистическо-интернационалистского единения.

В эпоху развитого социализма, то есть в наше время, можно с уверенностью сказать, да и многократно это доказывалось, что именно такого уровня единения достигла как наша художественная культура, литература, так и публика (в ее принципиальном большинстве, разумеется). Адрес нашей литературы – это и есть новая историческая многонациональная общность, советский народ.

В постановлении ЦК КПСС «О 60-й годовщине образования Союза Советских Социалистических Республик» с большой силой подчеркнуто, что теперь экономика ‘ страны представляет собою единый организм, что политические отношения в стране, помимо прочего, характеризуются единством всех народов между собою и сходством социальных структур «изнутри» каждого народа, что наши межнациональные отношения характеризует высокий гуманизм. Из этих предпосылок делается интегральный вывод о новой исторической общности людей – многонациональном советском народе, общности, которая основана «на нераздельности исторических судеб советских людей, на глубоких объективных изменениях как материального, так и духовного порядка, на нерушимом союзе рабочего класса, крестьянства и интеллигенции». На таком прочнейшем основании возникает и известная сегодняшняя формулировка, относящаяся к многонациональной культуре единого советского народа, В постановлении сказано: «Ни благодатной почве зрелого социализма растет и крепнет единая интернациональная культура советского народа, которая служит всем трудящимся, выражает их общие идеалы. Она вбирает в себя все общезначимое в достижениях и самобытных традициях национальных культур».

Эта социалистическая по содержанию, многообразная по своим национальным формам, интернационалистская по духу и характеру культура стала великой силой в деле идейно-нравственного сплочения наций и народностей Советского Союза.

Так вот, опираясь на эти обобщающие формулировки, мы можем сказать, что и критика наша достигла такого уровня идеологического развития, что определение «единая многонациональная» стало приложимо и к ней. Ни в 30-е годы, ни после войны (она чрезвычайно укрепила наше идейное единство и «чувство семьи единой») это определение к нашей критике применить было с той же уверенностью, пожалуй, нельзя.

– Но почему же? Разве не так же, как теперь, выходили литературные журналы и газеты, где обязательна литературная критика, пусть общее число журналов и газет было меньшим? Кстати, вы ведь считаете критику частью журналистики…

– Критика и есть журналистика. Критика – это не публикации в научных сборниках. Прежде всего и более всего – не там публикации, а в прессе литературной и общеполитической. Конечно, эстетика, литературоведение, искусствознание, периодическая.

оперативная критика – все это теснейшим образом практически переплетается. Но если я убежден в том, что критика есть вид научно обоснованной публицистической деятельности, то, стало быть, естественно считать, что она входит непосредственно в мир журналистики: это своеобразное проявление ее публицистической природы. А возвращаясь к нашей теме, скажем так: единая многонациональная критика есть там, где есть развернутая система разнонациональной печати (как общественно-политической, так и литературно – художественной), которая подчиняется общим для всех ее национальных «отрядов» социологическим и идеологическим закономерностям; вдумаемся в текст недавнего постановления ЦК КПСС «О творческих связях литературно-художественных журналов с практикой коммунистического строительства», – различия между литературной журналистикой народов с давними традициями организации разнообразной периодической печати и, как говорят, младописьменных, точнее, новописьменных народов там уже не проводятся…

И все-таки при всем том, что созрели предпосылки, чтобы говорить о советской критике как о единой многонациональной, может быть, целесообразнее проявить здесь некую формулировочную осторожность…

– Проявить – сказав, что критика становится единой многонациональной?

– Да, пожалуй, так… Критика у нас уже единая и должна на практике стать единой.

Где бы наша литературная критика ни функционировала: на ниве ли русской, украинской, узбекской, литовской, бурятской и т. д. и т. д. литератур, – ей свойственны общие функции в жизни нашего общества и в литературном процессе. Это, так сказать, общий социологический разрез жизни литературной критики… Наша критика едина по своей марксистско-ленинской методологии анализа литературных и общественных явлений. По крайней мере – опять проявим осторожность – для большинства критиков, действующих в самых различных национальных «отрядах», – так. Это аспект идеологическо-гносеологический… Наша критика повсеместно исповедует убеждение в том, что любое явление нашей литературы есть часть, неотъемлемая и незаменимая, общей многонациональной литературы, что сам наш литературный процесс по-социалистически многонационален… Но когда я проявляю осторожность и говорю, что критика должна стать единой многонациональной, я имею в виду прежде всего и более всего критику газетно-журнальную, а лучше сказать – критику как оперативный анализ текущего литературного процесса.

Может быть, именно здесь критика «отстает» от жизни, то есть потребностей развития общественной жизни, и от самой литературы. Эта фаталистическая формула («критика отстает») сопровождает историю критики (справедливо или нет – вопрос другой) на протяжении всей истории советской литературы (думаю, что и любой другой литературы: такие сетования мы обнаружим везде)…

– А какой смысл вкладываете вы в эту, если позволено будет сказать, лжеформулу?

– Каждая литература «получает» критику, которую «заслуживает». Но бывают моменты взаимообгонов, что ли. Вот сегодня критика, на мой взгляд, «отстает» от степени многонациональности самой сегодняшней литературы и от той авангардной роли, которая ей, критике, должна была бы быть свойственна. Ведь мы способны гораздо активнее, чем это делается сейчас en masse, стимулировать дальнейший рост единства нашей литературы. И ее творческого многообразия на базе этого единства. Ведь и к критике (тем паче критике-журналистике) относится та рекомендация, которая высказана в постановлении ЦК КПСС: «Журналы призваны полнее отражать художественный опыт союзных и автономных республик, уделять внимание качеству перевода произведений братских литератур на русский в другие языки народов СССР, содействовать дальнейшему сближению и взаимообогащению культур социалистических наций, идейному и политическому сплочению советского многонационального общества, укреплению дружбы народов стран социалистического содружества».

Тут ведь прямо названы те направления, которыми можно поверять степень активности и единства нашей многонациональной критики.

«Полнее отражать…» – это не просто повторяющийся лозунг. Это действительно сейчас насущная потребность. Мы должны отчетливо видеть всю гигантскую ширь нашего литературного процесса. Видим ли? Нет. На писательских съездах, на встречах, на обсуждениях конкретных работ наших критиков упрек в узости «охвата» звучит почти всегда. Не то чтобы большее число писателей похваливать, нет, процесс видим неполно, смотрим на него узко! Оттого и писателей-то иные наши критики знают мало, даже иногда и перечислить затрудняются, особливо не из своей или соседней литературы, раз-два и обчелся, ведь так вот бывает…

– Юрий Иванович, в приведенной вами цитате из постановления ЦК КПСС прозвучала и такая рекомендация: «уделять внимание качеству перевода…». Кажется ли вам удовлетворительным состояние критики переводов?

– Это вопрос больной, и обсуждается он десятки лет. Критики переводов – постоянной, оперативной, систематической – у нас по существу нет. На Седьмом всесоюзном съезде писателей снова прозвучали такого рода жалобы из уст писателей-переводчиков и тех редких критиков, которые все же занимаются анализом переводческого творчества. И эта сторона дела тоже говорит за то, что критика еще должна стать, еще не в полной мере стала единой многонациональной.

А много ли мы сможем назвать критиков, которые умеют привлекать опыт писателей из социалистических стран в совокупности, «симбиозе» с нашим собственным литературным опытом? Нет! В. Огнев… П. Топер… Л. Теракопян… Л. Новиченко… Г. Ломидзе… В. Кубилюс… С большим интересом я прочитал серьезную книгу киевского ученого Г. Вервеса о Рыльском, о связях этого замечательного поэта (типологических и контактных) с поэтами социалистических славянских стран… С глубоким уважением хочется отметить наших специалистов, посвятивших свою работу словацкой и чешской, польской, кубинской, болгарской, венгерской литературам, литературе ГДР и т. д. Ну, а критиков, специализирующихся на нашей литературе и видящих совокупность литературных явлений стран социалистического содружества, еще очень мало. Вряд ли, пожалуй, я назову имена критиков, которые «представляли» бы в этом отношении все наши республики.

– В постановлении, которое мы не раз уже упоминали, говорится о необходимости сближения и взаимообогащения культур социалистических наций и народностей нашей страны. Как конкретно литературно-журнальная критика способствует выполнению этой задачи?

– Конечно, здесь у нас есть большие достижения. О книгах такого рода часто пишут «Вопросы литературы». Посмотрим на журнальную периодику. За последнее время в журналах стало печататься больше статей и рецензий, посвященных анализу произведений писателей братских советских народов. Это безусловно. Но дело ведь не только в количественном увеличении, наращивании интереса центральных журналов к нашим братским литературам, хотя и оно важно. Нам нужен новый, сегодняшний уровень критико-аналитического учета того материала, который дают наши братские литературы. В содержательном диалоге «Это десятилетие» А. Бочарова и Е. Сидорова, который был напечатан в «Новом мире» (1982, N 2), звучит мысль, относительно которой уважаемые критики как раз не спорят. «…Теперь, – говорит А. Бочаров, – уже просто невозможен сколько-нибудь серьёзный разговор о литературном процессе без учета достижений и особенностей советских национальных литератур». И Е. Сидоров вполне с ним солидарен: «…Нам действительно никак не обойтись без сравнительно-типологического изучения художественных явлений во всех наших братских литературах, а дальше – литератур социалистических стран, всего мирового литературного процесса».

Тут и возникает вопрос: а много ли критиков в каждой из наших литератур активно включают в свои работы, используют в них опыт сегодняшней единой многонациональности? И достаточно ли в каждой из них критика выступает пропагандистом достижений всех остальных?

В России издавна существует подобная традиция, и таких критиков, в общем-то, немало, хотя молодежи значительно меньше, чем хотелось бы. Традиционно много таких критиков и на Украине. Особо хочется подчеркнуть сознательную установку на «включение» инонационального опыта в анализ собственного, украинского у журнала «Радянське літературознавство»: чувствуется, что редакция последовательно ориентирует своих авторов на расширение их кругозора, на внимание к оправданным параллелям и сопоставлениям. Так работают известные критики: Л. Новичевко, К. Волынский, Г. Сивоконь, В. Дончик, М. Ильницкий, Н. Жулинский, В. Беляев и др. Свойственно это и молодым украинским критикам, так сказать, «аспирантам в критике», которых журнал щедро публикует. С радостью отмечу, что рост интереса не только к «своей» литературе прослеживается и в белорусской критике. Естественные сопоставления и параллели характерны для недавних книг таких белорусских авторов, как Н. Гилевич и И. Науменко, А. Адамович и В. Коваленко, А. Вертинский и О. Лойко. Я назвал имена «двуединых» авторов:

Цитировать

Суровцев, Ю. Советская литературная критика – единая многонациональная… / Ю. Суровцев // Вопросы литературы. - 1982 - №12. - C. 208-224
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке