Не пропустите новый номер Подписаться
№2, 1989/Книжный разворот

Сопротивление

Виталий Семин, Что истинно в литературе. Литературная критика. Письма. Рабочие заметки, М., «Советский писатель», 1987, 400 с.

Без этих двух романов можно было бы говорить о месте ростовчанина Виталия Семина в литературном процессе 60- 70-х годов, постановка же вопроса о его месте в отечественной культуре звучала бы по меньшей мере дискуссионно; но книги Семина «Нагрудный знак «OST» и незаконченная «Плотина» (о пребывании автора в немецком рабочем лагере в 1942 – 1945 годах) стали, я бы сказал, необходимой частью отечественной прозы нашего века. Они, я убежден, выдерживают испытание любым контекстом. Думаю, что жизнь их в нашем литературно-общественном со-

знании будет очень долгой и продуктивной. Поэтому представляют интерес все стороны писательской работы Семина: письма, статьи, рабочие заметки и внутренние рецензии (к этим последним Семин относился так же ответственно, как и к оригинальному творчеству). Поэтому «Что истинно в литературе» – книга неизбежная. Ее появление был о подготовлено небольшой по объему книжечкой «Рабочие заметки»1, структура которой отчасти предвосхищает структуру рецензируемого сборника. «Рабочие заметки» были пробным шаром.

Не стану специально останавливаться на внутренних рецензиях Семина. Он был внутренним рецензентом журнала «Новый мир» со второй половины 60-х и до середины 70-х годов. «…Эти внутренние рецензии канализируют мою профессиональную страсть печататься… – признавался Семин в одном из писем. – Замечательный способ откачивать вредную энергию многих литераторов. Сколько таких рецензий уже написано! Теневая критическая литература!» (стр. 223). Этот его писательский опыт достаточно проанализирован в статье И. Борисовой2 и в предисловии И. Дедкова к рецензируемому сборнику. Мое внимание привлекло эпистолярное наследие писателя: некоторые из опубликованных писем просто неоценимы с точки зрения уяснения семинского мировоззрения, его отношения к жизни, к творческому акту, к писателям-современникам.

Тут необходимо небольшое отступление.

Сразу после выхода книги «Что истинно в литературе» появилась публикация его писем в «Новом мире»3, многое из этой журнальной подборки уже было воспроизведено в книге, но такое дублирование вполне оправданно. Дело не только в разнице тиражей: у книги – 3200, у журнала – более миллиона. Главное, что в «Новом мире» отчасти восстановлены купюры в тексте писем Семина. Например, в книге читаем письмо Ю. О. Домбровскому от 28 февраля 1970 года: «Я знаю, что у тебя отношения с «Новым миром» были непростые, да и у меня было не все просто, – что-то печатали, чего-то не печатали, но ведь дело не в этом. Теперь-то видно, что это были за люди, целая литературная эпоха с ними связана». Затем отмечена купюра. Далее: «Не верится что-то мне, что у нас после «Нового мира» может объявиться что-то интересное» (стр. 227). В журнале читаем пропущенную фразу: «В 1866 году закрыли «Современник», в 1868 начались «Отечественные записки»4. Писательская мысль восстановлена. Чем пропущенное предложение мешало, бог весть. Другой пример. В письме А. Л. Каштанову от 19 февраля 1974 года читаем: «По каким-то причинам антифашистская повесть (то есть «Нагрудный знак «OST». – А. В.) вызывает настороженность. <<i>…> За это время она сильно выросла. От трех до тринадцати листов» (стр. 258). Пропущенную в середине фразу тоже восстанавливаем по журналу: «Вам знакомо такое выражение – неконтролируемый подтекст?»5 Ну, тут причины купирования текста более ясны. Еще пример из того же письма. По книге: «Для меня это уже большой объем. Я готов на нем остановиться. Дело за редколлегией <…>» (стр. 258). В журнале последнее предложение читается так: «Дело за редколлегией и цензурой»6. Тут уже все просто: в те годы, когда сборник медленно готовился к печати, само существование цензуры в нашей стране было окутано непроницаемой тайной. Примеры можно было бы умножить.

Теперь – собственно о письмах.

Все, написанное Семиным, основано на личном жизненном опыте, он и адресатов своих призывает не растрачивать зря драгоценные запасы пережитого (см. письмо Л. А. Левицкому от 22 декабря 1974 года – призыв записывать в дневник происходящее в редакции «Нового мира»). Семин в своем творчестве и, судя по всему, в жизни был неизменно внимателен к жизненной норме, к нормальному человеку (хотя бы и в ненормальных обстоятельствах). Поэтому он чутко подхватывает чужие свидетельства, подтверждающие его позицию. Так, рассказывая жене в письме от 31 декабря 1976 года, что он читает воспоминания Берберовой, Семин отмечает: «…жизнь часто сводила ее с людьми странными, болезненными… Они неинтересны, пишет она. Их поведение закреплено. Предсказуемо. Нормальный человек многообразней (подчеркнуто мной, – А. В.). Совесть и чувство долга заставляют его каждый раз определяться в меняющихся ситуациях» (стр. 323).

  1. Виталий Семин, Рабочие заметки, М, 1984. []
  2. И. Борисова, Уроки чтения. – «Новый мир», 1986, N 4.[]
  3. В. Семин, Страницы из переписки последних лет. – «Новый мир». 1988, N 1.[]
  4. »Новый мир», 1988, N 1, с. 214. []
  5. Там же. []
  6. «Новый мир», 1988, N 1, с. 214. []

Цитировать

Василевский, А. Сопротивление / А. Василевский // Вопросы литературы. - 1989 - №2. - C. 225-230
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке