№8, 1983/Идеология. Эстетика. Культура

Шпенглер и война (Историософское эстетство в свете современного опыта)

Борьба идей, развернувшаяся на мировой арене, характеризуется сегодня невиданной остротой и размахом. Острота этой борьбы определяется глубиной и насущностью проблемы, стоящей в ее эпицентре. Размах – тем обстоятельством, что эта проблема касается буквально всех людей, живущих на земле. Проблема эта – быть или не быть термоядерной войне, то есть, если не мудрствовать здесь лукаво, – быть или не быть человечеству.

Но в том-то и заключается коварный парадокс, угрожающий людям самыми роковыми последствиями, что как раз там, где «мудрствовать лукаво» и бессовестно, и бесчеловечно, вновь и вновь пытаются утопить в море слов простую суть дела: термоядерная война – это самоубийство человечества.

В этой ситуации особенно важно вскрыть теоретически – и развенчать с точки зрения нравственной – разнообразные механизмы, с помощью которых милитаристская империалистическая пропаганда пытается «приучить» западную публику к перспективе глобальной ядерной катастрофы. А механизмы эти далеко не всегда так вопиюще примитивны, как они предстают в изделиях массовой идеологической продукции, создаваемой по старому испытанному методу: чем невероятнее ложь, тем вероятнее, что в нее поверят.

Если для одной (массовой) категории публики фабрикуются разнообразные успокоительные мифы – скажем, насчет возможности «чисто тактического» применения термоядерного оружия, «ограниченной ядерной войны» и т. д.

Цитировать

Давыдов, Ю. Шпенглер и война (Историософское эстетство в свете современного опыта) / Ю. Давыдов // Вопросы литературы. - 1983 - №8. - C. 76-113
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке