№1, 1969/Обзоры и рецензии

«Сатирикон» и сатириконцы

Л. Евстигнеева, Журнал «Сатирикон» и поэты-сатириконцы, «Наука», М. 1968, 456 «р.

Еще совсем недавно о знаменитом в свое время предреволюционном сатирическом журнале «Сатирикон» и о его довольно многочисленных авторах у нас вспоминали крайне редко, лишь от случая к случаю. Было к тому немало причин, и одна из них – бесславный конец журнала, который, как и подавляющее большинство буржуазных печатных органов, крайне враждебно встретил Великий Октябрь и в 1918 году прекратил свое существование. В первые годы после революции мало кого интересовала судьба вчерашних сатириконцев, в большинстве своем оказавшихся за границей, хотя книги наиболее талантливых из них – А. Аверченко и Тэффи – неоднократно переиздавались у нас в 20-е годы, а сборник первого из этих авторов «Дюжина ножей в спину революции» получил, как известно, оценку В. И. Ленина.

По-настоящему научное исследование и публикация наследия сатириконцев (в первую очередь поэтического) начались у нас в 60-е годы, когда в Большой серии «Библиотеки поэта» вышел объемистый том стихотворений самого талантливого из всех печатавшихся в «Сатириконе» поэтов – Саши Черного, а затем несколько меньшая по объему книга «Поэты «Сатирикона», которая объединила избранные произведения десяти других постоянных авторов журнала. В обоих этих изданиях в качестве составителя, автора вводных статей, биографических справок и комментариев выступила Л. Евстигнеева. Немало интересных материалов, связанных с деятельностью поэтов-сатириконцев, было введено ею в научный оборот, немало забытых или вовсе не известных произведений включено в оба издания «Библиотеки поэта».

И вот теперь вышла книга Л. Евстигнеевой «Журнал «Сатирикон» и поэты-сатириконцы» – первая монографическая работа, посвященная истории журнала и анализу творчества наиболее видных поэтов, печатавшихся в нем на протяжении его десятилетнего существования.

Монография Л. Евстигнеевой привлекает и подлинной научностью, и той живостью изложения, которая отнюдь не противоречит научности. Анализ творчества наиболее видных поэтов-сатириконцев не только не проигрывает, но значительно обогащается от того, что тесно связан с живым и заинтересованным рассказом об их личных, человеческих судьбах. Характерно, что и начинается книга с непринужденного описания первого появления в редакции старого юмористического журнала «Стрекоза» никому тогда еще не известного Аркадия Аверченко, который вскоре реорганизует изжившее себя издание в блистательный, особенно в первые годы своего существования, «Сатирикон».

История этого журнала прослежена в тесной связи с общественно-политической жизнью страны, и в этом несомненная заслуга автора. Как бы ни складывались судьбы отдельных сатириконцев, общая эволюция их творчества, да и журнала в целом, от политической оппозиции царизму в начальный период существования «Сатирикона» до враждебного отношения к Великому Октябрю, отражает эволюцию определенных кругов российской либеральной интеллигенции, проделанную за «самое позорное» в их жизни, по известному определению М. Горького, десятилетие.

Хорошо отдавая себе отчет в идейной противоречивости и художественной неравноценности поэтического творчества сатириконцев, Л. Евстигнеева тем не менее умело находит в наследии каждого из них наиболее значительные произведения, представляющие интерес и для сегодняшнего читателя. Подвергая последовательному рассмотрению весь творческий путь таких поэтов, как Саша Черный, Петр Потемкин, Валентин Горянский и Василий Князев, сообщая при этом много новых фактов, связанных с их литературными и личными, человеческими судьбами, автор главное внимание уделяет тому, что было создано, ими в период расцвета их творчества.

Большая работа проделана Л. Евстигнеевой по выявлению поздних эмигрантских произведений П. Потемкина, Саши Черного, В. Горянского. Анализируя, порой довольно подробно, наиболее интересные из этих произведений, исследователь наглядно раскрывает их идейную и художественную ущербность, порожденную отходом их авторов от прогрессивных идей своего времени, отрывом от родины. Только один из четырех видных поэтов-сатириконцев – Василий Князев представляет в этом смысле исключение. Примкнувший после Октября, в отличие от своих былых сотоварищей, к лагерю революции, он именно в последующие годы создал свои лучшие произведения. «Путь Князева показателен, – справедливо пишет Л. Евстигнеева, -ибо, порвав с либеральным лагерем, поэт испытал небывалый творческий взлет, не знакомый ни одному сатириконцу-эмигранту. Саша Черный, Потемкин, Горянский были талантливее Князева, однако их талант медленно глох на чужбине в то время, как Князев, породнившись с революционным народом, создавал свои лучшие произведения» (стр. 315).

Немало внимания уделено в книге взаимоотношению Маяковского с поэтами «Сатирикона». В специальной главе «Сатириконство и революционная сатира В. Маяковского» рассказывается об участии великого русского поэта в популярном сатирическом журнале, приводится целый ряд интересных сопоставлений и параллелей между Маяковским и сатириконцами. Однако этот раздел книги не свободен от отдельных случайных и малоубедительных аналогий. Едва ли, например, можно согласиться с тем, что строки Маяковского Морей неведомых далеким пляжем

идет луна –

жена моя…

«по общему звучанию и основной мысли близки к стихотворению Вознесенского «Моей жене»:

Моя далекая жена,

Мой сон дневной и явь ночная,

Чужой толпой окружена,

Ты и в толпе всегда одна,

Лишь мне таинственно родная.

 (стр. 412).

Смелой образности Маяковского никак не соответствуют банальные и но мысли, и по художественному воплощению строки стихов А. Вознесенского.

Вряд ли мог повлиять «Кинематограф «Сатирикона» – серия рисунков в жанре народного лубка со стихотворными подписями – на «ростинские» плакаты Маяковского или лубки, выполненные им в 1917 году для издательства «Парус». За несколько месяцев до появления сатириконского «кинематографа» (январь 1915 года) Маяковский, в те дни еще не сотрудничавший в журнале, выступил (в августе – октябре 1914 года) с аналогичными лубками на те же темы империалистической войны. Следовательно, если уж кто на кого влиял, то не «Сатирикон» на Маяковского, а как раз наоборот – Маяковский на «Сатирикон».

Несмотря на эти малоубедительные параллели, в целом глава о взаимоотношениях предреволюционного Маяковского с «Сатириконом» представляет несомненный интерес. Любопытны, в частности, указания на связь содержания ряда стихотворений поэта с темами «специальных» номеров журнала (о взятке, о прессе и сатире, о Петрограде и т. д.), с произведениями других сатириконцев – прозаиков и поэтов, затрагивавших аналогичные сюжеты.

Значительное место в своей работе отводит Л. Евстигнеева анализу особенностей художественной формы произведений поэтов-сатирикоицев. Она подробно характеризует и «бичующий, нарочито грубоватый стиль Саши Черного», и «внимание к звуковой стороне слова, напевность стиха, возвышенную туманную фразеологию», присущие Петру Потемкину, и нарочитое простодушие «провинциальной музы» Валентина Горянского, и бойкую частушечность Василия Князева.

Выдвинув на первый план четырех наиболее популярных поэтов-сатириконцев, Л. Евстигнеева на всем протяжении исследования уделяет известное внимание и другим поэтам, печатавшимся в «Сатириконе», – А. Бухову, Евгению Венскому, В. Воинову, Сергею Горному, Красному, И. Пруткову, Тэффи. Образцы творчества каждого из этих поэтов были представлены в вышедшем в Большой серии «Библиотеки поэта» сборнике «Поэты «Сатирикона», и обращение к ним в специальном исследовании вполне оправдано. Жаль только, что ни в сборнике, ни в книге Л. Евстигнеевой не нашла должного освещения сатириконская поэзия одного из создателей журнала – художника А. Радакова, который не только графически иллюстрировал знаменитые «Гимны» Маяковского, но и в своих сатирических стихах был в известной мере предшественником их. Хотелось бы также узнать, хотя бы в самых общих чертах, об участии в журнале будущих видных советских писателей А. Грина (он печатал в «Сатириконе» стихи), И. Эренбурга и особенно С. Маршака, для которого сотрудничество в популярном еженедельнике было одним из начальных этапов его поэтической работы.

Л. Евстигнеева использует большой фактический материал, привлеченный из редких периодических изданий, русских и зарубежных, из мемуарных книг и ив архивных фондов.

Нигде не загромождая книгу, материал этот интересен и полезен, так как в большинстве случаев привносит новые ценные штрихи и оттенки даже в хорошо известные факты литературной жизни начала века. В отдельных же случаях разыскания Л. Евстигнеевой помогают увидеть в новом свете судьбы некоторых авторов «Сатирикона». Так, например, документально опровергая даты рождения и смерти Валентина Горянского, указанные во втором томе Краткой Литературной Энциклопедии, автор не только сообщает верные даты жизни поэта (1886 – 1944), но и характеризует деятельность некогда известного сатириконца в последние четыре года его жизни. Оказывается, в отличие от Ивана Бунина и многих других писателей-эмигрантов, решительно отвергавших всякие предложения сотрудничать в профашистских листках, издававшихся на территории Франции, В. Горянский запятнал себя участием в одном из них. Таков печальный конец одного из бывших сатириконцев.

В использовании богатого фактического материала исследовательница, как правило, предельно точна. И все же хотелось бы указать на отдельные погрешности и промахи, замеченные в книге и нуждающиеся в исправлении.

Пьеса из репертуара «Кривого зеркала»»Гастроль Рычалова» написана не А. Аверченко, как об этом сказано на стр. 374, а А. Манцениловым (псевдоним М. Волконского), книга «Стихи (а не письма) Энжелики Сафьяновой» принадлежит не И. Эренбургу (стр. 404), а Л. Никулину. Издатель журнала «Аполлон» С. Маковский был критиком, поэтом-дилетантом, но не художником (стр. 118), И. Бунин в созданной накануне революции шовинистической газете «Русская воля» не участвовал (стр. 122), инициалы упомянутого на стр. 65 нововременца Буренина – не Н. Е., а В. П. (Виктор Петрович), Гершензона – не М. М., а М. О. (стр. 265).

Список сотрудников «Сатирикона», ставших советскими литераторами, следовало бы несколько пополнить. Из поэтов-сатириконцев, неоднократно упоминаемых на страницах книги, в советской печати выступали, кроме названных автором, еще Н. Агнивцев и А. Вознесенский.

Книга Л. Евстигнеевой кладет начало серьезному исследованию до сих пор еще, к сожалению, малоизученной журнальной сатиры предоктябрьской эпохи.

Цитировать

Афанасьев, В. «Сатирикон» и сатириконцы / В. Афанасьев // Вопросы литературы. - 1969 - №1. - C. 212-214
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке