№2, 1968/На темы современности

Решает дело проза

Несмотря на то, что «Юности» идет всего тринадцатый год, журнал уже имеет свою историю. Условно говоря, в ней можно различить как бы два периода: романтический, связанный с именем В. Катаева, и реалистический, начавшийся с приходом Б. Полевого…

Так или иначе тип литературно-художественного и общественно-политического ежемесячника, адресующегося молодежи, начал формироваться уже довольно давно, и удача состоит в том, что он действительно сформировался и даже создал известные традиции. Перед нами журнал, нашедший своего читателя.

Бесспорным достоинством «Юности» нужно признать разнообразие отделов. Это особенно обязательно для журнала, обращающегося к молодежи. Кроме прозы, поэзии и публицистики, мы почти в каждом номере находим «Науку и технику», «Спорт», «Среди книг», «Пылесос» (здесь мне хотелось бы отметить остроумную пародию В. Лифшица «Дело было в метро», напечатанную в одном из последних номеров журнала), «К нашей вкладке», «Дебюты» (в этом отделе было интересно рассказано, например, о начале творческой работы молодого артиста В. Ливанова и потомственного волшебника И. Кио).

Время от времени (хотелось бы, чтобы это происходило чаще) журнал печатает статьи, посвященные проблемам кино, а также изобразительного, театрального и эстрадного искусства. Запомнилась интересная, хотя, быть может, и слишком броско написанная статья В. Аксенова «Простак в мире джаза, или Баллада о тридцати бегемотах».

«Юность» не только отличается разнообразием отделов, но и умеет разговаривать с читателем. Лучшие материалы, печатающиеся в журнале, оставаясь поучительными, отнюдь не поучают. Для такого журнала, как «Юность», поучающая или назидательная интонация была бы особенно неприемлема.

Но когда речь идет о литературно-художественном журнале, то, как бы разнообразны ни были его отделы, дело решает все-таки проза. Именно прозаические произведения в конечном счете определяют лицо журнала.

Известны, правда, слова Белинского о том, что душа журнала – критика. Вероятно, по отношению к журналам, о которых говорил Белинский, это было совершенно справедливо. Если же говорить о большинстве наших журналов, то осмелюсь повторить, что для них определяющее значение имеет проза, а не критика. В самом деле, какие критические статьи мы запомнили в журнале «Знамя» за пять первых послевоенных лет? И в какой степени они определяли тогда лицо журнала? Что же касается прозаических произведений, которые – тогда печатались в «Знамени» и действительно определяли его лицо, то каждый из нас вспомнит и назовет их без всякого труда: «В окопах Сталинграда» В. Некрасова, «Звезда» и «Двое в степи» Э. Казакевича, «Спутники» и «Кружилиха» В. Пановой, «Люди с чистой совестью» П. Вершигоры, «Молодая гвардия» А. Фадеева…

Точно так же, говоря о «катаевском», или романтическом, периоде истории «Юности», мы вспомним не критические статьи, печатавшиеся тогда в журнале (хотя среди них было немало интересных), а «Продолжение легенды» А. Кузнецова, «Коллеги» и «Звездный билет» В. Аксенова, «Янтарное ожерелье» Н. Погодина, «А, Б, В, Г, Д…» В. Розова, «Хронику времен Виктора Подгурского…» и «Дым в глаза» А. Гладилина. Вспоминается и кое-что другое, скажем, повесть Н. Зелеранского и Б. Ларина «Мишка, Серега и я», дебют; В. Амлинского «Станция первой любви» и другие его рассказы: «Музыка на вокзале», «Ночной сеанс», «Мы еще вернемся за подснежниками».

Во вступительном слове В. Дмитриева сказано, что ныне «Юность» распрощалась с когда-то открытыми ею «звездными мальчиками», потому что время их прошло, а сами мальчики давно повзрослели.

Возможно, что В. Дмитриев выразился не совсем точно, и настоящими «звездными мальчиками» следовало бы называть вовсе не героев В. Аксенова, а молодых космонавтов. Не будем придираться к словам. По существу В. Дмитриев прав. Сравнительно недавно мне пришлось прочесть одну рукопись, где так или иначе варьировались темы аксеновского «Звездного билета». Автор ее – человек безусловно одаренный, но повесть его просто физически невозможно было воспринять иначе, как явный анахронизм.

Тема, открытая В. Аксеновым, себя внутренне исчерпала. Кстати, именно эта исчерпанность темы в свою очередь послужила темой романа А. Гладилина «История одной компании». Роман сурово критиковали, многие замечания были справедливы, но, мне кажется, все-таки игнорировалось главное, для чего роман писался. А писался он для того, чтобы показать, как арбатские мальчики перестают быть мальчиками, становятся мужчинами и выходят в настоящую большую жизнь. Возможно, что А. Гладилин не вполне справился со своим замыслом, но нельзя не заметить, что этот замысел был подсказан ему жизнью.

Одна из традиций «Юности» – сотрудничество в журнале писателей разных поколений. С этой точки зрения совершенно неслучайным было появление на страницах «Юности» романа Н.

Цитировать

Левин, Л. Решает дело проза / Л. Левин // Вопросы литературы. - 1968 - №2. - C. 30-35
Копировать