№2, 2016/Экспертная оценка

Разнообразными обращениями не выражаться!..

…скрипочка– это ящичек, на кото-ром натянуты кишочки, а по ним водят волосиками, и они пищат…

Ираклий Андроников.

Первый раз на эстраде

 

За что можно похвалить – так это за структуру.

Прихотливая паутина статей, изобилующих перекрестными ссылками, допускающая как чтение от начала к концу, так и странствие по лабиринтам теории от указателя к указателю (а для особо любознательных– еще и сайт в качестве бесплатного приложения). Эдакий гипертекст.

На этом плюсы, увы, заканчиваются – хазарский словарь поэзии вышел на редкость невразумительным. И дело не только в отдельных замечаниях и недочетах разной степени частности и фатальности.

Можно снисходительно улыбнуться беззастенчивым дифирамбам своему кругу и вымещению цеховых обид, становящимся, впрочем, довольно навязчивыми в заключительных параграфах.

Можно усомниться в оправданности столь частого обращения к текстам авторов условной новой волны. Тем более что составители оказывают последним медвежью услугу – цитируя их бок о бок с поэтическими титанами, они невольно обрекают своих протеже на статус паниковских при мильтонах и гомерах.

Можно посетовать на то, что, скажем, смелый экспериментатор А. Ржевский, отдельные опыты которого остаются в русской поэзии уникальными по сей день, удостоился единственного упоминания. Или на то, что интереснейшая тема метрической двойственности, позволяющей отдельные строки (Г. Оболдуев) или целые строфы (О. Чухонцев) прочесть в разных метрах, оказалась вовсе не затронутой.

Можно в недоумении развести руками, не обнаружив в разделе «Поэзия и кино» ни слова о книге Ю. Левитанского «Кинематограф». Да и неупоминание А. Алёхина в разделе «Стихотворения в прозе…» слишком отдает сведением личных счетов – не так много современных авторов регулярно обращается к этой форме, чтобы пренебрегать имеющимися. Речь не о признании заслуг, а о непредвзятом представлении литературной ситуации.

Можно попенять на произвольность отбора теоретического материала и небрежность в обращении с ним. К примеру, в параграфе «Поэтическая цитата и интертекст» понятия «центон» и «центонность» оказываются слиты в одно, а реминисценции и палимпсесту вовсе не находится места. Поэзия и стихи, к слову, тоже не разграничиваются – так и проходят через всю книгу на правах синонимов, что не просто оплошность, а грубый методологический просчет.

Можно схватиться за голову от зашкаливающего количества терминологических и фактических ошибок. То «звукопись» употребляется в значении «фоника» (с. 351), то ставится знак равенства между каламбурной рифмой и панторифмой (с. 322), то попадается нетривиальное определение («Пародия – это стратегия, направленная на воспроизведение особенностей другого текста» (с. 621)), то встречается ретрансляция досужих стереотипов с истекшим сроком годности, простительных в устах школьников, но никак не тех, кто претендует на роль наставников. Например: «»Россиада» Михаила Хераскова<…> не была признана современниками удачной» (с. 39). И не смущает авторов, что специалистами уже давно доказано прямо противоположное:

Цитировать

Саломатин, А.В. Разнообразными обращениями не выражаться!.. / А.В. Саломатин // Вопросы литературы. - 2016 - №2. - C. 22-27
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке