№5, 1981/Книжный разворот

Путь реалиста

А. М. Люксембург, Творческий путь Ч. -П. Сноу, Изд. Ростовского университета, 1979, 198 стр.

Монография А. Люксембурга о Ч. -П. Сноу – по сути, развернутый во времени портрет большого мастера литературы, анализ его сложного творческого пути от первого романа «Смерть под парусом» (1932) до романов «Недовольные» (1972) и «Хранители мудрости» (1974). Как показывает автор, Сноу выбрал дорогу реалиста и художественным словом и теоретическими работами утверждал неиссякающую плодотворность реализма в XX веке.

Большинство советских исследователей ныне считают, что после 20-х годов, которые ознаменовались возраставшим влиянием модернизма: Дж. Джойса, Д. Лоуренса, В. Вулф, – в английской литературе доминирует реализм1. Исследуя творчество и основные художественные установки Сноу, А. Люксембург на конкретном примере раскрывает само движение реалистического метода.

В книге собран и систематизирован большой фактический материал о жизни и творчестве писателя; пожалуй, в таком объеме он не был представлен ранее в других работах. Особенно тщательно воспроизведены все формы связей художника с русской классикой, а также контакты с советскими писателями. Раскрытие этой стороны творческого облика Сноу имеет важное значение не только для понимания природы его реализма. Автор монографии раскрывает политический аспект все возраставшего дружественного интереса английского писателя к советскому обществу и его духовной жизни.

Принципиальная позиция писателя, чей авторитет является общепризнанным, играла существенную роль в формировании общественного мнения Англии, где совсем не редки различные проявления антисоветизма, в частности в среде научной и художественной интеллигенции.

Немало нового внес А. Люксембург в интерпретацию отдельных произведений, особенно раннего творчества Сноу. О научно-фантастическом романе «Новые жизни взамен за старые» наша критика обычно упоминала вскользь. Автор монографии увидел в этой книге зарождение тех социально-политических взглядов Сноу, которые затем будут определять развитие действия в ряде наиболее известных романов, входящих в цикл «Чужие и братья». То же следует сказать и об анализе характеров детективного романа «Смерть под парусом». Об этом произведении писали и раньше, но как? Только лишь для того, чтобы показать художественное несовершенство этой повести и тем самым противопоставить ее всему тому, что было создано Сноу позднее.

А. Люксембург не проходит мимо недостатков «Смерти под парусом», отмечая, что в этом романе мы встречаем старых знакомых из английского детектива: глуповатого полисмена и противопоставленного ему сыщика-непрофессионала, который один способен распутать тайну убийства. Вместе с тем, как показал исследователь, ошибочно считать «Смерть под парусом» ординарным образцом детективного жанра. В произведении, считает он, четко обрисованы социальные признаки среды, в которой происходит данное убийство, а также дан анализ морального облика реального убийцы и тех, кто не совершил, но вполне был способен совершить убийство. Это важный принцип: не упустить деталей, дающих представление о становлении творческой индивидуальности художника, его реализма.

В монографии, естественно, центральное место занимает анализ главного творения Сноу – цикла «Чужие и братья», состоящего из одиннадцати романов. В решении подобной сложной задачи исследователь всегда сталкивается с большими трудностями. Эпическая картина жизни определенных слоев английского общества, духовные и философские искания, конфликты, в которые на протяжении почти полувека втянуто около двухсот персонажей, – не так-то просто все это охватить, увидеть в масштабном полотне единство и взаимодействие всех компонентов.

Создавая очерк о творческом пути писателя в целом, А. Люксембург отказался от системного анализа романов, входящих в цикл, от комплексного исследования сюжета, композиции, речевой системы каждого произведения. Видимо, это дело будущего. Он пошел по другому пути.

По традиции, автор рассматривает главным образом взаимодействие характеров, но на этом он не останавливается. В таких главках, как «По стопам Уэллса», «Опыт «прямой» и «наблюдаемый», «О технике письма», «Контрастные характеры», «Резонансы», «Рассказчик и автор», содержится сжатая, но очень важная информация о принципах построения цикла, о связях между отдельными романами, о приемах обрисовки персонажей, о позиции писателя. Его теоретические наблюдения и выводы не сведены воедино, а «прослаивают» главы, в которых анализируются общие идеи, выраженные в романах.

Исследователю, думается, удается проникнуть в «тайны» художественной системы Сноу. Приведем несколько примеров. Так, А. Люксембург впервые показал, что в пределах цикла действует не только вездесущий повествователь Элиот, но также и другие персонажи, которых он называет «сквозными» (критика обычно именует их «переходными»). На материале романов «Джордж Пэссент», «Возвращение домой», «Сон разума» он раскрывает социальные, моральные и психологические факторы, предопределившие серию поражений, а затем и банкротство Джорджа Пэссента, интеллигента, который метался между идеями социального равенства и вседозволенности. Раскрыта и композиционная функция этого персонажа, соединяющего, подобно Элиоту, отдельные части цикла, хотя и выполняющего более скромную роль в этом процессе взаимодействия.

К сожалению, в исследовании не определено значение всей системы «переходных» персонажей в формировании большой эпической формы, созданной Сноу. Что же касается Пэссента, то желательно было бы установить, почему автор постепенно оттесняет его на второй план, в то время как подобные ему персонажи (Роуз, Осбалдистон, Мартин, Элиот, Маргарет и др.) по-своему функционируют, то находясь в тени, то выдвигаясь на авансцену эпического повествования.

Наверное, нельзя ожидать, чтобы в одном исследовании был исчерпывающим образом разрешен каждый из возникающих вопросов. Важно подчеркнуть, что автор, хотя и несколько перегружает книгу фактическим материалом, подробным пересказом некоторых романов, не забывает о главной поставленной перед собой задаче: конкретно раскрыть взаимообусловленность содержания и формы в романах Сноу.

В короткой главе «О технике письма» А. Люксембург устанавливает психологические «переклички» и композиционные связи между отдельными частями повествования. Это тем более важно, что композиционные особенности цикла романов «Чужие и братья» представляют самостоятельный эстетический интерес. Автор монографии исходит из того, что созданная Сноу структура обладает не только большой художественной ценностью, но и жизнестойкостью, – ведь речь идет о возможностях большой эпической формы в век телевидения, радио, способных поглотить все свободное время у читающей публики. Он пытается обосновать свои, в общем, верные, но не раз уже встречавшиеся в работах других авторов выводы, сопоставляя «Чужих и братьев» с циклическими повествованиями, которые созданы Бальзаком, Золя, Троллопом, Прустом, Голсуорси и Фолкнером.

Поэтому более интересными представляются те выводы А. Люксембурга, которые сделаны в результате сопоставления «Чужих и братьев» с историческим процессом, с потрясениями, которые пережила Англия в XX веке и которые не могли не обнаружить историческую обреченность ее социальной структуры. В монографии подтверждена уже высказывавшаяся критиками мысль о главенствующей роли повествователя в развертывании всего цикла романов. Писали наши ученые и о том, что Элиот далеко не всегда выражает мнение Сноу, в связи с этим А. Люксембург вплотную подошел к вопросу о роли этого персонажа в последних романах. Действительно, в состоянии ли этот чиновник, ставший писателем, выполнять свою прежнюю роль? Неспособность Элиота объективно оценить многие ситуации, возникающие в «Сне разума» и «Завершениях», А. Люксембург связывает с некоторым поправением политических взглядов героя.

Поставлен в книге и вопрос о природе гуманизма Сноу. А. Люксембург тактично, без какого бы то ни было нажима наводит читателя на мысль о том, что одна из проблем, возникающих перед Сноу, – невозможность органического сочетания последовательной и принципиальной критики английской социальной системы с приверженностью к традиционным институтам существующего общественного строя. Этот вывод не формулируется в книге прямолинейно, но подтверждается разборами романов.

Однако вызывает возражение следующее заключение автора: «Его (Сноу. – И. Д.) критика западного общества довольно мягка и характерна для леволиберальной интеллигенции» (стр. 154 – 155). Думается, что этот вывод идет вразрез с тем, что говорилось о социальной направленности романов английского писателя.

Впрочем, в конце книги автор, подводя итоги своим размышлениям о мировоззрении и художественном методе Сноу, опровергает сам себя. Он замечает, что в своем творчестве писатель вбирает лучшие черты английского, русского, французского классического романа XIX века и достижения критического реализма XX века, что «становление Сноу как художника выразилось как в совершенствовании художественного мастерства, так и в углублении критического отношения (подчеркнуто мною. – И. Д.) к современной ему английской действительности» (стр. 191). Это точное определение места, которое занял Сноу в английской литературе XX века.

г. Даугавпилс

  1. См.: В. В. Ивашева, Английская литература. XX век, «Просвещение», М. 1967, стр. 131.[]

Цитировать

Дубашинский, И. Путь реалиста / И. Дубашинский // Вопросы литературы. - 1981 - №5. - C. 279-282
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке