№1, 2018/История русской литературы

«Прекрасное занятие для философа!». Об одной дневниковой записи Пушкина-лицеиста

Живет не для себя, а для людей. 10 декабря 1815 года в лицейском дневнике Пушкина появляется запись:

Вчера написал я третью главу Фатама или разума человеческого: Право естественное. Читал ее С. С. и вечером с товарищами тушил свечки и лампы в зале. Прекрасное занятие для философа! — По утру читал Жизнь Вольтера.

Начал я комедию — не знаю, кончу ли ее1 (XII, 298).

Этот отрывок не раз становился объектом пушкиноведческих штудий. Определены все упомянутые в нем произведения.

«Фатам, или Разум человеческий» — начатый Пушкиным философский роман, который, по воспоминаниям лицейских товарищей поэта, писался «по образцу сказок Вольтера» [Анненков: 22]. Под «комедией» имелась в виду незавершенная и несохранившаяся комедия в стихах «Философ»2; под «Жизнью Вольтера» — одноименное сочинение Николя де Кондорсе («Vie de Voltaire»).

Почему же, в каком смысле тушение свечей могло быть названо «прекрасным занятием для философа»? Ответ на этот вопрос позволил бы точнее реконструировать первые крупные замыслы Пушкина — «Философа» и «Фатама», — а также лучше понять представление о философии, которое начало складываться у Пушкина еще в Лицее.

Однако обнаружить какие-либо интерпретации этой фразы о тушении свечей мне не удалось. Пожалуй, такая попытка предпринята лишь в статье замечательного пушкиниста, недавно ушедшей Ларисы Ильиничны Вольперт «Пушкин и французская комедия XVIII в.» [Вольперт]. Процитировав пушкинскую дневниковую запись, исследовательница — имея в виду упомянутую следом комедию «Философ» — пишет:

Не «резвый» и беззаботный «эпикуреец», а юный «затворник», награжденный множеством комических черточек и слабостей, своеобразный мизантроп, отказавшийся от соблазнов света, скорее всего, мог стать героем задуманной комедии [Вольперт: 174].

Таким образом, тушение свечей «философом» трактуется как воплощение мизантропии и уединенности. Это не противоречит в целом тому пониманию образа философа, который возникает в пушкинской лирике того времени3.

И все же, на мой взгляд, назвав гашение свечек «прекрасным занятием для философа», Пушкин подразумевал нечто иное. В своем небольшом очерке я попытаюсь показать это, исходя из двух контекстов пушкинской записи. Прежде всего, из ближайшего — упомянутой в дневниковой записи «Жизнь Вольтера» Кондорсе — и из более отдаленного — из сообщений об Ордене Гасильника, придуманном журналом «Nain Jaune» в конце 1814 года.

«Жизнь Вольтера» была написана Кондорсе в 1787 году и включена в семидесятый том кельнского издания Вольтера. «По-видимому, — писал В. Вацуро, — к этой> биографии Вольтера Пушкин возвращался и позже. Об этом говорит не только его отличное знание ее с фактической стороны, очевидное уже из самих произведений Пушкина, — но и наличие в его библиотеке более позднего 42-томного издания Вольтера 1818-1820 гг. с полностью разрезанным первым томом, содержавшим как раз эту биографию» [Вацуро].

То, что Пушкин, начав комедию «Философ», обратился к «Жизни Вольтера», кажется закономерным4. Вольтер был для Пушкина-лицеиста ключевой фигурой, как мыслителем, так и поэтом: «поэт в поэтах первый», как он назовет его в написанном в том же году «Городке».

В отличие от самого Вольтера, порой трактовавшего понятие «философ» в ироническом ключе (особенно в «Кандиде»), для Кондорсе философы — прежде всего представители Просвещения, энциклопедисты.

…война, в которой зародилась «Энциклопедия», не прекратилась с запрещением ее издания. Ее главные авторы и сторонники, известные под именами философов и энциклопедистов, которые у врагов разума звучали как брань, были вынуждены объединиться перед лицом этих гонений5 [Condorcet: 247].

Вольтер изображен как глава (chef) философов, и сам он — философ par excellence. При этом философия Вольтера лишена какой-либо схоластики и излишней абстрактности: одно из главных достоинств своего героя Кондорсе видит в том, что Вольтер смог соединить философию с поэзией:

Поэзия одолжила ему свободу проявлять себя на поприще более широком; он показал, как можно соединить ее с философией так, что поэзия, нисколько не потеряв в прелести, возрастает к новым совершенствам, а философия, не делаясь сухой и не раздуваясь, сохраняет свою точность и глубину [Condorcet: 284].

Это соединение поэзии с философией должно было, по-видимому, заинтересовать Пушкина, начавшего своего «Философа», и вызвать в нем живой отклик. Судя по всему, это представление о том, как можно философствовать в литературе, Пушкин сохранял и позже. Тринадцать лет спустя в своем отзыве на «Бал» Баратынского Пушкин отметит «удивительное искусство», с которым Баратынский «соединил в быстром рассказе тон шутливый и страстный, метафизику и поэзию» (XI, 75), тем самым повторив то, за что Кондорсе превозносил Вольтера6.

И все же главное, что «философ» в понимании Кондорсе — борец с предрассудками и невежеством; несущественно, какими, литературными или научными, средствами он эту борьбу ведет. Философия оказывается не столько «профессией» или родом занятий, сколько гражданской позицией, образцом которой Кондорсе считал Вольтера.

Особенно жестко Кондорсе противопоставляет философов врагам прогресса — а следовательно, в понимании автора «Жизни Вольтера», и врагам человечества — «слепым приверженцам старины и тем, кто клевещет на философию» [Condorcet: 281]. «В чем состоит долг философа?» — спрашивает Кондорсе и дает следующий ответ:

Нападать на суеверия, указывать правительствам на мир, богатство и могущество как верное возмещение за законы, охраняющие свободу вероисповедания, и учить их, как не бояться святош, чье тайное влияние каждодневно угрожает покою народа… [Condorcet: 289]

Это приравнивание философии к свободомыслию и критике предрассудков Пушкин-лицеист мог найти не только у Кондорсе.

  1. Здесь и далее дневники и письма Пушкина цитируются по академическому изданию [Пушкин] с указанием в круглых скобках тома и страницы.[]
  2. Гипотезу об использовании начала этой комедии в «Послании Лиде» см.: [Абдуллаев].[]
  3. См.: [Абдуллаев: 75].[]
  4. Слово «философ» (philosophe) — одно из наиболее частотных в этой книге; вместе с производными от него (philosophie, philosophique и др.) оно встречается 127 раз.[]
  5. Здесь и далее все переводы с французского выполнены мной. — Е. А. Русский перевод «Жизни Вольтера» выходил почти полтора столетия назад [Кондорсэ]; это издание было мне недоступно. []
  6. См. также похвалу Кондорсе философским романам Вольтера: «Этот род сочинения <…> требует редкого таланта; а именно чтобы шуткой, полетом фантазии, событиями, происходящими в романе, сообщить итоги глубоких философских размышлений (d’une philosophie profonde)» [Condorcet: 241].[]

Статья в PDF

Полный текст статьи в формате PDF доступен в составе номера №1, 2018

Литература

Абдуллаев Е. Философы и «Философ» в пушкинском «Послании Лиде» // Вопросы литературы. 2016. № 3. С. 59-81.

Анненков П. А. С. Пушкин. Материалы для его биографии и оценки произведений. 2-е изд. СПб.: Общественная польза, 1873.

<Б. н.> // Le Nain jaune, ou Journal des arts, des sciences et de la littеrature. 28 Fеvrier 1815. No. 16. Р. 403-406.

Вацуро В. Э. «Вольтеровский» эпизод в биографии Пушкина // Новое литературное обозрение. 2000. № 2 (42). URL: http://magazines.russ.ru/nlo/2000/42/vacuro1.html.

Вольперт Л. И. Пушкин и французская комедия XVIII в. // Пушкин: Исследования и материалы. Т. 9. Л.: Наука, 1979. С. 168-187.

Вяземский П. А. Записные книжки (1813-1848) / Изд. подгот. В. С. Нечаева. М.: АН СССР, 1963. («Литературные памятники»).

Кондорсэ Ж. Жизнь Вольтера и др. (Европейские писатели и мыслители. Вып. VIII.) СПб.: Изд. В. В. Чуйко, 1882.

<Кюхельбекер В.> Словарь // ОР РГБ. Ф. 449. Оп. 2. Ед. хр. 13.

Майофис М. Воззвание к Европе: Литературное общество «Арзамас» и российский модернизационный проект 1815-1818 годов. М.: НЛО, 2008.

Пушкин А. С. Полн. собр. соч. в 16 тт. М.-Л.: АН СССР, 1937-1959.

Татищев С. С. Детство и юность Великого князя Александра Александровича / Подгот. текста С. С. Атапина, В. М. Лупановой; вступ. ст. Н. А. Малеванова // Великий князь Александр Александрович: Сб. док. М.: Рос. фонд культуры: Студия «ТРИТЭ»: Рос. архив: Рос. гос. ист. архив, 2002. С. 5-442.

Тургенев Н. И. Письма к брату С. И. Тургеневу. М.-Л.: АН СССР, 1936.

Cеrеmonial de la reception des chevaliers de l’ordre de l’Еteignoir // Le Nain jaune, ou Journal des arts, des sciences et de la littеrature. 25 Janvier 1815. No. 9. Р. 99-102.

Condorcet. Vie de Voltaire // Voltaire. ˜uvres complftes. Texte еtabli par L. Moland. 50 vol. Vol. 1. Paris: Garnier Frfres, 1877. P. 189-292.

Dumarsais D’Holbach>. Essai sur les prеjugеs, ou De l’influence des opinions sur les moeurs et sur le bonheur des homes. 9 еdition. Paris: Niogret, 1822.

Еteignoir // Dictionnaire de la langue fran» aise, par Е. Littrе. 4 Tomes. T. 2. Paris: Hachette, 1874. P. 1515. URL: www.littre.org/definition/%C3%A9teignoir.

Fondation de L’ordre des Chevaliers de L’Еteignoir // Le Nain jaune, ou Journal des arts, des sciences et de la littеrature. 25 Dеcembre 1814. No. 3. Р. xIix-Iiii.

L’ordre l’Еteignoir. Statuts Organiques // Le Nain jaune, ou Journal des arts, des sciences et de la littеrature. 5 Janvier 1815. No. 5. Р. 6-8.

Nominations de l’ordre de l’ Еteignoir // Le Nain jaune, ou Journal des arts, des sciences et de la littеrature. 25 Fеvrier 1815. No. 13. Р. 205-207.

Цитировать

Абдуллаев, Е.В. «Прекрасное занятие для философа!». Об одной дневниковой записи Пушкина-лицеиста / Е.В. Абдуллаев // Вопросы литературы. - 2018 - №1. - C. 40-52
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке