№4, 1994/XХ век: Искусство. Культура. Жизнь

Поэт – свободен

Признаюсь, отдельные рекомендации господ критиков относительно того, какую судьбу поэту иметь предпочтительнее, как ему писать стихи, чего желать и на что надеяться, впечатляют. Особенно перспектива лагеря, предложенная Серго Ломинадзе: если колесо истории, гуманности ради, не раздавит строптивого виршеписца «всмятку», а так только – прокатится малость и чуть лишь попримнет, сия острастка может принести много плода. Да и то – при минимуме «лирического произвола и эмоционального выплеска», как предписывает критик Игорь Шайтанов. И – чтоб никаких надежд: оставь надежду, всяк сюда входящий! Баратынский, вон, и тот был в литизоляции, а у Вяземского первый сборник стихов вышел в семьдесят лет.

А то Рейн, ишь разомлел: шесть книг выпустил в перестройку, а еще сетует, что рецензий на него нет, в Дудина метит, Грушницкого напоминает. Ужо тебе, Евгений Борисович! Мечтал ты, мечтал, что когда-нибудь наступят «золотые», нормальные времена, когда в тебе увидят наконец-то поэта, а не окололитературного персонажа, и дело дойдет до твоих стихов, и их прочтут, и откликнутся, и поставят их в контекст русской поэзии, да уж больно дерзко, оказывается, ты взмывал со своими надеждами, и критик Владимир Новиков тебя даже в апостольское? зодиакальное? число двенадцати современных поэтов не включит, хотя, наверное, он и тебе кричал в хмельном застолье: «Это гениально, Женя!»

Боже мой! Как глухи мы стали, господа, как плоски, не говоря о том; что ленивы и нелюбопытны. Как развратила нас советская действительность с ее ритуальностью, с ее «ролевыми» местами и персонажами. Помню, как в оные годы, пробегая по двору, редактор крикнул мне на ходу: «Мы ваши стихи, Олесечка, очень любим, но у нас на этот год план по эстетам выполнен – мы Кушнера уже напечатали!» У нас сейчас тоже нечто вроде этого:

Цитировать

Николаева, О. Поэт – свободен / О. Николаева // Вопросы литературы. - 1994 - №4. - C. 17-19
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке