№1, 1982/Литературная жизнь

Обретения. Проблемы. Задачи (К 10-летию постановления ЦК КПСС «О литературно-художественной критике»)

1

Прошедший год ознаменован событием всемирно-исторического значения – состоялся XXVI съезд КПСС, определивший магистральные задачи коммунистического созидания, борьбы за мир во всем мире. Решения съезда учат глубокому, масштабному подходу ко всем явлениям жизни, дают замечательные уроки политического, социального мышления.

В свете решений высшего партийного форума проходила работа Седьмого съезда писателей СССР. Воодушевленные высокой оценкой их труда, поставленными большими целями, советские литераторы с гордостью говорили о социалистическом образе жизни, неустанной заботе о человеке труда, его счастье и благосостоянии, о советской Программе мира. Свой благородный долг писатели видят в том, чтобы художественно отображать коммунистическую новь, помогать партии формировать нового человека, бороться со всем, что мешает движению вперед. Документы Седьмого съезда, весь ход обсуждения поднятых на нем вопросов демонстрируют твердое стремление добиться значительных творческих побед, преодолеть имеющиеся недостатки, порадовать народ, партию новыми художественными открытиями.

Залог плодотворной литературной деятельности – прочное идейно-политическое единство советских писателей, тесно сплоченных вокруг Коммунистической партии, неуклонно следующих ее курсу в области художественного творчества. В социалистическом обществе осуществилось ленинское предначертание: литературное дело воистину стало частью общепартийного, общенародного дела. Писатели – активные участники деяний и помыслов сограждан, в них народ видит своих соратников в задуманном и свершаемом. И живут, действуют литераторы не в одиночку, а в тесном профессиональном содружестве (в 1982 году исполняется 50 лет с того дня, когда партией было решено создать единый Союз писателей). Сила писательских организаций в том, что они включены в систему социальных институтов нашего общества. В едином строю, своими специфическими средствами различные общественные организации страны под руководством партии участвуют в выполнении общих задач. Этим обеспечена столь необходимая художнику тесная связь с реальной действительностью и возможность активно вторгаться в нее. Плоды – налицо. В Отчетном докладе ЦК КПСС XXVI съезду сказано: «…В том, что духовная жизнь советского общества становится все более многообразной и богатой, – бесспорная заслуга наших деятелей культуры, нашей литературы и искусства».

Ленинские принципы ведения литературного дела, получившие глубочайшее развитие в документах XXVI съезда КПСС, осуществляются у нас последовательно и неуклонно. Только за последние годы были приняты принципиально важные постановления ЦК КПСС: «О литературно-художественной критике», «О дальнейшем улучшении идеологической, политико-воспитательной работы», «О работе с творческой молодежью». Они настойчиво нацеливают всех идеологических работников на активность в обогащении духовной жизни общества.

Это полностью относится и к литературной критике. Отмечая 10-летие постановления ЦК КПСС «О литературно-художественной критике», предстоит всесторонне – совместными усилиями писательских организаций, научных учреждений, прессы – рассмотреть работу нашего «цеха». При этом необходимо исходить из того, что постановление ЦК связывает центральные задачи критики с «возрастающей ролью художественной культуры в коммунистическом строительстве».

Выполнение этих задач определило литературно-критическую деятельность истекшего десятилетия. Многое достигнуто, многое еще предстоит сделать, но плодотворность пути, которым идет критика, бесспорна. «Достижения критики несомненны и значительны», – писал в посвященной ей статье первый секретарь правления СП СССР Г. Марков. Принципиальным вопросам литературно-критической деятельности уделено большое внимание и в его докладе на Седьмом съезде писателей СССР. Он особо подчеркнул, что «критика стала активнее, влиятельнее, и не только в литературе, но и в других сферах духовной жизни общества. Место критики, ее положение как составной части литературы возросло, окрепло, увеличилась ее роль во всем художественном творчестве».

Рост влияния критики на духовную жизнь общества, увеличение ее роли в художественном творчестве – свидетельство положительных сдвигов. Вместе с тем это и обязательство смелее идти дальше в том же направлении, эффективнее сопоставлять литературное творчество с жизнью, помогая партии делать ее еще светлее, ярче, духовно богаче, способствуя новым художественным победам.

Думается, есть смысл обстоятельнее поразмышлять об усилении социальной роли критики, не перечисляя скрупулезно в данном случае всех плюсов и минусов на каждом участке ее деятельности. На первый план при этом вновь выдвигается никогда не утрачивающее своего значения триединство: жизнь – литература – критика.

2

Теперь, пожалуй, недостаточно повторять справедливую аксиому: литература не должна отставать от жизни. Строители коммунизма, постигая законы объективного развития, эффективно воздействуют на него, партия прививает советским людям такое бесценное качество, как социальная активность. О всем движении народной жизни, глубинном содержании эпохи, о самоотверженной работе партии и народа по разрешению сложнейших проблем века мудро и доверительно рассказано в трилогии Л. И. Брежнева, его «Воспоминаниях». Эти произведения – великолепный ориентир в литературном труде. Они вдохновляют художников на глубокие обобщения, зовут быть на острие социально-этической проблематики эпохи.

Такая цель поставлена перед литературой и искусством на XXVI съезде КПСС: «Партия приветствует свойственные лучшим произведениям гражданский пафос, непримиримость к недостаткам, активное вмешательство искусства в решение проблем, которыми живет наше общество. Помните, как писал Маяковский: «Я хочу, чтоб в дебатах потел Госплан, мне давая задания на год». И нас радует, что в последние годы в литературе, кино и театре поднимались такие серьезные проблемы, над которыми действительно не мешало бы «попотеть» Госплану. Да и не только ему».

Над тем, как ставит и решает общезначимые проблемы литература, предстоит «попотеть» и критике. Значит, естественно подумать о том, что сделано и что предстоит сделать для укрепления ее связей с действительностью и для углубления методологических принципов сопоставления жизни и литературы.

Постановление ЦК КПСС, принятое десять лет назад, поставило эти вопросы во всем их значении. Литературная общественность приняла на вооружение программные требования партии. Не раз, и весьма откровенно, говорилось, говорится об уязвимости статей и книг, далеких от реальных требований времени, о творческой бесплодности, на которую обрекает себя автор, замыкающийся в узколитературном ряду. Ему не по силам понять проблемы, поставленные стремительным социальным развитием, художнически исследуемые писателями, а тем более воздействовать на направление этого исследования.

А именно это требуется от критики! Она призвана – на материале литературы – выдвигать назревшие проблемы в центр общественных обсуждений, помогать и читателям и писателям осмыслить их существо и пути решения.

Как известно, писательские организации настойчиво углубляют и совершенствуют формы и способы связи с общенародной жизнью. Оправдала себя практика все более широкого включения в нее критиков, это одна из предпосылок улучшения всей их работы. Еще предстоит расширять круг общественно активных критиков, настойчивее заботиться о том, чтобы итогом поездок, читательских встреч и т. п. была литературная «отдача». Но «затворников» становится все меньше. Заметно повышается роль критики в общественно-литературной жизни современности. Расширяется арсенал литературно-критической деятельности.

Разумеется, сохраняют свое значение надежные инструменты работы критиков – проблемные статьи, книги; в лучших из них литература рассматривается в свете актуальных проблем современности. Это рассмотрение заметно стимулируется такими хорошо зарекомендовавшими себя формами коллективных суждений, как творческие конференции. Напомним о некоторых из них. В Тюмени завязался оживленный разговор о людях великих строек века и отображении их в литературе. В Шушенском – о художественной Лениниане. С темой алма-атинской творческой конференции «Осуществление аграрной политики КПСС и задачи современной литературы в изображении тружеников советского села» соотносилась, дополняя ее, тема харьковской – «Ведущая сила в строительстве коммунизма» (об изображении рабочего класса). О таких определяющих социалистическое искусство началах, как интернационализм, героика борьбы и труда, содержательно говорили участники конференций в Баку и Владивостоке.

В чем смысл подобных, как принято их называть, акций? Именно в том, что они приковывают всеобщее внимание к коренным проблемам общественно-литературного развития и тем самым воздействуют на него, причем не директивно, а творчески. Они содействуют повышению всего нашего идейно-художественного тонуса.

На конференциях происходит объединение сил теоретиков и практиков литературы, а также передовиков труда, ученых, партийных и советских работников. Уже привычен диалог нового типа: партийная, общественная мысль будит и мысль художественную, раздвигает горизонты творческого сознания писателей, а литература со своей стороны способствует углублению мышления читателей, их эстетическому воспитанию. Зримое проявление той встречи культуры и труда, о которой как о замечательном завоевании социализма говорил Л. И. Брежнев!

Не отчетности ради перечисляю конференции. Их организация и проведение в значительной мере лежат на плечах критиков. Им поручается ряд докладов, они во многом направляют ход дискуссии, теоретически оснащают ее. При этом немало узнают о процессах текущей жизни, о переменах в людях – героях художественных произведений. Сама форма диалога означает, что критики не отказываются от специфических, именно им присущих способов постижения действительности – как реальной жизни народа, так и ее художественного воплощения. Напротив, живой контакт с людьми труда, ощущение напряженного ритма коммунистического строительства помогают критике полнее проявить ее свойства.

Перечитывая книгу «Содружество литературы и труда», в которой собраны материалы творческих конференций, убеждаешься, сколь плодотворны дискуссии, которые можно назвать общественно-литературными. Ведь исследование художественного мира становится под пером наших наиболее интенсивно работающих коллег органическим поводом к раздумью над диалектикой развития зрелого социалистического общества. Развитие литературы соотносится с развитием самой жизни, с теми идеологическими задачами, которые ставит перед нами партия, с эстетическими исканиями современности.

И еще одно обстоятельство немаловажно. Выводы, которыми завершаются дискуссии подобного рода, не что-то готовенькое. Шли напряженные искания, зачастую споры. Но – не келейно, не в замкнутой литературной среде, а перед общественно активной аудиторией, и это требовало большей ответственности в размышлениях, исключало побочные, групповые наслоения.

Благодаря этому успешнее преодолевались узость и замкнутость в развитии критической мысли. Она стала решительнее бороться с мелкотемьем, с попытками подменить героику жизни чуть ли не тотальным негативизмом (который, кстати, не имеет ничего общего с действительно нужной нашему искусству критической остротой, очищающей дорогу новому, развивающемуся). Борьба с любыми попытками очернительства нашей действительности остается первостепенной задачей критики.

Названные и другие творческие конференции, как и пленумы правления СП СССР, его жанровых советов, и иные, пользуясь привычным словом, мероприятия, проводились для того, чтобы всесторонне осмыслить способы художественного познания положительного героя современности (не какой-то «иконы» или человека «со всячинкой»), подчеркнуть актуальность героического пафоса современной жизни, нацеливать писателей на все более активное вторжение в жизнь. В решении этих общих задач возрастала роль критики, обязанной «подвигнуть» литературу на политические темы, на масштабные обобщения, благодаря которым в полной мере раскроется сила, красота, привлекательность советского образа жизни.

В полемике с недооценкой задач принципиального характера, в спорах об удачах или неудачах отдельных авторов и проявилось поступательное движение нашей критики. До идеала еще далеко. Все-таки не до конца мы преодолели «герметизм» критического анализа. Куда реже, чем хотелось бы, критике удается разобраться в существе социально-психологических процессов, которые увлекли творческое воображение мастеров слова и ждут своего теоретического объяснения.

Направление же работы в целом определилось перспективное; выдерживая его, можно добиться наибольших успехов, поскорее изжить имеющиеся слабости.

Будем же по-хозяйски внимательны к сделанному и требовательно-заботливыми в постановке новых целей.

Неоспорим, например, факт, что критика своевременно начала оживленное обсуждение так называемого производственного романа, производственной пьесы. Произведения И. Дворецкого, А. Гельмана и других оказались в поле общественного внимания, споры о них заставили задуматься о сочетании трудовых и нравственных импульсов, о практичности и гуманизме и т. п. Это подняло общественный престиж критики и благотворно отразилось на литературном развитии. К сожалению, сейчас в осмыслении этих тем ощущаются некоторые заминки, их обсуждение идет вяло, без серьезных попыток раскрыть перед художниками новые горизонты. А между тем стали раздаваться странные выпады против производственного романа (не схематических, а вполне доброкачественных произведений) под видом защиты некоей «духовности» вообще. Следовательно, проблему рано считать «закрытой».

Другой пример. Критика не прошла мимо такого яркого явления, как деревенская проза. В сшибке мнений и оценок утверждалось убеждение: она затрагивает сложные проблемы, причем с большой эмоциональной силой. Достаточно ли критики помогли писателям осмыслить эти проблемы? Вряд ли кто-нибудь решится ответить положительно. Споры часто велись примитивно, без учета своеобразия и потенций обсуждаемых произведений, иногда сводились к столкновениям «деревенщиков» и «урбанистов». И уже пора, выявив подлинные достижения, возможности и отвергнув попытки идеализировать патриархальщину, сосредоточить внимание на произведениях, где ставятся проблемы сегодняшнего дня, соседствуют труженики города и села, показаны представители растущего в деревне рабочего класса. Наверное, в этом смысле много может дать дальнейшее изучение не обойденных вниманием критики произведений ряда писателей, в их числе Ф. Абрамова. Или прозы, где город и деревня так же тесно взаимосвязаны, как в самой действительности («Шахта» А. Плетнева – лишь одна из многих возможных иллюстраций).

Не будем гнаться за количеством примеров. Чтобы понять, что означает собой «новая приливная волна» в искусстве, справедливо отмечалось на Седьмом съезде писателей СССР, критике надо всесторонне изучать жизнь, знать ее не только эмпирически. Многое решает философская, мировоззренческая наша вооруженность. В постановлении ЦК КПСС «О литературно-художественной критике» говорится о необходимости «повышения идейно-теоретического уровня литературно-художественной критики, ее активности и принципиальности в проведении линии партии в области художественного творчества».

Цитировать

Озеров, В. Обретения. Проблемы. Задачи (К 10-летию постановления ЦК КПСС «О литературно-художественной критике») / В. Озеров // Вопросы литературы. - 1982 - №1. - C. 3-22
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке