Не пропустите новый номер Подписаться
№1, 1992/Мнения и полемика

Об изданиях Даниила Хармса

Поводом для написания этой статьи – письма в редакцию – послужила критика моей работы со стороны моего давнишнего соавтора1.

В полемику с ним я решил не вступать. Не располагает к ней уже сам тон критики – поучающий и озлобленный. Но я захотел высказать свои соображения об издании произведений Даниила Хармса. Тем более, что публикация произведений обэриутов идет сейчас полным ходом и пришло время основательно разобраться, имеет ли их наследие исторический или – не удержусь от повторения обэриутского термина – реальный интерес.

Остановлюсь на Данииле Хармсе – центре нападения, как его иногда называют, поэтов «реального искусства».

Первые публикации произведений Хармса (после его ареста в 1941 и смерти в 1942 году) появились в начале 60-х годов, когда был снят запрет на упоминание его имени в печати.

Вначале приоткрылась дверь для «детского» Хармса. Вышла тоненькая книжка «Игра» в издательстве «Детская литература». Вызвала интерес статья И. Рахтанова о ленинградских довоенных Журналах «Еж» и «Чиж», где нашли приют обэриуты в начале своей деятельности. В 1967 году была издана книга стихов и прозы Хармса для детей «Что это было?», составленная Н. В. Халатовым. Он написал и прекрасное послесловие к этой книге, мотивы которого повторились в известной песне Александра-Галича о Хармсе.

В те годы еще мало что было известно по существу о жизни и творчестве Хармса, но тем не менее он возвращался из небытия как наш современник, угадывалась его большая внутренняя раскрепощенность при несомненной театрализации быта и поведения, он возвращался к нам как человек-миф, чудак, абсурдист, отвергший официоз во всех его видах.

Со временем это представление о Данииле Хармсе усложнилось благодаря воспоминаниям о нем современников, коллективной работе литературоведов, деятелей театра, художников. Но он всегда оставался и остается спутником духовных перемен в нашем беспокойном обществе – этот «блестящий сатирик, философ готического настроя, правдивый писатель абсурда» 2.

В 1965 году в ленинградском «Дне поэзии» были опубликованы два стихотворения Хармса: одно находилось в Рукописном отделе ИРЛИ, другое – в собрании Я. С. Друскина, философа, музыковеда, переводчика, одного из друзей Хармса. Эта небольшая публикация положила начало изданию текстов «взрослого» Хармса как в нашей стране, так и за рубежом.

И понятно, что там дело пошло куда живее, чем здесь.

У нас к Хармсу, да и вообще к обэриутам в 60 – 70-е годы относились скорее с недоумением, нежели с решительным неодобрением. Идей альтернативного искусства еще не вошла в сознание авторитетной литературной критики, а тем более в практику редакторских работников. И от Хармса отворачивались с пожиманием плеч. Там – это была новинка, сенсация, еще одно доказательство удушения культуры в сталинском обществе.

Уже в конце 60-х годов американский литературовед Д. Гибиан, собрав в Москве и Ленинграде машинописные списки произведений Хармса и Введенского (не ознакомившись с оригиналами и не имея представления о размерах наследия обэриутов), перевел их на английский и издал отдельной книгой. Затем те же тексты Хармса он выпустил на русском языке. Понятно, что в текстологическом отношении эти издания были весьма уязвимы. Но они содержали интересные литературоведческие наблюдения, библиографические обзоры и на первых порах сыграли значительную роль в распространении произведений обэриутов на Западе.

Сейчас Хармс переведен на многие европейские языки. Однако за исключением недавно изданного в Италии сборника прозы Хармса все его зарубежные издания имеют весьма небольшой объем и ограниченно представляют творчество человека, измерявшего предметы «клином, клювом и клыком» 3.

Певца Чуши во всех ее видах не очень-то жаловали на его родине. Публикация текстов Хармса шла медленно в 60 – 70-е годы. Он как бы выпадал из издательско-журнального плана по восстановлению «забытых имен». Но от чего уклонялось государство, выполнил самиздат. В середине 70-х годов в самиздате вышел увесистый том большого формата «Избранного» Хармса. Подготовил книгу выдающийся участник движения инакомыслящих в Союзе Валерий Абрамкин. В книгу входило около полутораста произведений Хармса, и она хорошо представляла жанровое многообразие его творчества, предлагая читателю и повесть «Старуха», и цикл «Случаи», трагифарс «Елизавета Бам», рассказы, стихи, письма и даже либретто балетной сценки о «трех неразлучниках». Некоторые произведения, включенные Абрамкиным в «Избранное», остаются до сих пор не опубликованными в нашей современной печати.

Однотомник, подготовленный Абрамкиным (кстати сказать, он выступил и в роли организатора вечеров Хармса в Москве), способствовал распространению текстов Хармса по Союзу.

В конце 70-х годов в ФРГ под эгидой Иерусалимского университета стали выходить выпуски текстов Хармса из собрания Я.

  1. М. Мейлах, А. Кобринский, Неудачный спектакль. – «Литературное обозрение», 1990, N 9; А. Кобринский, М. Мейлах, В. Эрль, К проблеме обэриутского текста. – «Вопросы литературы», 1990, N 6.[]
  2. H. E. Salisbury, The 900 Days: The Siege of Leningrad, New York, 1969, p. 170 – 171.[]
  3. О зарубежных изданияхХармсасм.: R. Giaquinta, OBERIU: Per una rassegna della critica. – «RICERCHE SLAVISTICHE», vol. XXXII – XXXV, 1985 – 1988, p. 213 – 252.[]

Цитировать

Александров, А. Об изданиях Даниила Хармса / А. Александров // Вопросы литературы. - 1992 - №1. - C. 349-354
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке