№5, 1965/Обзоры и рецензии

Об эстетическом наследии классиков марксизма-ленинизма.

Ганс Кох, Марксизм и эстетика. Об эстетической теории Карла Маркса, Фридриха Энгельса и Владимира Ильича Ленина. Перевод с немецкого, «Прогресс», М. 1964, 752 стр.

В последние годы в нашей стране и в других странах социалистического лагеря все шире и глубже изучается эстетическое наследие К. Маркса, Ф. Энгельса и В. И. Ленина. Новым ярким примером тому может служить переведенная на русский язык и недавно изданная у нас большая монография немецкого литератора-марксиста Ганса Коха «Марксизм и эстетика».

Автор ее — первый секретарь Союза писателей ГДР. Рецензируемая книга была издана в Берлине на немецком языке в 1961 году.

В предисловии автора к русскому изданию говорится, что «в задачу этой книги не входило систематическое изложение эстетики» (стр. 14), что в работе «делается попытка систематизировать важные аспекты эстетических взглядов основоположников марксизма-ленинизма, сделать на основе этого выводы относительно путей развития литературы и искусства и подтвердить их соответствующими материалами» (стр. 7).

Проявляя идейную принципиальность и партийную непримиримость в подходе к буржуазным теориям в эстетике, в том числе и к самым «новейшим» и «модным», автор вместе с тем далек от претензий говорить лишь истины в их «последней инстанции». Адресуясь к своим идейным единомышленникам, Г. Кох открыто признает, что в его книге затрагивается ряд дискуссионных проблем.

Радует, что глубокий интерес автора к вопросам эстетической теории тесно связан в его работе с освещением насущных задач художественной практики писателей и деятелей искусства прогрессивных направлений и прежде всего представителей социалистического реализма как в ГДР, так и в других странах Европы.

Чтобы сразу же представить, о чем говорит Г. Кох в своем исследовании, каков круг вопросов, поднимаемых им, назову тематические разделы книги. Их пять:

  1. Маркс, Энгельс, Ленин. Об эстетической теории и искусстве;
  2. Эстетика и практика. Проблемы исторического материализма в области эстетики;

III. Объективные основы эстетической сущности искусства;

  1. Об историческом развитии основ эстетической сущности искусства;
  2. Реализм и партийность художественного отражения.

Кстати скажу, что хотя нумерация глав в книге и сквозная (в монографии пятнадцать глав), однако каждый раздел монографии тяготеет к некоторой самостоятельности и не всегда прочно, органически связан с другими разделами и особенно главами работы. И в этом я вижу некоторый композиционный недостаток книги Г. Коха. Сказать прямее и точнее — в монографии порой встречаются не совсем логически обоснованные переходы автора от анализа одной проблемы к другой (например, переход от первого раздела ко второму или переход от четвертого раздела к пятому). Поэтому иногда создается впечатление некоторой «рыхлости» изложения, отсутствия строгой последовательности и глубокой внутренней взаимосвязи между вопросами и явлениями, отобранными автором для изучения. Однако это касается не всех разделов и глав. Бóльшая часть книги отличается глубокой продуманностью и четкой, обоснованной последовательностью изложения. Особенно выделяется своей внутренней цельностью один из наиболее крупных разделов книги — четвертый, в котором характеризуются важнейшие социально-исторические этапы в мировом развитии художественной культуры и качественные изменения эстетической сущности в искусстве различных общественно-экономических формаций, начиная от античной эпохи и до нашего времени.

Мне кажется, что и по содержанию и по изложению менее удался автору первый раздел. Он носит в основном обзорно-библиографический характер. Жаль и то, что заключительный, пятый раздел монографии — тематически являющийся центральным и важнейшим в книге — по объему оказался гораздо меньше других, чем в значительной мере и объясняется некоторая беглость в освещении материала и недостаточная полнота в раскрытии поставленных здесь проблем реализма и партийности в художественном творчестве.

Нельзя также признать удачным попытку автора рассматривать марксистскую эстетику, не выделяя в ней особо, четко и ясно ленинский этап как новую, высшую ступень в развитии мировой эстетической мысли. Правда, автор часто и, по сути, верно говорит о ленинских работах и высказываниях по вопросам литературы и искусства, связывает ленинские эстетические идеи с идеями К. Маркса и Ф. Энгельса, указывает на большой вклад В. И. Ленина в марксистскую эстетику. И все-таки, поскольку автор не выделяет в предмет особого исследования эстетическое наследие В. И. Ленина как родоначальника нового, высшего этапа в развитии мировой марксистской эстетики, связанного с периодом пролетарских революций и переходом человечества от капитализма к социализму и коммунизму, это не помогает читателю правильно и в полном объеме оценить все то огромное и важное, что принадлежит В. И. Ленину в творческой разработке многих проблем эстетической науки.

Есть в книге Г. Коха ряд неточных утверждений, встречаются и суждения, с которыми трудно согласиться. Например, автор пишет: «…связь между объективностью и художественной фантазией — это существенная черта реализма…» (стр. 354). Но разве это присуще только реализму? Все прогрессивные направления в художественном творчестве (в том числе революционный романтизм) опираются на ту или иную форму связи фантазии с действительностью.

С моей точки зрения, наиболее спорными являются те страницы книги, где автор безоговорочно защищает хорошо известную у нас концепцию так называемых «общественников». Мне думается, что при всей широте аргументации и настойчивом стремлении автора отстоять их взгляды, как единственно правильно определяющие особую природу объективности эстетического, он не достиг своей цели.

Раскрывая и осмысляя эстетические идеи классиков марксизма-ленинизма, Г. Кох ясно и доказательно говорит о классовой природе литературы и искусства в классовом обществе, о типизации как важнейшем общем законе правдивого художественного творчества (а не только реализма, как думают некоторые ученые, в том числе и отдельные советские критики и литературоведы). Убедителен авторский анализ социальных и гносеологических корней современных декадентских или модернистских течений и школок в буржуазной литературе и искусстве, показ губительного действия капиталистического отчуждения на художественное творчество; содержателен рассказ об основных исторических ступенях в развитии художественного познания и эстетического освоения мира людьми разных эпох, о новых, безграничных возможностях в идейном и художественном росте литературы и искусства при социализме и коммунизме.

В книге много интересных наблюдений и обобщений, связанных с кропотливым анализом и глубокими размышлениями автора над сложными проблемами теории и практики художественного творчества. Таковы меткие замечания исследователя о «непереводимости» подлинно художественных произведений «на язык других форм сознания» (стр. 319), свежие и убедительные суждения о жанрах в литературе и искусстве как о содержательных формах, обладающих своими специфическими законами, которые нельзя нарушать произвольно; таковы интересные и практически важные выводы Г. Коха о сложном, содержательном и действенном характере эстетического наслаждения, об «иллюстративности» в литературе и искусстве как подмене подлинно творческой, художественно-исследовательской работы ремесленничеством, повторением уже добытого другими видами познания. Автор напоминает при этом слова Гегеля о том, что «художник должен черпать из полноты жизни, а не из полноты абстрактных общностей» (стр. 357).

К существенным достоинствам книги Г. Коха относится и ее непримиримая, подлинно партийная направленность против различных упрощений и искажений марксистского учения о художественном творчестве. Автор решительно отвергает не только открыто реакционные буржуазные концепции в современной эстетике. Он подвергает также глубокой и беспощадной критике вульгарно-социологические и ревизионистские взгляды в эстетике, показывает их полную несостоятельность и принципиальную враждебность Марксистско-ленинской теории и художественной практике. Серьезная, убедительная полемика автора с Г. Лукачем принадлежит к лучшим страницам книги Г. Коха.

Книга производит хорошее впечатление и насыщенностью большим и разнообразным фактическим материалом. Автор умело использовал ценные высказывания многих великих писателей и критиков прошлого о художественном творчестве, его специфике и внутренних законах развития. Хотелось бы особо отметить глубоко критическое и вместе с тем вдумчивое, подлинно объективное отношение Г. Коха к эстетическому наследию Гегеля.

При всей сложности темы исследования и необходимости частого обращения к абстрактным понятиям, философским суждениям автору удалось написать свою работу, в общем, ясно и просто.

Автор правильно подчеркивает, что серьезный интерес классиков марксизма-ленинизма к эстетической науке был тесно связан с решением новых практических задач в развитии художественной культуры.

В книге широко показана борьба К. Маркса, Ф. Энгельса и В. И. Ленина не только за правдивость и глубокую идейность в художественном творчестве, но и за высокое мастерство, богатство и совершенство формы художественных произведений. При этом отмечается, что для великих учителей рабочего класса «литература и искусство были всегда не только источником познания, досуга и духовного отдыха, но и разящим оружием в повседневной борьбе, в политических и теоретических боях» (стр. 57). С этим и связано резко отрицательное отношение классиков марксизма-ленинизма к произведениям идейно и художественно слабым, оторванным от жизни, к произведениям, о которых К. Маркс отозвался однажды как о «сплошном сочинительстве из головы», как о «риторических размышлениях вместо поэтических мыслей»1.

Стремление автора творчески подойти к изучению сложных вопросов марксистской эстетики нашло свое выражение как в самом содержании его книги, так и в признании, сделанном в самом начале его труда. «Эстетические взгляды основоположников марксизма-ленинизма, — говорится в монографии, — представляют собой одну из важных идейных основ марксистско-ленинской эстетики. Но эти взгляды — не вся эстетика, которая в наши дни развивается на основе социалистической действительности, ее новых общественных и человеческих отношений, ее разностороннего отражения в искусстве» (стр. 22).

Заканчивая свою рецензию, я хотел бы присоединиться к предпосланному монографии верному общему выводу издательства, осуществившего перевод книги Г. Коха и тем сделавшего хорошее и полезное дело: «В целом работа Г. Коха представляет большую научную ценность: это одна из серьезных попыток систематического и подробного рассмотрения эстетических взглядов классиков марксизма-ленинизма» (стр. 6).

Эти справедливые слова пусть и послужат читателям рекомендацией солидного труда одного из наших зарубежных коллег, видного исследователя-марксиста.

г. Киев

  1. К. Маркс и Ф. Энгельс, Из ранних произведений, Госполитиздат, М. 1956, стр. 7.[]

Цитировать

Воробьев, В. Об эстетическом наследии классиков марксизма-ленинизма. / В. Воробьев // Вопросы литературы. - 1965 - №5. - C. 205-208
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке