Не пропустите новый номер Подписаться
№2, 2007/Теория и проблематика

О чем и для чего спорят литературоведы. Авторизованный перевод с английского

Тридцать лет я, как и все мое поколение американских славистов, читала «Вопросы литературы», не мечтая когда-нибудь напечататься на страницах журнала. Наши профессиональные индустрии не были рассчитаны на живое общение: политические и идеологические барьеры возводились слишком прочно по обе стороны, что в какой-то мере способствовало внутреннему обеспечению нашей профессии, востребованной не только сферой гуманитарного знания. Мои две недавние статьи, появившиеся в «Вопросах литературы» (2005, N 4 и 2006, N 3), вновь заставили меня задуматься о том, как многое изменилось. У каждого из этих выступлений была своя тема (журнальные баталии по поводу того, каким быть гуманитарным наукам, дань памяти Михаила Гаспарова), и все-таки прежде всего они были посвящены мышлению и духовным приоритетам Михаила Бахтина.
Вопросы, поднятые в этих статьях, не теряют своей актуальности, а в последние годы они все более тревожат, как политически, так и концептуально. По мере приближения к 2007 году и в России, и в США (приблизительно в одном темпе в той и другой культуре) набирает силу и влечет нас к неведомому итогу механизм ухудшения (pattern of worsening): подъем безудержного милитаризма и национализма, наступление на гражданские права и ограничение тех свобод, на которых основывается интеллектуальная жизнь.
Ощущая этот ухудшающийся климат, я сочла важным обратить внимание на два момента, явившиеся для меня решающими при написании тех статей; эти моменты, на мой взгляд, верно представляют значение «Вопросов литературы» в русском литературном мире. Ни один из них не мог бы прозвучать с такой же убедительностью в каком-либо ином журнале. Первый момент отмечен в статье Игоря Шайтанова «Дело N 59: НЛО против основ литературоведения» (2003, N 5), где он показывает, что безоглядный, ничего не страшащийся, избыточный игровой подход к ценностям литературы и культуры перестал соответствовать реальности или быть продуктивным после 11 сентября 2001 года: «Эти концепции: постколониализм, тендерные исследования, отстаивание прав всех и всяческих меньшинств – были порождены политической ситуацией, которой в мире больше нет». То, что могло казаться чрезмерно пессимистическим прогнозом, обернулось реальностью.

Статья в PDF

Полный текст статьи в формате PDF доступен в составе номера №2, 2007

Цитировать

Эмерсон, К. О чем и для чего спорят литературоведы. Авторизованный перевод с английского / К. Эмерсон // Вопросы литературы. - 2007 - №2. - C. 161-163
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке