Не пропустите новый номер Подписаться
№12, 1989/Хроники

Непрочитанная страница из жизни Чехова и Сухово-Кобылина

«Не изволите ли также знать, где теперь комик Чадин, Павел Семеныч? В Расплюеве был неподражаем, лучше Садовского, клянусь вам, многоуважаемая», – горячо восклицает истовый любитель театра Шамраев, персонаж чеховской «Чайки» 1.

Зрителям в ту пору был отлично знаком вечный раб и предатель Иван Антоныч Расплюев из популярнейшей «Свадьбы Кречинского» А. В. Сухово-Кобылина. Его ударные словечки «Маг и волшебник», «Мальчишка и щенок», «Была игра!» столько раз выстреливались в литературных и политических баталиях, легко вошли в разговорную речь (да так и остались до наших дней).

А о первом Расплюеве – знаменитом актере Малого театра Прове Садовском – летели легенды, сочинялись статьи и воспоминания. «Да, была игра… могу сказать, была игра! Другой такой не увидать», – восторженной нотой венчает оду Садовскому – Расплюеву один из мемуаристов2.

Расплюевский возглас «Была игра!» слышим и в финале рассказа Чехова «Волк» (1890-е годы, новая редакция написанного еще в 1886 году рассказа «Водобоязнь (Быль)», – Соч., т. 5, с 45). Писатель хорошо знал и, вероятно, любил классическую комедию «Свадьба Кречинского», ежели не единожды поминал в рассказах и письмах ее героев.

Помещик Букин в рассказе «Стена» (1885) чистосердечно признается: «…сам же я в имении не бываю, в дела не вмешиваюсь, и от меня, как от Расплюева, ничего не добьетесь, кроме того, что земля черная, лес зеленый» (Соч., т. 4, с. 141). 7 марта 1892 года Чехов в письме к помещику А. С. Киселеву уже себе самому адресует эту расплюевскую агрономическую самокритику (Письма, т. 5, с. 19).

А с главным героем комедии Сухово-Кобылина – великим игроком, магом и волшебником Кречинским – встречаемся в пародийном «Календаре «Будильника» на 1882 год». В компании с гоголевским персонажем Хлестаковым он выходит «из «Нового времени», чтобы издавать собственную газету «Благонамеренные козлы» (Соч., т. 1., с. 155). Кречинский обыгран и в письме-рассказе к А. С. Суворину 18 декабря 1888 года (Письма, т. 3, с. 89); его афоризм: «В каждом доме есть деньги, только надо знать, где они лежат…» – цитируется в письме к А. С. Киселеву 26 сентября 1895 года (Письма, т. 6, с. 79).

Но был ли Чехов знаком с автором «Свадьбы Кречинского»? Если заглянем в солидную по объему «Летопись жизни и творчества А. П. Чехова» Н. И. Гитович3, то найдем единственное упоминание о Сухово-Кобылине – в телеграмме, посланной Чехову 26 февраля 1902 года академиком Н. П. Кондаковым, об избрании драматурга (вместе с М. Горьким) почетным академиком по разряду изящной словесности.

Однако первое известие о Сухово-Кобылине Чехов получил намного раньше.

…В Ницце, где у него была химико-бактериологическая лаборатория, жил врач Владимир Григорьевич Вальтер, знавший Чехова еще по таганрогской гимназии. После первой поездки писателя в Ниццу в 1897 – 1898 годах между ними началась постоянная переписка, продолжавшаяся до самой смерти Антона Павловича. Чехов доброжелательно относился к литературным занятиям Вальтера, помогая публикации его рассказов (под псевдонимами Томатов и В. Вольный) в русских изданиях.

  1. А. П. Чехов, Полн. собр. соч. и писем в 30-ти томах, Соч., т. 13, М., 1978, с. 12. Далее ссылки на это издание – в тексте.[]
  2. А. А. Стахович, Клочки воспоминаний, М., 1904, с. 93.[]
  3. Н И. Гитович, Летопись жизни и творчества А. П. Чехова, М., 1955, с. 699.[]

Цитировать

Селезнев, В. Непрочитанная страница из жизни Чехова и Сухово-Кобылина / В. Селезнев // Вопросы литературы. - 1989 - №12. - C. 268-271
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке