№11, 1958/Советское наследие

Нейтрализм в теории литературы (О трактате Вольфганга Кайзера)

Два последних десятилетия – с начала мировой войны – Швейцария играет значительную роль в западноевропейском буржуазном литературоведении. Вокруг научных учреждений, редакций периодических сборников, издательств Цюриха и Берна группируются десятки активно работающих теоретиков, текстологов, фольклористов и историков литературы, пишущих на немецком языке. В 1940 – 1950 годах здесь был издан целый ряд исследований по истории мировой и европейской литературы, литературных справочников, библиографических обзоров и в особенности теоретических работ.

Такое развитие литературной науки в Швейцарии далеко не случайно; оно связано прежде всего с теми специфическими условиями политического нейтралитета, которые в новейший период выделяют Швейцарию среди почти всех стран Европы. Сама стихия «нейтральности» соответствует особенному характеру развивающегося здесь литературоведческого направления.

Не менее важно само географическое положение Швейцарии между Германией с ее двухвековыми традициями систематической эстетики и теории литературы, Францией, где широко развита так называемая «стилистическая критика», и Италией, в которой уже полстолетия разрастается теоретическое направление, связанное с именем Бенедетто Кроче. Современная теория литературы в Швейцарии сложилась в неразрывной связи с этими тремя течениями литературной науки. Наконец, еще один «источник» швейцарского литературоведения находится в самой стране – это Женевская лингвистическая школа, выдвинувшая такого крупного теоретика стилистики, как Шарль Балли.

Швейцария является сейчас наиболее значительным центром академической теории литературы в буржуазных странах Европы1 (во Франции, Англии, Италии преобладает текущая критика и работы о литературе прошлого и современности, не ставящие непосредственно теоретических задач). Следует, однако, иметь в виду, что далеко не все теоретики, о которых пойдет здесь речь, являются швейцарскими гражданами; многие из них живут, например, в ФРГ. Однако они в большей или меньшей степени зависят от собственно швейцарских теоретиков и, кроме того, публикуют свои работы почти исключительно в швейцарских изданиях.

В период господства нацизма, который поощрял только расистские разглагольствования о литературе, развитие теоретического литературоведения в Германии прекратилось. После краха гитлеровского режима литературоведение ФРГ оказалось по-прежнему на уровне начала 1930-х годов.

Однако к этому времени в нейтральной Швейцарии уже сложилось новое направление немецкой теории литературы, к которому присоединились некоторые литературоведы, эмигрировавшие в свое время из нацистской Германии. Это новое направление рассматривает теорию литературы 20-х годов2 как пройденный этап, как важное, но устаревшее наследие.

Главную роль в теоретическом литературоведении играет теперь в буржуазных странах немецкого языка группа исследователей, выступивших вне Германии в конце 30-х – начале 40-х годов и издавших свои основные работы в Швейцарии уже в послевоенное время. Здесь можно назвать имена Эмиля Штайгера, Эриха Авуэрбаха (1892 – 1957), Вольфганга Кайзера, Ханнеса Мэдера, Макса Верли.

Глава «цюрихской школы» Эмиль Штайгер является, без сомнения, наиболее интересным и влиятельным теоретиком. Швейцария в значительной степени обязана своим теперешним положением в буржуазной литературной науке именно работам Штайгера и его учеников. Книги Штайгера («Время как сила поэтического воображения. Брентано, Гёте, Келлер», «Шедевры немецкого языка в XIX веке», «Основные понятия поэтики», «Музыка и поэзия» 3) – и его многочисленные статьи дают общую концепцию поэтического творчества, в известной мере связанную с новейшей философией экзистенциализма.

Работы Штайгера содержат немало метких наблюдений и выводов, но идеалистическая подоснова его теоретических воззрений и сознательный антиисторизм сковывают каждое его движение и закрывают путь к подлинному пониманию художественного творчества. Вместе с тем работы Штайгера, безусловно, заслуживают внимательного критического анализа. Этот анализ, поучительно демонстрируя общетеоретическую бесплодность, к которой ложная методология приводит даже наиболее талантливых ученых, помог бы извлечь отдельные ценные суждения о жанрах, композиции, стиле поэзии.

Но в статье, задача которой состоит в том, чтобы дать общую характеристику одного из направлений западноевропейского литературоведения, разбирать работы Штайгера вряд ли целесообразно. Такой анализ занял бы очень много места и что наиболее важно, дал бы скорее представление о взглядах одного литературоведа, чем о современной теории литературы в Швейцарии. Поэтому гораздо уместнее обратиться к таким общетеоретическим трудам, которые выражают в себе некоторую «среднюю» линию, содержат «типичный» комплекс литературоведческих воззрений. Подлинным образцом может служить здесь трактат Вольфганга Кайзера «Языковое произведение искусства. Введение в литературоведение», вышедший в Берне в 1956 году четвертым изданием (кроме переводных).

* * *

В недавно изданной у нас теоретико-библиографической работе швейцарца Макса Верли можно прочесть следующее: «Лучший до настоящего времени обзор проблемы поэтики и стилистической критики произведения дает превосходный труд Вольфганга Кайзера» 4.

В этой оценке, пожалуй, нет преувеличения, если иметь в виду, что за последние десятилетия в буржуазной Европе не появилось ни одного трактата по общей теории литературы, поднимающегося над уровнем элементарного справочного или учебного пособия. Книга Кайзера выступает поэтому как высшее достижение современной западноевропейской буржуазной теории литературы.

Она состоит из двух частей: «Основные понятия анализа» и «Основные понятия синтеза». В первой части рассматриваются понятия содержания (тема, мотив, лейтмотив, фабула), стиха (стопа, строка, строфа, рифма и т. д.), языковые формы (звукопись, риторические фигуры, тропы, типы речи и т. п.), композиция в лирике, драме, эпосе. Вторая часть начинается главой об «идее» произведения; затем следуют главы о ритме, о стиле как целостной речевой системе и, наконец, о структуре жанров.

Главы о композиции, ритме, стиле, жанрах содержат немало интересных суждений об отдельных особенностях поэтической формы. В качестве примера можно привести суждение о композиции одного из крупнейших романов критического реализма XX века – «Гроздьев гнева» Стейнбека. «Перед каждой главой, – пишет Кайзер, – изображающей новую ситуацию страдного пути семьи фермеров, стоит, как правило, глава, действие которой развертывается в другой плоскости и, соответственно, рассматривается из другой, гораздо более широкой перспективы. Здесь говорится о фермерах вообще и о собственниках в Калифорнии, о спекулянтах и бирже, о мероприятиях правительства и общественном мнении, – короче говоря, обо всех силах, действующих в пространстве, через которое должна пройти семья». Такая композиция, строящаяся как «правильное чередование обеих плоскостей», создает, по мысли Кайзера, особенную эпическую широту5.

Представляет интерес глава о формах изложения (Darbietung) в лирике, драме и эпосе. Очень важная для практики и теории проблема форм или способов изложения (например, рассказ от первого лица, эпистолярная форма и т. п.) в последнее время почти не затрагивалась нашими исследователями.

Заслуживает внимания и резкая критика того примитивного подхода к изучению стиля произведения, который выражается традиционной формулой «стиль – это человек». Кайзер метко раскрывает шаткость и неосновательность подобной методологии, легшей в основу теорий стиля у Фоселера, Шпитцера, Фридриха Гундольфэ и других популярных на Западе литературоведов (см. стр. 275 – 289).

  1. Другой «центр» представляет университетское литературоведение США, где, между прочим, работает немало недавних эмигрантов из Германии (например, Лео Шпитцер, Карл Виэтор) и других европейских стран.[]
  2. Немецкая теория литературы 1910 – 1920-х годов выдвинула фигуры Оскара Вальцеля, Карла Фоселера, Левина Шюкинга, Вильгельма Дибелиуса, чьи работы издавались на русском языке и более или менее широко известны у нас.[]
  3. Emil Staiger, Die Zeit als Einbildungskraft des Dichters. Brentano, Goethe, Keller. Zurich, 1939 (2-te Aufl. 1948); Meisterwerke deutscher Sprache im XIX Jh., Zurich, 1943; Grundbegriffe der Poetik, Zurich, 1946 (2-te Aufl. 1951); Musik und Dichtung, Zurich, 1947.[]
  4. М. Верли, Общее литературоведение, Изд-во иностранной литературы, М. 1957, стр. 76.[]
  5. Wolfgang Kayser, Das sprachliche Kunstwerk. Eine Einfiihrung in die Literaturwissenschaft, Vierte Auflage (I-te Aufl. 1948), Bern, 1956, S. 178 – 179. В дальнейшем указываются страницы этого издания.[]

Цитировать

Кожинов, В. Нейтрализм в теории литературы (О трактате Вольфганга Кайзера) / В. Кожинов // Вопросы литературы. - 1958 - №11. - C. 145-160
Копировать