№6, 1998/Публикации. Воспоминания. Сообщения

Мы – из школы Раскина!. Вступительная заметка и публикация Ю. Шанина

Судьбе угодно было, чтобы в свое время я прочел в февральской книжке «Вопросов литературы» за 1963 год шуточно-сатирическое руководство Александра Раскина «Как делать пародии».

А «судьбоносность» сего факта заключалась в том, что именно тогда я начал писать первые пародии. И, отнюдь не уверенный, что творимое мной относится к обозначенному жанру (не по замыслу, а по качеству), решил я свои пародийные опыты доверить Александру Борисовичу. Так сказать, добровольно «прыгнуть в пасть льва». Пусть, мол, один из отцов русской советской пародии сам вынесет мне свой нелицеприятный приговор…

Оказалось, что я – не оригинален. Одновременно со мною послали Александру Борисовичу свои подражания еще десятка полтора авторов…

Ответ пришел на удивление быстро. И, как ни странно, – положительный! Более того: уже в июльском номере «Воплей» появилась подборка «Молодые пародисты» с добрыми напутственными словами – предисловием мэтра. И попал я в том журнале в приятную компанию дальневосточника Игоря Рабеко, москвичей Эдуарда Гая и Бориса Ганина, кустанайчанина Льва Рынькова и ленинградца Геннадия Шадрова1.

С первым из них я подружился, и мы переписываемся до сей поры.

Но мне повезло еще больше: на мои послания регулярно отвечал и сам Александр Борисович. Бывал я и в московской квартире Раскиных. И это было прекрасно!

Оказалось, что жена моего давнего литературного кумира – замечательная писательница Фрида Абрамовна Вигдорова. При первой встрече, увидев эту удивительно моложавую (почти пятидесятилетнюю!) женщину, я непроизвольно и восхищенно воскликнул: «Вы похожи на старшую пионервожатую!» Чем насмешил супругов. И смею думать, и порадовал.

Со временем оказалось (к счастью для меня), что Александр Борисович склонен к эпистолярному жанру. Тут уж мы с ним сошлись характерами!

За семь лет регулярной переписки (большой перерыв наступил лишь после смерти Фриды Абрамовны: и так, мягко выражаясь, не очень здоровый человек, Александр Борисович впал в тяжкую депрессию, из которой его лишь частично смогли вытянуть добрые и умные Кукрыниксы, предложившие срочно писать эпиграммы для книги дружеских шаржей «Это я?..» 2) я получил около полусотни его посланий. Плюс – книги, вырезки из газет и журналов и даже поздравительные телеграммы: Раскин был максимально доброжелательным и общительным человеком. Например, в дни нашего новоселья пришла телеграмма:

ТАК ПУСТЬ ЖИВЕТ БОГ СМЕХА МОМ НА ВАШЕМ ЭТАЖЕ ВОСЬМОМ!

На вышедшей к 50-летию автора в «Библиотеке Крокодила» книжке «Застарелые друзья» (1964) было такое посвящение: «Дорогому Юре Шанину с глубокой симпатией и твердой решимостью дождаться аналогичного подарка с его стороны. Крепко жму руку. Привет Рите и Гале! Ваш А. Раскин». А под дружеским шаржем Е. Мигунова подписал шутливо: «Портрет неизвестного гипертоника…»

Увы, ответного «аналогичного подарка» Александр Борисович не дождался. Первая моя книга вышла через полгода после его кончины. И горько сознавать, что Учитель не дожил и до шестидесяти…

Стоит ли говорить, что в эпистолярном отношении я не оставался в долгу. Хотя совершенно очевидно, что выступали мы, так сказать, в разных весовых категориях.

…С его легкой руки публикуюсь вот уже более тридцати лет. И счастлив, что мой Учитель в сатире и юморе – Александр Борисович Раскин. И счастлив не только я. Не избегли его благотворного влияния Лазарь Лазарев, Станислав Рассадин и Бенедикт Сарнов. С гордостью называет себя «учеником школы Раскина» Павел Хмара – главный администратор «Клуба 12 стульев». И еще многие и многие.

…Прошло уже более четверти века, как нет с нами Великолепного Рассказчика, Пародиста и Эпиграмматиста. Но остались его книги. И когда я читаю внуку рассказы о том, «Как папа был маленьким», и о том, «Как папа учился в школе», и Гоша смеется весело и понимающе, я счастлив такому единомыслию поколений. Ибо сам в свое время смеялся именно в тех местах и приблизительно так, как это делает внук. Что подтверждает, между прочим, известный тезис Гиппократа: «Жизнь коротка, но искусство – вечно!»

…Часть эпистолярных строк нашего Учителя с удовольствием и понятной грустью дарю всем своим единомышленникам – читателям «Вопросов литературы». Ибо хорошим всегда приятно поделиться с ближними.

Юрий ШАНИН

г. Киев. Июнь 1997 года.

 

1

Переделкино.

27.III.63.

Уважаемый Юрий Вадимович!

Мне переслали Ваше письмо из Москвы сюда – в Дом творчества, где я спасаюсь от города и телефона. Чтобы не томить Вас, скажу сразу: мне понравились и письмо, и пародии. К слову сказать, хорошие письма я получаю время от времени. А вот удачные пародии – редкость. Однако не зазнавайтесь, пожалуйста. И у письма, и у пародий есть некоторые недостатки. Обычно, в первом письме, пишут хоть немного о себе. Поймите меня правильно. Я не требую анкетных данных. Но, по-человечески, всегда интересно знать о собеседнике хоть что-то кроме имени, отчества и обратного Адреса. Вот я и гадаю теперь: кто Вы? Педагог, врач, молодой физик или пожилой лирик? А быть может, Вы – чья-то жена, укрывающаяся под мужским псевдонимом?

Простите мне некоторую легкомысленность тона. Но ведь Вы сами виноваты. Словом, «я теряюсь в догадках»…

Теперь по существу, о присланных вещах. Конечно, это – литературные пародии. Да Вы и сами это прекрасно понимаете. Нужно ли убеждать Вас в том, что Вы владеете стихом, чувствуете жанр, обладаете чувством юмора и т. д. и т. п.? Вероятно, это Вам уже говорили не раз. Лучше скажу о недостатках.

Все три пародии, на мой взгляд, несколько затянуты. Очень важно и трудно быть короче. Я знаю это по себе. Кроме того, в пародии на Цыбина остро не хватает исходящей соком вдовы, податливо (Цыбин обожает это слово) припадающей сдобным плечом и прочим антуражем к авторскому плечу (могутному).

Немного недотянута пародия на Бокова. Она смешная, правильно нацелена и… чуть однообразна где-то. М[ожет] б[ыть], что-то нужно добавить о критике. Как бы он не стал посохом для поэта. А может, ничего этого не надо. Но она, эта пародия, могла быть и еще интереснее.

Ахмадулина тоже нацелена правильно. И стиль выдержан. Однако есть сбои. Строка «Причем, не как-нибудь, а босиком…» не очень похожа на ахмадулинскую.

В другой строке «И по дороге с чувством покупаю…» мне мешает слово «с чувством». Я бы написал «грустно покупаю», или «молча покупаю», или «тихо покупаю». Не знаю, согласны ли Вы со мной и чувствуете ли сами авторский нажим в этом месте?

А в первом случае я бы сделал: «Простоволосой, знобкой, босиком».

«Введение в насморк» – отлично. Вообще, названия Вам удаются. А это – дело не последнее. Все три пародии можно печатать. Вполне.

<…> Я показал Ваши вещи своему товарищу, находящемуся здесь. Он – член редколлегии «Вопросов литературы». Ему понравились и пародии, и две эпиграммы. Это тоже ничего не решает. Но, в случае Вашего согласия, эти вещи я отдам ему. Пишите мне на Москву. Я буду там 31-го. Всего Вам хорошего. Извините за почерк. Другого нет. С уважением

А. Раскин.

 

2

Москва. 20.IV.63.

Дорогой Юрий Вадимович!

Не сердитесь на меня, пожалуйста:

а) за то, что долго не отвечал,

б) за то, что буду краток.

Сначала нахлынула на меня матушка-Москва. Потом начал я прихварывать. Мне тоже «тридцать лет и три года», но, кроме того, есть у меня еще 15 лет. Вот они-то и портят мне все дело <…>

Извините за медицинские отступления. Просто хочу сказать, что веселого письма не получится. Между тем мне не только хочется поблагодарить Вас за исчерпывающие сведения о себе, но и заверить Вас в углублении своей симпатии к Вам. Я довольно хорошо знаю Чехова и помню не только «Человека в футляре», но и «Учителя словесности», который не одобрил бы такое количество местоимений в предыдущей фразе. В общем, давайте дружить! Вы забыли только сообщить о специальности Вашей супруги и не назвали имя дочурки. А ведь у меня есть и детская книжка «Как папа был маленьким». Чтобы опередить Вас, сообщаю, что мою внучку зовут Наташей и ей уже 13 месяцев с половиной. Еще я хочу похвастать, что женат на Ф. А. Вигдоровой, статьи и книги которой Вы, конечно, знаете. Теперь нам только остается сообщить друг другу NN обуви и обменяться зубными щетками. Вы видите, что больной сатирик шутит довольно странно. Терпите, и воздастся Вам! Ибо я придумал для Вас некую «негоцию». Дело в том, что я получил письмо с пародиями из Владивостока от одного майора3. Майор, несмотря на среднее образование, не лишен. И вот я предложил «Вопросам литературы» дать как бы продолжение моего «разговора». Т[о] е[сть] напечатать пародии нескольких авторов, присланные мне после опубликования моего опуса. Я напишу маленькое вступление к этим пародиям и буду хвалить авторов прежде всего за то, что у них есть свое дело в жизни. Следовательно, пародии действительно крик души. Тут уже что-то от подвижничества. В общем, предисловие будет «теплым». Уверен, что Вы не будете возражать. Однако все же напишите мне о согласии. Журнал мою идею подхватил и одобрил. И мне очень хочется «благословить» Вас…

Присылайте новые вещи. Я весь май, к сожалению, в Москве. А Вы сюда не собираетесь?

Привет Вам и семье.

А. Раскин.

 

3

Москва. 5.V.63.

Дорогой Ю. Шанін? Спасибо за обширное письмо, добрые чувства и газету. Мне всегда интересны многотиражки, а Ильф любил внимательно читать даже стенные газеты. И правда, местная печать почти всегда живее и интересней центральной. За исключением, конечно, «Правды», «Известий», «Коме, правды», «Пионерской правды», «Вечерней Москвы»»Вечірнего Київа» и т.д.

Спешу сообщить Вам, что работаю без комиссионных, но довольно интенсивно. Так, в N 7 «Вопросов литературы» планируется подборка «Молодые пародисты» с моим, в меру добрым, напутствием. Я уже сдал все материалы. В подборку эту даю все три Ваши вещи (Ахмадулина, Боков, Цыбин). Пусть выбирают. Еще там будут стихотворные пародии майора Рабеко из Владивостока. Они вполне годятся, по-моему. Еще – пародии в прозе двух московских студентов: Гая и Ганина. Они пишут вместе. В стихах и прозой. Очень способные и приличные ребята. Возможно, добавлю еще молодого ленинградца. Майору Рабеко 40 лет. Т[ак] ч[то] Вам нечего стесняться.

Мне звонили из «Лит. газеты». Просили помочь им с юмором. В частности, с учетом совещания молодых и вообще. Я дал туда Вашу Юнну Мориц, хотя, по Вашим возможностям, она – на 3+. Но ничего, сойдет. Дал я туда и майора, и В. Бабичкова (тоже мой подопечный). Вы его знаете как автора? Он – доцент. Сопроматчик. Оч[ень] способный. Лет 42 – 43-х. Дал я и свои эпиграммы (средние). С новым редактором там сложно. Да и вообще, вы понимаете, – кажется, что-то (не сразу) они дадут. Больших радостей не жду. Но не использовать всесоюзную трибуну было бы грешно. Так что – ждите и надейтесь. Гарантий тут совсем уж нет. Теперь вернемся к Вашему письму.

Меня очень удивила история Вашего брака (если я смею изумляться), ибо на своих студентках женятся обычно где-то в районе седьмого десятка. Хотя, с другой стороны, моя дочка Сашенька, о которой Вы читали в предисловии к «Маленькому папе», вышла замуж в прошлом году (ей тогда было 20 лет) и ее муж (25 лет) – аспирант МГУ – читал курс «Теория вероятности» именно в ее группе, будучи уже женатым. Бывает, значит, и так. Дочка учится на отделении математической лингвистики. Это – кибернетика, машинный перевод и пр.

Что до моих математических знаний, то они сильно уступают даже Вашим. Вообще же, на мой взгляд, врачи и педагоги – две самых святых профессии. Вероятно, именно поэтому они самые низкооплачиваемые. Горячий привет Вашей жене Рите и дочке Гале. Сообщите последней, что моя старшая (падчерица) – тоже Галя. Ей 26, она преподает физику в школе, и она-то и сделала меня дедом в 48 лет. Еще скажите Гале, что вторая книга про маленького папу – «Как папа учился в школе» – скоро выйдет и будет ей подарена…

Третья книга – «Как папа был пионером» – пока решительно не получается. Этого Вы Гале пока не говорите. Лучше скажите ей, что она может звать меня не только «Краскин», но даже – «Савраскин». И «Раскин-дваскин-трискин». Так меня дразнили в школе. Да, я в очках и стою. Продолжаю стоять на этом и в наши дни. Интересно, где Вы видели огоньковскую книжку? У кого она есть? У меня-то есть. Одна!4

Об Архангельском. Он умер в 1938 году. В этом году – двадцатипятилетие. Не знаю, что удастся сделать теперь. Мы планировали (секция сатиры и юмора СП) и однотомник, и публикацию ненапечатанного, и большой публичный вечер. Не знаю… не знаю… Отношение у нас к нему, видимо, общее. Он, несомненно, классик советской пародии. Кстати, попадалась ли Вам книга молодого и очень достойного критика Д. Николаева «Смех – оружие сатиры»? Она издана издательством «Искусство». В прошлом или этом году. Это едва ли не первая за очень много лет – честная, умная, с точным пониманием жанра, прогрессивная книга. Она несколько популяризаторски (по просьбе издательства) написана. Но все равно производит сильное впечатление. Даже в такой форме справедливый разговор о сатире весьма необычен. Пародии там посвящены всего полторы странички, мимоходом. Поверьте, я так хвалю эту книгу не потому, что автор упомянул меня рядом с Архангельским. Дело не в этом.

Теперь о своих, как говорится, творческих планах. Кроме детской книжки, выйдет в июне-июле очень важная для всех нас книга, которую я придумал в 1948 году и пробивал всего 15 лет. Это – «Воспоминания об Ильфе и Петрове».

Евгений Петрович Петров был моим шефом, редактором, наставником первые пять лет моей работы. Так что, кроме читательских, у меня есть и личные обязательства перед ним и его памятью. Летом прошлого года, в чудовищную жару, состоялся первый после войны публичный (с афишей) вечер, посвященный Ильфу и Петрову. Это было в Большой аудитории Политехнического музея. Прошел он просто потрясающе, с аншлагом, все билеты проданы; за три часа жары никто не вышел из зала. Это был пленум друзей Ильфа и Петрова, а не платный вечер. Выступали: Симонов, Никулин, Борис Ефимов, Ардов, Мунблит, Раскин.

Вот, вместе с Г. Н. Мунблитом (он дружил с Ильфом и Петровым, после смерти Ильфа был соавтором Петрова по сценариям «Музыкальная история» и «Антон Иванович сердится») я делал этот сборник. Мы – составители. И, конечно, авторы тоже. Среда авторов сборника: Паустовский, Славин, Эренбург, Симонов, Гехт, Ардов, Игорь Ильинский, Борис Ефимов, адмирал Исаков, некая женщина, в которую был влюблен молодой Ильф, Г. Рыклин, Е. Кригер и другие. Объем – 13(!) листов. Уверяю Вас, что это будет сенсация. Здорово, а?

…Осенью будущего года мне, к сожалению, стукнет (один удар уже был) 50 (пятьдесят). Вот я и задумал два сборника. Один, «Избранное», – лит. сатира. Причем впервые включу туда 12 – 15 вещей, написанных в соавторстве со Слободским. И второй сборник – нечто вроде однотомника. Туда войдет детская повесть, «про папу» (две части), одна из пьес, возможно, сценарий, большой раздел пародий и эпиграмм, юмористические стихи и, возможно, воспоминания: Е. Петров, М. Кольцов, Ю. Олеша, М. Зощенко, Е. Шварц, В. Луговской. Еще я пишу книжку в стихах для детей «Ребенок Наталья». Это о внучке.

Кроме того, по договору со студией «Мосфильм», я должен сдать сценарий комедии-памфлета «Безумный корабль». Это, извините, о поджигателях войны. С ужасом думаю об этой работе.

Еще я предложу «Библиотечке «Крокодила» книжку фельетонов (не на лит. темы). Как видите, замыслы наполеоновские. Но что выйдет – знает только Аллах.

Простите, что так подробно, но Вы сами виноваты. Еще я пишу, очень трудно, очень увлеченно, цикл стихов о юности, о школе, о первой дружбе и первой любви. Кое-что из этого цикла было напечатано в «Юности». Эти стихи будут особенно интересны Вашей жене. Ведь она только чуть старше нашей Гали.

О Киеве. Приехать-то я могу куда и когда угодно. Но уже и у нас жарко. А жара – мой личный враг. Киев я очень люблю. Был там осенью 1960 г. Впервые после войны. Очень был напуган новым Крещатиком. Может быть, золотой осенью нагряну к Вам. Но не пугайтесь: я – старый поклонник гостиниц. Вот вроде и все. Евтушенко, конечно, жив. В. Некрасов, конечно, молодец. Я с ним знаком. Шлю привет Вам и Вашим. Хай живе!

А. Р.

 

4

Москва

1.VI.63 г.

Дорогой Юрий Вадимович!

Передо мной лежит верстка «Вопросов литературы» N 7. Подборка «Молодые пародисты» открывается (не считая моего вступления) Вашими пародиями на Ахмадулину и Бокова. Мне это очень приятно видеть. Надеюсь, и Вам?

Пародии Ваши читаются хорошо. Все, что я мог сказать о Вас, – сказано. Поздравлять Вас еще рано. Номер выйдет в конце июля. Но себя я уже поздравил. Подборка интересная. Не отвечал долго на Ваше письмо не потому, что оно большое и в розовом конверте. Мне пишут еще больше и еще розовее. Причина, к сожалению, другая. Болеет Фрида Абрамовна. Она у нас депутат райсовета и очень добросовестный человек. Вот она и бегала по дикой жаре, пока не свалилась с сосудистым кризом. Сильно подскочило давление, и было ей плохо. Теперь уже ходит по дому, принимает гостей, говорит по телефону (все время!) и рвется к избирателям.

А врачи считают, что был серьезный сигнал, и требуют отдыха, режима, лечения…

Кроме всего прочего, я остался с ней один, ибо старшая дочь с семьей выехала на дачу, а младшая живет у мужа (близко) и сдает экзамены. Вы позволите мне не объяснять, что нашей работнице хватает дел (наших и своих), даже когда мы здоровы. В общем, дни были трудные. Кроме того, была срочная работа. Т[ак] ч[то] извиняться не буду. Не помню, писал ли я, что нас (юмористов) собирал Чаковский5.  и объяснял, что юмор нужен? Было такое дело. Результаты, как и следовало ожидать, мизерные. Однако эпиграммы В. Бабичкова напечатали. Это – дело моих рук.

Ваша пародия на Глазкова мне понравилась. Книги его я не видел. Поищу теперь. Вообще же слышал о нем давно. Он из нашего Литинститута при СП. Человек со странностями, с юродством даже. Не совсем нормальный, кажется. Я люблю его строчки вот какие:

Человек предполагает,

А господь располагает,

Если это совпадает,

Человеку хорошо.

 

Хорошая находка у Вас в конце: тапочки оставляют след в литературе. Смешно! Вообще, концовка пародии должна стрелять. Помните, у Пушкина: «Сравненье кончить шпицем». «Шпиц» этот не всегда легко найти. Но он должен быть в каждой вещи. Это я не поучаю Вас. Это я размышляю вместе с Вами.

Хочу похвастаться. Вы помните, конечно, ленинградского сатирика Александра Хазина. Да-да, того самого: «Евгений Онегин в Ленинграде…». Человек он чудесный, яркого дарования, с искалеченной судьбой6.. Очень больной. Кажется, удастся дать его подборку в N 8. Хазин – настоящий мастер. Вещи блестящие. И стихи, и проза. Сейчас Райкин готовит его пьесу-обозрение.

Еще у меня радость: получил несколько экземпляров сборника воспоминаний об Ильфе и Петрове. На днях книга поступит в магазины. Не прозевайте. Это очень интересно. И – святое дело моей жизни.

…К сожалению, в туристы я уже не гожусь. Могу только порадоваться за Вас. Могу также сообщить, что мой пародист из Владивостока – майор Рабеко – вдруг прислал мне 10 (десять) банок крабов и теперь переименован в Крабеко. Не пришлете ли юдофоба в собственном соку? Привет Вам и семье.

А. Р.

 

5

Москва.

19.VI.63.

Дорогой Юрий Вадимович!

Я непростительно задерживаю ответ Вам. К сожалению, причины вполне уважительные. Фриду Абрамовну увезли друзья в Тарусу (см. «Тарусские страницы». Впрочем, лучше не см.). Там она пришла в себя (относительно) и на днях вернется домой. Но я был с ней фактически один, в роли «брата милосердия» и личного секретаря <…>

Между тем дел набралось предостаточно. Вот и получается. За книгу Вам спасибо. Хазин, конечно, Хазин. Тот самый. Обрадую его. Тем более, что в «Вопросах литературы» его уже зарубили на высшем уровне. Хотя редакция надеется «переиграть».

Вашего друга Тёмина7 я прочел. Сразу. Подряд. Дело в том, что я, действительно, очень люблю стихи. О нем я ничего не знал. И мне было интересно. Что сказать о книге? Да еще о первой? От которой часто отказывается потом сам автор. И даже скупает ее и сжигает. Особенно если его фамилия Некрасов или Гоголь-Яновский. Все это вовсе не значит, что книгу Тёмина я предлагаю скупать и сжечь. Нет, я предлагаю только скупать ее. Облик автора (лирического героя?) мне симпатичен. Есть в книге стихи, которые просто понравились: «Мирная кончина», «Одиночество», «Да и нет» (хотя чувствуется некая «Симония», в смысле К. Симонова), «Песенка», «Смешные бабы».

Лихо сделана «Драма на рельсах». Да и в некоторых других вещах есть хорошие, точные строки, поэтический взгляд на мир. А это очень важно – взгляд. Конечно, это типичная первая книга. И можно сразу сказать, читая: вот это – Кирсанов, тут – Евтушенко (визит к даме, на такси), тут – Есенин и т. д. Но это все не беда. Важно, чтобы вторая книга была «своя». От всей души желаю этого Вашему другу. И пусть не обижается на откровенный разговор. Ведь он сам говорит:«Да и нет».

…Я хочу вложить в конверт свою переписку с А. Б. Чаковским – объяснить Вам, что происходит. Пикантность заключается в том, что мы – однокашники по Лит. институту. И оба – Александры Борисовичи. Потом верните мне эти документы. Или привезите в Москву <…> Простите, что письмо суховато – болит голова-то. Привет Вам и Вашим.

А. Р.

 

6

Москва.

30.VI.63.

Дорогой Юрий Вадимович!

С удовольствием прочел Ваше большое, содержательное и крайне лестное для меня письмо. Это удовольствие разделила со мной Ф. А. 8, которая сказала: «До чего же свой человек, хоть никогда его не видели…»

Надеюсь, Вы понимаете, что это – не столько оценка, сколь симпатия? Рад был Вашему посланию и потому, что пришло оно в горькие дни. Смерть Дыховичного (перо не поворачивается писать эти нелепые слова) надолго выбила нас из колеи. И не потому, что это был такой уж близкий наш друг. Люди мы были очень разные. Дружили какое-то время в молодости, перед войной. Он вошел тогда, вместе с Б. Ласкиным, в нашу тесную, студенческую (Литинститут), по сути, компанию, где главным и общим любимцем был… К. Симонов. Тогда мы дружили.

После войны он «отбил» у меня Слободского9 и все годы потом смотрел на меня так, будто увел жену.

  1. Перечисленные пародисты дебютировали публикациями в «Вопросах литературы», N 7 за 1963 год. Наиболее известен Игорь Иванович Рабеко (род. в 1922) – автор книг «Коловерть. Пародии, басни, эпиграммы», Владивосток, 1965; «Моя стихия. Пародии, фельетоны, басни, эпиграммы», Владивосток, 1978.[]
  2. «Это я?..» – книга дружеских шаржей Кукрыниксов и эпиграмм А. Раскина на известных писателей, художников, музыкантов, композиторов, скульпторов, ученых (М., 1968).[]
  3. И. И. Рабеко.[]
  4. Речь идет о книге: А. Раскин и М. Слободской, Пародии и фельетоны, М., 1939, выпущенной издательством «Правда» в серии «Библиотека «Огонек».[]
  5. Александр Борисович Чаковский (1913 – 1994) – в то время главный редактор «Литературной газеты».[]
  6. А. А. Хазин (1912 – 1976) – поэт, прозаик, драматург. Попал под постановление ЦК ВКП(б) «О журналах «Звезда» и «Ленинград» (1946) за свою поэму «Возвращение Онегина. Глава 11-я».[]
  7. Леонид Самойлович Тёмин (1933 – 1983) – поэт и переводчик, автор поэтических книг «Да и нет» (1962), «Рассветы рождаются ночью» (1964), «Снегопад» (1968), «Дом» (1972).[]
  8. Ф. А Вигдорова.[]
  9. Известные сатирики и юмористы, авторы книг пародий и фельетонов, киносценариев, популярных песен и эстрадных реприз Владимир Абрамович Дыховичный (1911 – 1963) и Морис Романович Слободской (1913 – 1991) начали писать вместе во время Великой Отечественной войны; до этого Слободской выступал в соавторстве с Раскиным (см. примеч. 1 к письму 3).[]

Цитировать

Шанин, Ю. Мы – из школы Раскина!. Вступительная заметка и публикация Ю. Шанина / Ю. Шанин // Вопросы литературы. - 1998 - №6. - C. 281-311
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке