№6, 2004/Хроники

Мертвым – не больно, больно – живым. Публикация А. Новикова, В. Телицына

 

Повесть В. Быкова «Мертвым не больно», сразу после опубликования сначала в белорусской периодике, а затем и в журнале «Новый мир», стала объектом критики, причем как на уровне партийных структур, так и органов государственной безопасности. А как же иначе, ведь рассказ об изнанке войны, о ее явно негероических страницах, о беспощадной власти и ее представителях, запросто решающих вопрос жизни и смерти, о бесправии и обесценивании жизни простого человека, – все это было способно подорвать авторитет и КПСС, и КГБ, и всей советской системы в целом. И потому по Быкову ударили из «всех калибров»: уже едва ли не на следующий день после публикации повести в окнах его квартиры в Гродно били стекла, его жену – учительницу – закидали помидорами и вызвали на «собеседование» в местное отделение госбезопасности, с самим Быковым не здоровались вчерашние знакомые, а «Правда» (27 апреля 1966 года) разразилась «разоблачительной» статьей, автором которой был тогда еще неизвестный аспирант – «человек из народа», а в будущем партийный босс В. Севрук, организовав осуждение повести в кругах фронтовиков (генералов, но не лейтенантов) и партийцев «от сохи и станка» и предложив Быкову «убраться за рубеж».

Но он выстоял, хотя последняя строка в донесении В. Семичастного говорит об отступлении писателя, но это, скорее всего, лишь стремление выдать желаемое за действительное. Те, кто знал, что такое фронт, кто знал, что такое смерть, те – не отступали.

Предлагаем вниманию читателя два документа, свидетельствующих как об отношении властей к повести В. Быкова, так и о борьбе мнений, возникшей в литературной среде в связи с ее опубликованием.

 

ЦК КПСС

Считаем целесообразным проинформировать о следующем.

В журнале «Новый мир» (N 1, 2 за 1966 год) опубликована повесть В. Быкова «Мертвым не больно 1.

В повести с неверных идейных позиций, во многих случаях клеветнически, отображены события Великой Отечественной войны, взаимоотношения между советскими солдатами и офицерами. Она заполнена желчными описаниями беззаконий и преступлений, якобы чинившихся в рядах действующей советской армии. В повести самыми мрачными красками злобно нарисованы образы советских офицеров. Нет ни одного командира, хоть сколько-нибудь достойного, – все они тупые карьеристы и самодуры. Командир батальона – «обормот с лакейской мордой», который «тянется перед начальством»; ротный Сарафанов – «набитый дурак и горлопан»; капитан тыловой службы – «чокнутый», «дурака кусок», «тыловик проклятый» и т. д. Эти характеристики командиров автор подтверждает изображением того, как они действуют на практике – без проблеска мысли и разума.

Сюжетная основа повести – рассказ о том, как группа раненых советских офицеров и командиров зимой 1944 года пыталась в районе Кировограда уйти от преследования врага. Трагическая судьба этой группы обрисована на фоне хаоса и сумятицы в наших частях и усугублена преступными действиями руководившего группой капитана «особиста» Сахно. Он наделен в повести чертами злодея, убийцы. Сахно творит суд и расправу над солдатами и офицерами, пристреливает наших раненых. Наши офицеры и солдаты без конца стреляют друг в друга. Рядовой стреляет в старшину, ранит его, а затем старшина убивает солдата и т. д.

Повесть призывает к отмщению подобным «особистам». Перенося действие в наше время, в день празднования 20-летия победы над гитлеровской Германией, автор изображает своеобразного двойника Сахно – бывшего Председателя Военного трибунала Горбатюка. Горбатюк оправдывает чудовищные жестокости Сахно, который пристреливал раненых советских бойцов, ссылкой на якобы отданный во время войны соответствующий приказ Сталина.

Пафос злого и безоглядного «обличительства» явно ослепил автора повести. Ничем иным нельзя объяснить то обстоятельство, что в отношении действительного нашего врага — немецких фашистов – у В. Быкова не нашлось гневных оценок. Выведенный в повести пленный немец изображен более гуманным, человечным, внимательным, чем многие советские командиры. Позиция автора здесь отчетливо раскрывается в следующих словах центрального персонажа повести: «Мое представление о немцах поколеблено. Я уже склонен думать, что среди них бывают разные. И так себе. И ничего. Впрочем, как у нас. И, пожалуй, как всюду. Люди есть люди. И в общей своей массе – не плохие и не хорошие – разные».

Забвение т. Быковым классовых критериев, грубое искажение исторической правды привели к тому, что из-под его пера вышло произведение, наносящее серьезный вред делу воспитания советских людей, особенно молодежи. Оно мешает правдивому познанию великого подвига советского народа, создает извращенные образы солдат и офицеров Советской Армии. В. Быков спекулирует памятью погибших, отстаивая некую абстрактную «справедливость», которая объективно приводит к оправданию преступлений, совершенных по отношению к советскому народу немецкими фашистами, поскольку автор фактически не проводит разницы между зверствами фашистов и справедливой местью советских воинов.

Повесть В. Быкова сразу же была замечена буржуазной пропагандой. Так, корреспондент «Ассошиэйтед пресс» Коулман подчеркивал: «Как явствует из новой советской повести, Иосиф Сталин приказал советским войскам пристреливать своих собственных раненых с тем, чтобы они не были захвачены нацистами в плен живыми».

  1. Быков Василь. Мертвым не больно (Авторизованный перевод с белорусского М. Горбачева) // Новый мир. 1966. N 1 – 2.[]

Статья в PDF

Полный текст статьи в формате PDF доступен в составе номера №6, 2004

Цитировать

Телицын, В. Мертвым – не больно, больно – живым. Публикация А. Новикова, В. Телицына / В. Телицын, А. Новиков // Вопросы литературы. - 2004 - №6. - C. 210-215
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке