Не пропустите новый номер Подписаться
№3, 1972/Книжный разворот

Мастерство В. Стефаника

В. М. Лесин, Василь Стефаник – майстер новели, «Дніпро», Київ, 1970, 331 стор.

В монографии В. Лесина прослеживается творческая биография В. Стефаника, проза которого стала этапным явлением в развитии украинской демократической литературы.

Один из крупнейших украинских (и не только украинских) мастеров социально-психологической новеллы, писавший, по словам М. Горького, «кратко, сильно и страшно», Стефаник сразу же был признан украинской критикой. В. Лесин стремится проанализировать все факторы, обусловившие творческую эволюцию этого своеобразного писателя.

Творческий взлет Стефаника, выступившего перед читателями в 1891- 1901 годах с тремя сборниками лучших своих новелл: «Синяя книжечка», «Каменный крест» и «Дорога», оставался загадкой даже для близких ему людей. Д. Лукьянович говорил, что писатель ключ от своей тайны забросил в Дунай-реку. В. Лесин обратился к истокам творчества, к письмам, похожим на новеллы, и стихотворениям в прозе, к совместным с Лесем Мартовичем прозаическим и стихотворным опытам, к первым – «газетным» вариантам новелл и убедительно доказал, что упорные художественные поиски Стефаника длились десятилетие, что отточенность и совершенство форм его маленьких шедевров покупались ценой каторжного труда и жесточайшего художественного самоограничения. Кропотливый анализ «заготовок» из мастерской художника, пожалуй, одно из самых больших достоинств монографии В. Лесина.

А. Луначарский не случайно относил Стефаника к писателям, бессознательно находившимся под влиянием пролетарской идеологии. Член радикальной партии, который боролся за революционно-демократическое направление ее деятельности, Стефаник стоял на позициях последовательно демократических, называл себя посланником мужицкого мира, который, набравшись ума в «мире панском», стал защитником мужицких интересов.

Исследователь говорит о высокой культуре писателя, пережившего в своем творчестве все художественные искания эпохи – от Глеба Успенского до Вердена. В краковский период жизни Стефавик был близок С. Пшибышевскому, писателям группы «Молодая Польша». Именно в этот период, как предполагают исследователи, не без влияния «Маленьких поэм в прозе» Бодлера, написал Стефаник свои лирические миниатюры.

Эти стихотворения в прозе, созданные в 1896 – 1898 годах, В. Лесин рассматривает как дань модернистским увлечениям. Влияние модернизма автор видит и в усложненной символике, и в разветвленных тропах, ассоциативной образности, поэтической условности, импрессионистичности. В этих лирических «образках», как называл стихотворения в прозе сам Стефаник, исследователь находит «отрывисто-неврастенические фразы, характерные для стиля С. Пшибышевского», «космическую невыразительность». В одном из наиболее трагедийных стихотворений цикла – «Дорога», написанном после смерти матери, исследователь усматривает «влияние декадентов – смертяшкиных». И в то же время он отмечает в этих стихотворениях реалистические, социально острые образы: сиротливую батрацкую свирель, жалобно стонущую под господскими окнами, души, «измученные и обобранные – как мужик с поля». Очень интересно проследил В. Лесин, как из единичных жизненных фактов возникает в лирической прозе художественное обобщение.

В острой статье «Художник с врожденным талантом» («Літературна Україна», 30 апреля 1971 года) А. Войтюк, полемизируя с В. Лесиным, убедительно, на наш взгляд, сближает поэтику лирических миниатюр и строго реалистических новелл Стефаника – их объединяет пластичность образов, четкость словесного рисунка, сходство ритмомелодики. А. Войтюк прав, когда видит в стефаниковских стихотворениях в прозе «лирику высокой пробы». В. Лесин подошел к ним с теми же эстетическими мерками, с какими он изучил социально-психологические новеллы Стефаника, – без учета их жанровой специфики. Правда, В. Лесин сопоставляет их с лирическими миниатюрами М. Черемшины и М. Коцюбинского, но думается, что в этом жанре Стефанику ближе лирические миниатюры О. Кобылянской – «капли моей крови», как называла их писательница.

Думается, в оценке раннего творчества В. Стефаника к истине ближе А. Войтюк. Модернизм не был для Стефаника тем «паноптикумом», в который он заглянул любопытства ради, чтобы, не найдя там духовной пищи, твердо пойти по пути реализма. Еще в рецензии на книгу В. Лесина «Творчество Василя Стефаника» (1965) П. Колесник возражал против упрощенного вывода автора о том, что Стефаник прошел «школу модернизма». Все было гораздо сложнее: не «паноптикум» и не «школа», а эпизод живой творческой биографии большого и Сложного писателя.

Гораздо тоньше и глубже проанализированы в монографии новеллы Стефаника, каждая глава, посвященная им, открывается экскурсом в те социально-политические явления действительности, которые трансформировались под пером мастера в художественные образы. В главе «Писатель находит свой жанр» В. Лесин говорит о самых общих чертах художественной манеры Стефаника. Отметив, что ведущая тема творчества писателя – тема крестьянской жизни, что писатель «прирос к селу сердцем и душою» (слова М. Черемшины), исследователь определяет, в чем же неповторимое своеобразие художника в раскрытии этой темы. Путем кропотливого анализа В. Лесин приходит к выводу, что лаконизм, лиризм, драматизм и психологизм в своем неповторимом сплаве, в строгих пропорциях составляют характернейшие черты индивидуального стиля писателя.

Много внимания уделяет исследователь композиционному мастерству новелл, в которых мало внешних событий, мало персонажей, почти нет описаний и портретных характеристик. Яркая, образная речь героев – вот одно из достижений Стефаника-новеллиста. Стефаник создает блестящие речевые характеристики. В. Лесин исследует, как писатель превращает каждую реплику своих героев в образ страдания, выражение человеческой боли. Лаконизм фразы, экономность тропов, обилие глаголов, вытесняющих определения-прилагательные, – вот те экспрессивные средства, которыми пользуется художник.

Одним из «секретов» мастерства новеллиста является его умение проникать в лирическую стихию фольклора. В. Лесин это тонко чувствует, а вслед за литературоведом Н. Грицютой он особо останавливается на «музыкальности» мировосприятия Стефаника.

Новеллы Стефаника В. Лесин исследует, сгруппировав их по тематическому принципу, обосновывая свой метод тем, что после создания ранних новелл сколько-нибудь заметных перемен во взглядах, эстетических принципах, творческой манере писателя не произошло. Избранный исследователем метод все-таки не до конца оказался ему полезен. Не говоря уж о том, что Стефаник составлял свои сборники, следуя иному принципу, самому В. Лесину приходится в каждом тематическом цикле обращаться к одному и тому же кругу проблем, он имеет дело с одними и теми же средствами художественного мастерства Стефаника – одинаковыми приемами создания лаконизма, лиризма, драматизма и психологизма, но лишь на ином текстуальном материале.

Существенно важно для понимания художественного метода Стефаника замечание В. Лесина, что персонажам писателя иногда не хватает пластичности, читатель скорее сопереживает им, чем видит их. Для убедительной иллюстрации этой мысли исследователь сопоставляет пластически написанную Нечуем-Левицким картину пожара – «кудрявого огненного цветка» в «Миколе Джере» – с впечатлением от пожара в душе поджигателя Федора (новелла «Поджигателе»), «Стефаник был не бытописцем, а «душеписцем», – замечает В. Лесин.

К сатирическим новеллам Стефаника, не считая ранних опытов, созданных вместе с Мартовичем, В. Лесин относит две новеллы – «Богомолка» и Чудной панок». Соглашаясь с мнением о сатирическом таланте Стефаника-публициста, мы все же считаем, что эти новеллы в большей степени насыщены бытовым комизмом. Во всяком случае, произведения эти не дают оснований возводить Стефаника в ранг сатирического писателя.

В главах «Война и люди», «Идет борьба беспощадная…» В. Лесин рассматривает мастерство Стефаника во второй период его творчества – с 1916 по 1933 год. Тщательно анализируя новеллы «Грех», «Нянька», «Мария», исследователь ярко показал эволюцию идейной позиции писателя. В меньшей степени он затронул вопросы мастерства, поэтому тезис: «выработанные раньше черты стиля – основное внимание к психологии персонажей, драматизм и лиризм проявляются и теперь, даже углубляются», – скорее декларируется, чем подтверждается фактами. Но интересно то, что В. Лесин отмечает новые качества стиля писателя – иронию, эзопов язык, отражающие влияние на его творчество новых условий жизни под гнетом панской Польши.

В двух последних главах книги определяется место Стефаника в истории украинской литературы. В. Лесии выделяет оценку И. Франко, считавшего Стефаника крупнейшим писателем послешевченковской эпохи. Приведя высказывания современных писателей о Стефанике, исследователь делает вывод, что художник «безжалостной правды» и сегодня помогает украинским прозаикам решать многие проблемы мастерства.

г. Славянск

Цитировать

Радецкая, М. Мастерство В. Стефаника / М. Радецкая // Вопросы литературы. - 1972 - №3. - C. 205-207
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке