Не пропустите новый номер Подписаться
№2, 2003/Теория и проблематика

Концепт в системе гуманитарного знания

ПОНЯТИЕ И КОНЦЕПТ

В конце XX века в отечественной филологии оформляется новое направление – «концептуально-культурологическое». Речь идет о широком взгляде на слово, которое изучается «на стыке целого ряда гуманитарных отраслей знания – лингвистики, литературоведения, логики, философии, искусствознания и культурологи» 1.

Слово восстанавливается как целостный объект гуманитарных наук. Название направления указывает на культурологию как ключевую дисциплину, основной единицей которой является концепт.

В современном постмодернистском контексте не принято говорить о смысле. Между тем именно смысл в наибольшей мере раскрывает суть термина «концепт». Смысл отличается от значения, поскольку он целостен, то есть имеет «отношение к ценности – к истине, красоте и т. п.». Смысл не существует без «ответного понимания, включающего в себя оценку» 2. Смысл всегда кто-то открывает, находит, распознает. Смысл подразумевает наличие воспринимающего сознания и его носителей: конкретных деятелей, коммуникантов. Этим смысл отличается от понятия.

По словарному значению «концепт» и «понятие» – слова близкие. Так, в «Словаре итальянского языка» Дзингарелли «концепт» (concetto) – это мысль (pensiero), идея (idea), мнение (nozione) 3. В английских словарях «концепт» – «идея, лежащая в основе целого класса вещей», «общепринятое мнение, точка зрения» (general notion) 4. Здесь концепт приближается к стереотипу. В современном французском языке «концепт» также понимается как абстрактная, обобщенная репрезентация объекта 5.

Однако при ближайшем рассмотрении картина утрачивает четкость и однозначность. В «Longman Dictionary of Contemporary English»»концепт» определяется как «чья-то идея о том, как что-то сделано из чего-то или как оно должно быть сделано» (someone’s idea of how something is, or should be done) 6. Возникает неожиданное указание на мыслящее лицо, деятеля, обладателя некой идеи и точки зрения. При всей абстрактности и обобщенности этого «некто» (someone) вместе с ним в «концепт» входит потенциальная субъективность. Между тем всякая субъективность противоположна понятию в собственном смысле слова.

Та же самая ситуация наблюдается и во французском языке. Стоит перейти от абстрактного существительного concept к словообразовательному гнезд7, как тотчас открывается проективный, порождающий потенциал слова. Сошлемся на сложное существительное concepteur-projeteur, в котором объединяются семы «проектирования» и «порождения».

В русском языке слово «концепт» возникает как транслитерация латинского conceptus, что означает буквально «поятие, зачатие» (от глагола concipere – зачинать) 8. Ю. Степанов подчеркивает, что слова «концепт» и «понятие» одинаковы по своей внутренней форме. Этимологически «понятие» восходит к глаголу «пояти», что означает «схватить, взять в собственность, взять женщину в жены» 9. Таким образом, понятое, познанное (вспомним библейское выражение «познать женщину») есть нечто взятое и удержанное.

Во внутренней форме слова ощутимы противоположные полюсы динамики (схватывание) и стабильности (удержание). Между двумя этими полюсами и разворачивается концепт. Намеченное здесь раздвоение подтверждают данные других языков. Итальянский глагол concepire связан как с деятельностью воображения (immaginare), так и с mente, то есть деятельностью интеллекта. Если латинский глагол capire – синоним intellego, то их перевод на итальянский язык допускает как pensare (мыслить, думать), так и progettare – замысливать, планировать, предполагать 10. Возникает одновременное ощущение устойчивости, глубины (интеллект) и стремительного движения вперед, пробрасывания, проектирования, предполагания (progettare) 11.

Этимологический словарь французского языка указывает на то, что в XV-XVI веках слово «концепт» понималось как «план, замысел, проект» (dessein, projet). Связь между французским concept и латинским conceptus прослеживается следующим образом: «le fait de contenir, reunion, procreation». И здесь заметны семантические мотивы синтеза, интеграции, проектирования и творения 12. Отметим, что глагол concevoir появляется во французском языке около ИЗО года в переводах библейской Книги Иова. В значении «формирования идеи» (formation d’ une idee) этот глагол закрепляется во французском между 1190 и 1315 годами 13. Вновь статический и динамический моменты в концепте объединяются.

Между внутренней формой слова и его базовым значением сохраняется напряжение, которое можно истолковать следующим образом: «концепт» содержит одновременно 1) «общую идею» некоего ряда явлений в понимании определенной эпохи и 2) этимологические моменты, проливающие свет на то, каким образом общая идея «зачинается» во множестве конкретных, единичных явлений.

Концепт – одновременно и индивидуальное представление, и общность. Такое понимание концепта сближает его с художественным образом, заключающим в себе обобщающие и конкретно-чувственные моменты. Смысловое колебание между понятийным и чувственным, образным полюсами делает концепт гибкой, универсальной структурой, способной реализовываться в дискурсах разного типа.

 

МИКРОМОДЕЛЬ СИСТЕМЫ «ЛИТЕРАТУРА»

Путь концепта в литературоведение, по-видимому, можно проложить, воспользовавшись системным подходом к литературе 14.

В коммуникативной цепи наличествуют не только прямые, но и обратные связи: автор<->произведение<->читатель, где «произведение-слово» эту связь доносит.

Автор<->произведение – достаточно устойчивая данность, хотя и с преувеличением закрепленная в русской пословице о том, что «написанное пером не вырубишь топором».

Напротив, связь произведение<->читатель – величина в принципе переменная, зависящая от эпохи, социальных и индивидуальных причин.

Таким образом, систему «литература» можно охарактеризовать как открытую, нестабильную, диссипативную систему. Открытость ее обусловлена тем, что традиция и реальность не прямо связаны с художественными произведениями. Связь эта осуществляется через автора и читателя. Неустойчивость от неравновесности отношений: автор<->произведение и произведение<->читатель.

Теория подобных систем разработана в последние десятилетия Нобелевским лауреатом И. Пригожиным. На материале технических наук и антропологии ученый сделал открытие о жизнеспособности и вариативности подобных систем по сравнению с упорядоченными «закрытыми» системами, неспособными к коммуникации. «Мы, – пишет И. Пригожий, – рассматриваем человеческие системы не в понятиях равновесия или как «механизмы», а как креативный мир с неполной информацией и изменяющимися ценностями, мир, в котором будущее может быть представлено во многих вариантах. Социальная проблема ценностей в широких пределах может связываться с нелинейностью. Ценности – это коды, которые мы используем, чтобы удержать социальную систему на некоторой линии развития, которая выбрана историей. Системы ценностей всегда противостоят дестабилизирующим эффектам флуктуации, которые порождаются самой социальной системой, это и придает процессу в целом черты необратимости и непредсказуемости» 15. Мысль И. Пригожина о «вероятностном описании» открытых систем подводит к современному пониманию литературы.

Процитированный фрагмент статьи И. Пригожина заставляет задуматься о том, что и литературу можно представить в виде системы ценностей, состоящей из произведений литературы – художественных текстов и возвышающейся над нею системы ценностных кодов, еданых для культурной традиции.

В культурной коммуникации традиция, будучи общей для автора и читателя, создает возможность понимания смысла произведения литературы читателем, и она же обеспечивает последнего набором кодов-критериев, которыми он может воспользоваться, чтобы из множества текстов выделить корпус произведений художественной литературы. В качестве такого кода и может быть назван концепт.

Подобно системе «литература» в целом, концепты открыты, неустойчивы, нестабильны, неравновесны. Выражая не значение, а контекстуальный смысл, концепт предстает как микромодель системы «литература».

Структура вербально выраженного концепта аналогична, подобна самой системе «литература». Ее можно представить следующим образом:

внутренняя форма<->ядро<->актуальный слой.

Здесь представляется принципиальным указание на концепт как микросистему, элементы которой соединены прямыми и обратными связями. Ю. Степанов вычленяет «три компонента, или три «слоя», концепта», однако прямые и обратные связи между ними не рассматривает 16.

Предпримем попытку такого рассмотрения на современном примере. Первая книга рассказов о деньгах и русских предпринимателях вышла в издательстве «Подкова» 17. В нее вошли лучшие истории, отобранные в рамках литературного конкурса «Чудесные истории о деньгах». Рассказы отбирало жюри под председательством Татьяны Толстой. Книга получила название «Талан». Девиз литературного конкурса «Чудесные истории о деньгах» – знак стремительных изменений в отечественной культуре. Концепт «чудесное» в лексиконе традиционной русской культуры плохо сочетается с концептом «деньги».

Т. Толстая нашла для книги замечательное название – «Талан». Талан – «старинное слово тюркского происхождения, означающее «удачу, судьбу, барыш, прибыток»». Заметим, что ключевое слово для рассказов о деньгах имеет иноземное происхождение. «Талан» связан с «талантом». Татьяна Толстая поясняет: «В дореволюционной литературе слово «бесталанный» означало «невезучий», в XX же веке стало употребляться как синоним слова «неталантливый». Между тем «талант», то есть «одаренность», происходит от греческого слова, обозначающего меру веса (видимо, серебра), то есть деньги. Зарыть свой талант в землю, по евангельской притче, попросту означает не инвестировать деньги ни в какое дело, не нарастить процентов, не рискнуть капиталом, не пустить в оборот. Можно сказать, что талант – это капитал, а талан – доход, талант – это основа, а талан – счастливое везение. Зарыв талант, не получишь талана» 18.

Итак, Т. Толстая четко структурирует вербально выраженный концепт: внутренняя форма (талант как мера веса, серебра) <->ядро (талант как одаренность) <->актуальный слой (талант как талан: доход, барыш, удача).

Т. Толстая играет с евангельской притчей, которую Христос рассказывает ученикам. В притче говорится о человеке, который, «отправляясь в чужую страну, призвал рабов своих и поручил им имение свое: И одному дал он пять талантов, другому два, иному один, каждому по его силе…».

Как известно, «получивший пять талантов пошел, употребил их в дело и приобрел другие пять талантов; Точно так же и получивший два таланта приобрел другие два; Получивший же один талант пошел и закопал его в землю и скрыл серебро господина своего. По долгом времени, приходит господин рабов тех и требует у них отчета. И подошед получивший пять талантов принес другие пять талантов и говорит: «господин! пять талантов ты дал мне; вот, другие пять талантов я приобрел на них». Господин его сказал ему: «хорошо, добрый и верный раб! в малом ты был верен, над многим тебя поставлю; войди в радость господина твоего» Подошел также и получивший два таланта и сказал: «господин! два таланта ты дал мне; вот, другие два таланта я приобрел на них». Господин его сказал ему: «хорошо, добрый и верный раб! в малом ты был верен, над многим тебя поставлю; войди в радость господина твоего». Подошел и получивший один талант и сказал: «господин! я знал тебя, что ты человек жестокий, жнешь, где не сеял, и собираешь, где не рассыпал; И убоявшись, пошел и скрыл талант твой в земле; вот тебе твое». Господин же его сказал ему в ответ: «лукавый раб и ленивый! ты знал, что я жну, где не сеял, и собираю, где не рассыпал; Посему надлежало тебе отдать серебро мое торгующим, и я пришед получил бы мое с прибылью; Итак, возьмите у него талант и дайте имеющему десять талантов, Ибо всякому имеющему дастся и приумножится, а у неимеющего отнимется и то, что имеет; А негодного раба выбросьте во тьму внешнюю: там будет плач и скрежет зубов». Сказав сие, возгласил: кто имеет уши слышать, да слышит!» (Матф.: 25; 14-30).

Стремительно меняются народ-отправитель, народ- получатель, градация и реальность. Т. Толстая толкует евангельскую притчу для бизнесменов буквально. Она оперирует не смыслом, то есть совокупностью прямых и обратных связей в системе (внутренняя форма<->ядро<->актуальный слой), а лишь буквальным значением слова «талант» (мера веса, деньги). В данном случае на место ядра попадает «ближайшее этимологическое значение» (внутренняя форма). При этом Т. Толстая полностью отсекает второй смысловой план, совершенно очевидный и единственно важный в евангельском контексте. В евангельской притче основной смысл касается не собирания денег, а собирания «души», не «собирания сокровищ», а «в Бога богатения» (Лука: 12; 21). В Евангелии от Матфея (25; 14-30) речь идет о «бодрствовании» перед вторым пришествием Иисуса Христа, которое будет предшествовать Страшному Суду: «Итак, бодрствуйте, потому что не знаете ни дня, ни часа, в который придет Сын Человеческий» (Матф.: 25; 13). Речь идет о Часе Страшного Суда, когда «соберутся перед Ним все народы; и отделит одних от других…» (Матф.: 25; 31).

Истолкование Т. Толстой иное: употребление слова «талант»»гак далеко отлетело от его первоначального значения, что талант в наши дни противопоставляется деньгам. Деньги, мол, – это низменный и презренный металл, гадкие бумажки, их можно зарабатывать или красть, зато талант – дар, полученный от богов просто так, ни за что, именно что даром». И современная писательница заключает: «Не в том ли глубочайшая культурная разница между Россией и Западом, что мы ценим подаренное больше, чем заработанное, случайное – больше, чем выстраданное, стрекозу – больше, чем муравья?» Интересно, что Т. Толстая смешивает «труд» и «деньги», превращая коллективиста-муравья из басни Крылова в индивидуалиста-бизнесмена. Индивидуалистка же стрекоза становится у нее концептом русской ментальности по признаку «безделье». Концепты противоречиво накладываются друг на друга.

Базовые значения концепта «талант» подвергаются постоянному воздействию актуального слоя. Если концепт «галан» (барыш, удача) будет тиражироваться, повторяться, все чаще сливаясь с концептом «талант», то может произойти языковая и ментальная подмена. Талантливым будет считаться тот, кто имеет талан, то есть деньги, барыш, удачу. Близость звучания (талант<->талон) приводит к сближению значений. Одан и тот же артефакт (концепт) «деньги» через производителя и получателя в современной глобализованной культуре соотносится с разными традициями и реальностями. В этом случае коммуникация между современными бизнесменами и современными верующими людьми может не состояться. На наших глазах происходит трансформация национально-культурной картины мира. Изменения носят системный характер, поскольку затрагивают не слова, а концепты. Меняется не значение слов, а их смысл.

 

ГЕНЕЗИС ТЕРМИНА

Термин «концепт» возвращает нас к полемике, развернувшейся в XIV столетии между номиналистами и реалистами. Спор шел о соотношении имен, идей и вещей. Столкновение крайних точек зрения привело к возникновению «умеренного номинализма», вошедшего в историю философии под названием «концептуализм».

Еще Пьер Абеляр в XII веке полагал, что звучащие имена по своей природе (naturaliter) не входят в обозначенную ими вещь, но существуют в силу «налагания» их людьми на вещи. Это «налагание» имен ниспослано людям Мастером, самим Богом. При этом имена (звуки и целые предложения) оказываются у Абеляра «орудиями восприятия вещей» 19. Концепт вводится в сознание слушающих как сверхличное, целостное орудие восприятия вещи. Итак, концепт – имя вещи, которое закрепляется в сознании слушающих и говорящих. По существу Абеляр рассматривает концепт в контексте коммуникации людей друг с другом и с Богом. Концепт у Абеляра есть Смысл.

В средневековой философии сложилось понимание концептов как имен, особых «психологических образований», несущих с собой «какую-нибудь смысловую функцию» (А. Ф. Лосев). Смысловая функция имени раскрывается в общении. Концепт направлен на собеседника, слушающего. По замечанию С. Неретиной, «обращенность к слушателю всегда предполагала одновременную обращенность к трансцендентному источнику речи – Богу». Будучи конкретным, индивидуальным, контекстуальным смыслом, концепт заключал в себе и указание на всеобщий, универсальный источник, порождающий Смысл 20.

В область современного гуманитарного знания едва ли не первым слово «концепт» вводит русский мыслитель С. А. Аскольдов (1870-1945).

Как и средневековые номиналисты, С. Аскольдов признает «индивидуальное представление заместителем всего родового объема». Однако в отличие от них он не отождествляет концепт с индивидуальным представлением, усматривая в нем «общность» 21. Очевидно, что спор средневековых философов о природе универсалий, вещей, имен и концептов затрагивал те же проблемы, которые обнаруживаются при анализе внутренней формы слова «концепт». Объединяющими мотивами выступают здесь статика и динамика, единичное и всеобщее. Природа слова оказывается аналогичной, подобной природе мира. В этот ряд русский философ включает литературу.

Уже в названии статьи С. Аскольдова «Концепт и слово» (1928) сформулирован вопрос о языковой выраженности концепта. Проблема вербальной выраженности концепта – одна из центральных в современной теории литературы. С. Аскольдов вычленяет два основных типа концептов – познавательные и художественные.

  1. Нерознак В. П. Теория словесности: старая и новая парадигмы// Русская словесность. От теории словесности к структуре текста. Антология / Под общ. ред. В. П. Нерознака. М., 1997. С. 8.[]
  2. Бахтин М. М. Эстетика словесного творчества. Изд. 2-е / Сост. С. Г. Бочаров. М., 1986. С. 322.[]
  3. Zingarelli N. Vocabolario della Lingua Italiana. Dodocesima edizione. Bologna, 1999. P. 420.[]
  4. Hornby A. S. Oxford Advanced Learner’s Dictionary of Current English. Oxford University Press, 1974. P. 176.[]
  5. Le Petit Robert/Par P. Robert/Redaction dirigee par A. Rey el J. Rey-Delove. P., 1979. P. 356.[]
  6. Longman Dictionary of Contemporary English. Third Ed., Bungay (Suffolk), 1995. P. 279.[]
  7. Степанов Ю. Константы: Словарь русской культуры. Изд. 2-е, исправленное и дополненное. М., 2001. С. 43. Ср.: Kluge F. Etymologisches Worterbuch der deutschen Sprache. 22 Auflage/Unter Mithilfe von Max Burgisser u. Bernd Gregor, vollig neu bearbeitet von Elmar Seebold. Berlin- New York. 1989. S. 403. См. также: Skeat W. W. Etymological Dictionary of the English Language. Oxford, 1956. P. 90, 127. []
  8. Степанов Ю. Константы: Словарь русской культуры. Изд. 2-е, исправленное и дополненное. М., 2001. С. 43. Ср.: Kluge F. Etymologisches Worterbuch der deutschen Sprache. 22 Auflage/Unter Mithilfe von Max Burgisser u. Bernd Gregor, vollig neu bearbeitet von Elmar Seebold. Berlin- New York. 1989. S. 403. См. также: Skeat W. W. Etymological Dictionary of the English Language. Oxford, 1956. P. 90, 127.[]
  9. Ср., например: HombyA. S.Op. cit. P. 176.[]
  10. Castiglioni L., Mariotti S. Vocabulario Delia Lingua Latina. Latina Italiano – Italiano Latina / Redatto con collaborazione di A. Brambilla e C. Camagna. Terza Editore. Milano. 1996. P. 1564.[]
  11. Zingarelli N. Op. cit. P. 420.[]
  12. Blochet O., von Wanburg W. Dictionnaire Etymologique de la Langue Francaise. Deuxieme Edition. / Ref. par W. von Wartburg. P., 1950. P. 141.[]
  13. Daurai A., Dubois J., Milierand H. Larousse Etymologique. Nouveau Dictionnaire Etymologique et historique. Deuxieme ed. Revue et corrige. P., 1971. P. 186.[]
  14. ЗинченкоВ. Г., ЗусманВ. Г., КирнозеЗ. И.Методыизучениялитературы. Системный подход. М., 2002. С. 7-37.[]
  15. Пригожин И. Природа, наука и новая рациональность // Философия и жизнь. 1991. N 7. С. 36.[]
  16. Степанов Ю. С. Указ. соч. С. 47.[]
  17. Талан. Рассказы о деньгах и счастье / Предисл. Т. Толстой. М., 2002.[]
  18. Толстая Т. Кошелек интимнее обнаженного тела // Аргументы и факты. 2002. N 5. С. 8. См. также: Толстая Т. Купцы и художники // Талан. С. 7-24.[]
  19. Лосев А. Ф. Имя. Избранные работы, переводы, беседы, исследования, архивные материалы/Сост., общ. ред. А. А. Тахо-Годи. СПб., 1997. С. 280.[]
  20. Неретина С. С. Тропы и концепты. М., 1999. С. 30. См. также: Неретина С. С. Слово и текст в средневековой культуре. Концептуализм Петра Абеляра. М., 1994.[]
  21. Статья С. А. Аскольдов а цит. по изд.: Межкультурная коммуникация. Практикум. Ч. I. Нижний Новгород, 2002. С. 85. В дальнейшем страницы указываются прямо в тексте. См. также: Русская словесность… С. 267-279.[]

Статья в PDF

Полный текст статьи в формате PDF доступен в составе номера №2, 2003

Цитировать

Зусман, В.Г. Концепт в системе гуманитарного знания / В.Г. Зусман // Вопросы литературы. - 2003 - №2. - C. 3-29
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке