№10, 1958/Советское наследие

К вопросу о новаторстве социалистического искусства (Из опыта литовской литературы)

(Из опыта литовской литературы)

Наши литературоведы и критики немало сделали, чтобы разобраться в проблеме новаторства социалистического искусства. Однако еще много усилий потребуется для выявления того нового, что дал социалистический реализм каждой национальной литературе и как развивалось в них новое – свойственное социалистическому реализму – эстетическое отношение к действительности. Больше того, мы все еще мало знаем, что нового внес творческий труд человека социалистической эпохи и новые социальные отношения в понятие прекрасного, как изменилось и обогатилось эстетическое чувство человека эпохи социализма и как развиваются в нашем обществе эстетические представления. Очень интересно было бы показать, как советский человек эстетически воспринимает действительность, происходящие в ней общественные процессы, великие коммунистические идеалы. А ведь именно эстетические чувства, представления и понятия советских людей отражены в лучших произведениях советской литературы, в новой эстетике социалистического реализма. Основательный анализ этих вопросов внес бы значительно больше ясности и конкретности в проблему метода социалистического реализма, дал бы возможность отчетливей определить его особенности.

Сущностью каждого творческого метода являются определенные эстетические принципы, обусловливающие отношение художника к изображаемому материалу и дающие соответствующее направление его творчеству. Поэтому было бы неправильным искать существенные признаки литературы социалистического реализма в проблематике, в изображаемом объекте или в области художественных «приемов», ибо тот или иной художественный метод означает тот или иной путь эстетического освоения действительности. Подлежит критике и утверждение, что социалистический реализм, в сущности, есть только мировоззрение писателя, так как такая постановка вопроса ведет к отрыву мировоззрения от творческого процесса, от эстетических категорий.

При выяснении сущности социалистического реализма особенно важным представляется вопрос о самой главной эстетической категории, в основном определяющей отношение художественного образа к действительности и тем самым характер художественного метода, а именно вопрос об эстетическом идеале.

В эстетике социалистического реализма особое значение приобретает новое понимание роли народных масс. Народ выступает здесь не как объект сочувствия, а как подлинный хозяин и созидатель жизни. Поэтому эстетический идеал в социалистическом реализме – это такое понимание жизни и ее целей, которое совпадает с историческими интересами и задачами народа-творца. Художник социалистического реализма решает вопрос о смысле жизни как борец за все новое, что так или иначе связано с борьбой человечества за социализм и коммунизм.

Реализуя свой эстетический идеал, писатель руководствуется ленинским принципом партийности, который определяет сущность и главное направление социалистического реализма: служение искусства гуманистическому идеалу – построению социализма и коммунизма.

В статье В. И. Ленина «Партийная организация и партийная литература» очень ясно определено существенное отличие социалистической литературы от буржуазной: «В противовес буржуазным нравам, в противовес буржуазной предпринимательской, торгашеской печати, в противовес буржуазному литературному карьеризму и индивидуализму, «барскому анархизму» и погоне за наживой, – социалистический пролетариат должен выдвинуть принцип партийной литературы, развить этот принцип и провести его в жизнь в возможно более полной и цельной форме» 1.

Связь литературы с боевыми задачами построения социализма положила конец пониманию творческого процесса как бессознательного. В социалистическом реализме не может быть таких противоречий между мировоззрением и творческим методом, какие были у Бальзака, Л. Толстого и других писателей прошлого столетия. Без понимания смысла борьбы социализма с капитализмом в настоящее время невозможно создать монументальные эпические произведения, дающие глубоко историческое и реалистическое изображение эпохи. О том, какое значение для писателя социалистического реализма имеет партийное отношение к действительности, хорошо сказал А. Толстой. «Я не могу открыть глаз на мир прежде, чем все мое сознание не будет охвачено идеей этого мира, – тогда мир предстает передо мной осмысленным и целеустремленным. Я, советский писатель, я охвачен идеей переустройства старого и строительства нового мира. Вот с чем я открываю глаза. Я вижу образы мира, понимаю их значение, их взаимную связь, их отношение ко мне и мое отношение к ним» 2.

Это превосходное определение эстетического отношения к действительности в социалистическом реализме. Именно новый взгляд на мир, основанный на коммунистическом понимании и утверждении эстетического идеала, вытекающего из интересов общества, строящего социализм, и составляет сущность социалистического реализма, его новаторства.

В каждой национальной литературе, как и в творчестве отдельного писателя, эти общие и основные эстетические принципы могут поразному проявить себя в зависимости от литературных традиций народа и творческой индивидуальности каждого писателя. Теперь все более строгой критике подвергаются те работы, в которых метод социалистического реализма превращается в абстрактный, теоретический объект, оторванный от какой бы то ни было конкретной литературы, ее традиций и индивидуального творческого пути писателя. Метод социалистического реализма формируется в каждой национальной литературе своеобразно, развивая свои эстетические принципы в соответствии с национальной самобытностью и традициями, по-своему откликаясь на поставленные жизнью задачи.

Надо со всей серьезностью подчеркнуть, что перед нашим, литературоведением и критикой стоит ответственная задача – исторически конкретно исследовать возникновение и путь социалистического реализма в различных советских литературах, показать, какие своеобразные формы приняли в той или иной братской литературе основные эстетические принципы социалистического реализма.

* * *

В литовской литературе первые проявления социалистического реализма относятся еще к началу этого века – к годам кануна социалистической революции. Появлению нового эстетического отношения к действительности способствовало новое, основанное на марксистском мировоззрении, понимание исторической роли народных масс и демократические традиции литературы. Демократизм был основной чертой классической литовской литературы на всем протяжении ее существования. Литовская литература с первых своих шагов срослась с народом и никогда не отрывалась от земли, от общественных проблем. Эту основную тенденцию нашей литературы определили особые исторические условия развития литовского народа.

Литовский народ, имеющий многовековую историю, в течение ряда столетий находился под иноземным гнетом. Национальный вопрос для него всегда был чрезвычайно актуален. И одной из важнейших проблем, связывавших литературу с жизнью, была проблема национального освобождения. Первые книги светского содержания в литовской литературе в большей своей части были написаны с целью пробудить национальное самосознание. Они призывали дорожить своим национальным языком, гордиться историческим прошлым и обычаями своего народа и т. п.

Другое важное обстоятельство, определившее демократический характер литовской литературы, заключалось в том, что литовская знать ассимилировалась и ее культурные запросы удовлетворялись на иностранных языках. Читал по-литовски только простой народ – крестьяне, угнетенные массы. Поэтому литовская литература, если она хотела найти отклик среди читателей, неизбежно должна была стать на сторону крестьян, бороться не только за национальные, но и за социальные интересы народа. Обе эти тенденции со времен поэмы Донелайтиса «Год» 3 отчетливо проходят через всю литовскую литературу XVIII и XIX веков, придавая ей демократический характер.

Во многих произведениях литовских писателей народ изображался как хранитель здоровой морали, как источник подлинной литовской самобытности, объект социального угнетения. Духом народности были пронизаны представления об эстетическом идеале таких писателей, как К. Донелайтис, А. Страздас, Д. Пошка, С. Станевичюс, Жемайте, Майронис и др., однако зачастую в этих эстетических понятиях проступали черты абстрактного гуманизма и идеалистической философии.

Начав формироваться с первых лет текущего столетия, литовская пролетарская литература пришла в жизнь с совершенно новой идейной и эстетической программой. Она впервые в истории нашей литературы применила художественное слово как оружие в борьбе за освобождение рабочего класса.

Ионас Билюнас в своем рассказе «Первая стачка» (1903) с огромным эстетическим пафосом описывает демонстрацию рабочих, пробуждение революционных сил трудящихся масс. С именем Билюнаса и этим его произведением на все времена связано то восхищение, которое каждый передовой литовец испытывал и испытывает при виде демонстрации сплоченной, организованной силы народа.

Этот новый эстетический идеал И. Билюнас выразил очень эмоционально, придав изображению демонстрации ореол торжественности и романтического подъема.

«Мое сердце перестает биться, замирает, но вдруг кровь опять быстро пульсирует в висках, шумит в ушах. Вижу то, чего никогда еще не видывал. Начиная с моста, вся улица запружена народом. Суровые я сосредоточенные люди медленно и торжественно двигаются вперед: не слышно ни шуток, ни песен. Бледные девушки, согбенные, сморщенные старики и молодые парни – все прокопченные, чумазые, только что ушедшие с работы, оставившие фабрики. Над толпой то здесь, то там колышутся ветки цветущих деревьев, развеваются поднятые на древки красные полотнища. Словно широкая река тихо и плавно течет этот могучий людской поток, как бы только теперь почувствовавший свои беды, обиды и гнет, течет тихо и медленно» 4.

Взгляды И. Билюнаса не были последовательны и непоколебимы, однако его «Первая стачка» явно имеет революционную направленность.

Революционное содержание отчетливо выявилось в эстетических понятиях и идеале самого выдающегося литовского пролетарского поэта-большевика Юлиуса Янониса. Янонис выступил с новым творческим кредо. В своем стихотворении (на русском языке) он сказал;

Поэт – не жрец, курящий фимиам

И шепчущий в ночной тиши молитву,

Поэт – трубач, зовущий войско в битву

И прежде всех идущий в битву сам.

В творчестве Янониса народ перестал быть объектом абстрактного гуманистического сочувствия или восхищения, – в лице пролетариата народ представлен им как движущая революционная сила в истории человечества. В произведениях Янониса впервые в литовской литературе придан новый эстетический смысл конфликтам, отражающим социальные противоречия. Они стоят в центре многих стихотворений Янониса, составляют их главный пафос и являются художественным средством раскрытия сущности классовой борьбы, ее направления и перспектив.

Пожалуй, особенно ясно это чувствуется в стихотворении «Кузнец» (1914):

Ну-ка, в сторону! Разве не видишь, кую.

Мне с тобой болтать недосуг.

Поглазеть захотелось? Ты, вижу, барчук, –

Что ж, гляди, как в поту за полушку свою

Днем и ночью стою да кую.

Им приятно смотреть, как живут бедняки.

Ха-ха-ха!.. Не житье-благодать:

Хорошо нам пудовой кувалдой махать, –

Дома ж дети от голода мрут, как щенки.

Лучше всех мы живем, бедняки!..

Лучше, право, нельзя! Но наступит пора,

Когда лопнет терпенье у нас,

Когда вырвемся, освободимся от вас,

Разговор будет короток, прочь со двора!

Скоро эта наступит пора.

(Перевод А. Кленава)

Через социальный конфликт поэт воспринимает и раскрывает революционное развитие действительности, связывая, таким образом, свое понимание сущности жизни и свой эстетический идеал с реальным историческим будущим. Вот почему мотив страданий народа в поэзии Янониса получил новое художественное воплощение в суровых трагедийных образах рабочих, а созданные Янонисом герои – представители трудового народа – исполнены целеустремленной ненависти и революционной страсти.

Идея о том, что народ – рабочий класс – является движущей силой истории, стала для Янониса не только мировоззренческим, но и эстетическим принципом, определившим активность и направленность его творческого метода, партийность его поэзии, ее революционную романтику и героический стиль. Поэтическое «я» в лирике Янониса перестало быть центром мироздания, оно тесными узами соединилось с судьбой пролетариата, с его делом. Это основной, глубоко осознанный Янонисом принцип новой эстетики – эстетики социалистического реализма. С этой идущей от Янониса традицией во многом связан процесс дальнейшего становления социалистического реализма в литовской литературе. Янонис оказал сильное влияние на писателей, сотрудничавших в период господства буржуазии с находившейся в подполье Коммунистической партией. Его традиции плодотворно развивали в своем творчестве передовые литовские писатели П. Цвирка, В. Монтвила, С. Нерис, А. Венцлова и др. Особенно важную роль идущая от Янониса традиция сыграла при формировании социалистического реализма в 1940 – 1941 годах.

Эти годы являются значительным этапом развития социалистического реализма в советской литовской литературе. В 1940 году долголетняя борьба трудового народа Литвы за свободу закончилась победой. Народ взял власть в свои руки. Горячее стремление создать новую, социалистическую жизнь, охватившее трудящихся Литвы, наглядно демонстрировало революционность и историческую роль народа и побуждало каждого здравомыслящего художника и писателя серьезно пересмотреть свои творческие концепции. Индивидуалистическая философия, на которую опиралась буржуазная эстетика и которая лежала в основе творчества многих литовских писателей буржуазного времени, выявила свою несостоятельность.

Каждому идущему в ногу со временем писателю уже в первые советские годы стало ясно, что для изображения жизни в правильной исторической перспективе необходим новый творческий метод, который обусловливал бы активное отношение художника к действительности, отметал бы индивидуалистические идеи и настроения, помогал бы писателям осознать революционные задачи народа. Народ и его историческая миссия переустройства мира начали выявляться как главный критерий и эстетический идеал, определяющий не только новое отношение художника к действительности, но и взаимоотношения личности с обществом. Эти принципы новой эстетики – эстетики социалистического реализма – широко сказались в богатой поэзии советского времени, основным мотивом которой было чувство радости освобожденного народа. Стихи С.

  1. В. И. Ленин, Сочинения, т. 10, стр. 27.[]
  2. А. Толстой, Полн. собр. соч., т. XIII, стр. 356.[]
  3. В русском переводе «Времена года».[]
  4. И. Билюнас, Соч., т. 1, 1954, стр. 55, перевод И. Декторайте.[]

Цитировать

Ланкутис, Й. К вопросу о новаторстве социалистического искусства (Из опыта литовской литературы) / Й. Ланкутис // Вопросы литературы. - 1958 - №10. - C. 26-43
Копировать