№1, 1976/Книжный разворот

Изучая великое ленинское наследие

I Дзеверiн, Естетика ленiнiзму i питания лiтератури (Изд. 2-е, доработанное и дополненное), «Днiпро», Киïв, 1975, 264 стор.

Принципиальная важность темы, которой посвящена монография известного украинского литературоведа И. Дзеверина «Эстетика ленинизма и вопросы литературы», очевидна. Следует лишь отметить, что, несмотря на несомненные и большие успехи нашей науки в освоении ленинского наследия, в осмыслении его значения для разработки проблем литературы и искусства, здесь еще предстоит сделать многое. Да иначе и быть не может: поистине неисчерпаемо идейное богатство этого наследия. Закономерно, что появляются новые и новые труды, в которых исследуются взгляды В. И. Ленина на литературу и искусство. И рецензируемой работе – позволю себе сразу же это сказать – принадлежит заметное место в современной литературоведческой Лениниане.

Первое издание книги И. Дзеверина появилось в 1967 году. Оно получило высокую оценку в республиканской и всесоюзной прессе. Вместе с тем были высказаны и отдельные пожелания, касающиеся расширения проблематики исследования, более обстоятельной аргументации некоторых положений и т. д. Автор внимательно учел эти пожелания. Главное же, он учел требования времени, а также сегодняшние достижения советской и передовой зарубежной науки. В результате создана не только содержательная, интересная, но и во многом новая работа, активно развивающая концепцию автора.

Прежде всего, представляются методологически и методически точными сами исходные установки исследователя. С полным основанием И. Дзеверин утверждает, что, во-первых, «подлинно научное комментирование высказываний Ленина о литературе и искусстве необходимо предполагает включение этих высказываний в широкий контекст всей философской и социально-политической системы положений ленинского учения». А во-вторых, «главнейшая задача состоит в том, чтобы показать, как живут и действуют эстетические идеи ленинизма в наши дни, как активно влияют они на современную теорию и практику социалистического реализма» (стр. 4). Этими установками и руководствуется автор.

Взять хотя бы первую главу работы – «Специфика литературы (искусства) в свете ленинской теории отражения». Опираясь на прочную философскую основу, автор обращается к сложной проблеме – место художественного творчества в ряду других видов духовной деятельности человека. В книге вдумчиво и всесторонне рассматриваются: – именно в свете ленинской теории отражения – особенности предмета, метода, функции искусства, по-новому говорится о том, что объединяет искусство и науку и чем отличаются они друг от друга. Так, И. Дзеверин далек от того, чтобы видеть в искусстве только и исключительно познание, он указывает на его полифункциональность. Однако он совершенно прав, подчеркивая, что такая полифункциональность искусства отнюдь не отрицает особого значения функции познавательной. Иное дело, что художник по-своему познает действительность; гносеологическая природа искусства, как это хорошо показано в книге, неотрывна от его эстетической природы.

Верно обращая внимание на то, что отношение субъекта к объекту в искусстве всегда выступает как эстетически-эмоциональное отношение, автор, правда, подчас предлагает излишне жесткие формулировки. На мой взгляд, нуждается в определенном уточнении, например, вывод, согласно которому «искусство в принципе имеет дело лишь с такими явлениями и сторонами действительности, которые могут быть освоены эстетически» (стр. 33), а поэтому сфера искусства в известной степени у´же сферы науки. Впрочем, сам автор делает затем существенную оговорку относительно того, что с развитием общественной практики человека все больший круг явлений включается и в сферу его эстетических восприятий…

Останавливаясь далее, во второй главе, на проблемах реализма, показывая, как труды и высказывания В. И. Ленина позволяют научно решать эти проблемы, И. Дзеверин опять-таки не ограничивается общеизвестным, он настойчиво ищет возможность углубить, развить достигнутое предшественниками. Это касается и его истолкования понятия правдивости художественного изображения применительно к реалистическому искусству, и его мыслей о типизации как принципе, который приобретает для художника-реалиста значение «эстетического закона», и его рассуждений о роли современной темы в искусстве социалистического реализма и об особенностях, отличающих образ положительного героя в произведениях советских писателей. Причем теоретические обобщения автора всегда опираются на художественную практику (вообще, надо сказать, в книге привлекается для анализа широкий круг конкретных явлений классической и современной советской многонациональной литературы).

Центральное место в книге отведено (что, разумеется, вполне оправданно) размышлениям о ленинском принципе партийности литературы и искусства. И. Дзеверин показывает, что на каждом новом историческом этапе этот принцип с новой силой демонстрирует свою действенность. Ученый страстно – и аргументировано – выступает против разного рода «советологов», «кремленологов» и прочих фальсификаторов, представляющих сегодняшнюю реакционную эстетику, буржуазную и ревизионистскую. Одновременно он полемизирует – и, как правило, весьма убедительно – с теми из своих коллег, взгляды которых он считает ошибочными или спорными. Книга «Эстетика ленинизма и вопросы литературы» насквозь полемична, и в этом – одно из ее несомненных достоинств.

Учение В. И. Ленина о партийности литературы и искусства рассматривается исследователем в наиболее важных аспектах. Об этом можно судить уже по названию разделов: «Литература должна стать партийной», «Коммунистическая партийность и свобода творчества», «Партия и литература», «Роль мировоззрения», «Партийность как эстетическая категория». И везде исследователя отличает активность научных поисков и стремление сосредоточить внимание на главном, на определяющем. Вот, скажем, речь идет о политике партии в области художественной культуры. Автор совершенно прав, когда утверждает – и убедительно показывает, – что «тем и объясняется действенность художественной политики Коммунистической партии, что она носит научно обоснованный характер, строясь как на глубоком понимании специфики, особенностей сферы своего применения – искусства, так и на внимательном изучении реального положения вещей в этой сфере – практического опыта творцов искусства» (стр. 170 – 171).

Особый интерес, как мне кажется, представляет раздел о партийности как эстетической категории. И. Дзеверин был в числе первых наших теоретиков, которые, отправляясь от ленинских суждений, попытались дать конкретный ответ на вопрос о том, в чем надо видеть собственно художественное значение принципа партийности искусства, почему этот принцип мы называем не только социологической, но и эстетической категорией. Нельзя не согласиться с ним в том, что коммунистическая партийность писателя, художника отнюдь не сводится к их декларативным заявлениям о своей преданности идеалам марксизма-ленинизма. «Подлинно партийным, – четко формулирует свою мысль исследователь, – является произведение, во всей образной ткани которого, во всей концепции находят свое выражение марксистско-ленинские убеждения автора» (стр. 195). Этот тезис проиллюстрирован очень интересным, по-настоящему тонким анализом «Поднятой целины» М. Шолохова, «Тронки» О. Гончара и некоторых других произведений.

Попутно И. Дзеверин коснулся и вопроса о партийности литературно-художественной критики. К сожалению, именно только попутно. Однако сами по себе его соображения о специфике проявления принципа партийности в критике как мышлении в основе своей научно-теоретическом, а не художественном, о том, что «критику роднит с искусством не общность формы выявления партийности, а общность партийных задач» (стр. 208), заслуживают внимания. Основной вывод ученого здесь сводится к тому, что критика должна быть (и только и может быть) «не «равноправным видом искусства», а его активным союзником в деле коммунистического воспитания» (стр. 207 – 208). Вывод этот вполне правомерен, хотя, повторяю, хотелось бы, чтобы он был высказан не столь тезисно.

Заключает книгу глава, посвященная проблеме народности. Опираясь на известные ленинские слова, сказанные в беседе с К. Цеткин, автор видит решающие признаки народности искусства 1) в постановке художником проблем общенародного значения, 2) в том, что эти проблемы художник решает, выступая с народных позиций, и 3) в демократичности формы его произведений. Как и предыдущие главы работы, эта глава насыщена большим фактическим материалом и отмечена вдумчивым его анализом. Рассматривая категорию народности в ее историческом развитии, И. Дзеверин доказательно говорит о ее обогащении в искусстве социалистического реализма. «…В нашу советскую эпоху народная позиция художника является одновременно и его партийной позицией, находя в последней свое наивысшее выражение», – подчеркивает он (стр. 253).

Оценивая рецензируемый труд в целом, можно утверждать, что он написан на современном научном уровне и отличается последовательностью в отстаивании марксистско-ленинских методологических позиций, философской и эстетической культурой.

Еще одно. Книга написана хорошим языком, без ложного академизма – о сложных вещах автор умеет сказать ясно, четко, доходчиво. И в данном случае действительно уместна предваряющая книгу стереотипная издательская рекомендация: «…Эта книга привлечет к себе внимание как специалистов, так и широкого круга читателей…»

г. Киев

Цитировать

Шаблиовский, Е. Изучая великое ленинское наследие / Е. Шаблиовский // Вопросы литературы. - 1976 - №1. - C. 254-257
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке