№12, 1986/Хроника

Из неизданной переписки П. А. Вяземского

В записных книжках П. А. Вяземского есть такие строки: «Надобно мне отобрать свои письма у моих корреспондентов и подарить их Павлуше1: тут я весь налицо и наизнанку» 2. Это верная, но не исчерпывающая оценка; Вяземский здесь поскромничал. Его эпистолярное наследие, собранное усилиями исследователей многих поколений, давно уже получило статус важнейшего источника не только для характеристики самого автора, но и для изучения сразу нескольких эпох русской жизни, которые пережил Вяземский на своем долгом веку. Среди писем Вяземского, ему особенно дорогих, одно из первых мест занимали обстоятельные послания к жене – княгине Вере Федоровне (урожденной Гагариной; 1790 – 1886), относящиеся к тем годам, когда по служебным обстоятельствам он надолго покидал свой дом. Большое количество этих писем опубликовано3, и на этом фоне досадное исключение составляет целый эпистолярный комплекс, обнимающий 1827-1829 годы. В конце 1930-х годов М. Боровкова-Майкова подготовила его к печати для седьмого тома сборников «Звенья», однако это издание не вышло в свет; в дальнейшем подлинники писем жене временно выпали из поля зрения исследователей, и некоторые выдержки из них, посвященные Пушкину, в 1952 году были опубликованы лишь по позднейшим копиям4. В настоящее время доступ к интересующим нас автографам открыт, и автор этих строк (располагающий также корректурой несостоявшейся публикации М. Боровковой-Майковой, любезно предоставленной Р. Щербаковым) намерен в скором времени подготовить к печати письма Вяземского к жене за 1827 – 1829 годы.

Для данной заметки отобраны фрагменты из писем 1828 – 1829 годов, непосредственно связанные с общественно-литературной тематикой. Все документы цитируются по автографам: ЦГАЛИ, ф. 195, оп. 1, N 3267.

В письмах, посланных из Москвы в феврале 1828 года, Вяземский сообщает о своем знакомстве и беседе с Алексеем Петровичем Ермоловым (уволенным с должности командующего Кавказским корпусом в марте 1827 года5). «Вчера, – писал он 1 февраля, – в [Московском благородном] Собрании явился Ермолов в черном фраке без звезд, без крестов, без радужных лучей. Все собрание бегало за ним и вокруг него толпилось. Одна маска, и, что всего хуже, вероятно, мужчина, приставала к нему, расспрашивая: «Долго ли здесь останетесь? – Поедете ли в Питер?» Он отвесил ей низкий поклон и сказал: «Прекрасная маска! Вы с меня допрос снимаете». Он наружности исполинской: голова седая и лицо значительное. Денис Давыдов меня представил ему. Он сказал мне несколько учтивых фраз, между прочим: «Я скажу очень кстати, что давно вас знаю по репутации; это часто говорится, но говоря с вами, оно совершенно у места…» Любопытен я сойтись с ним на просторе и на досуге. От него не отходит старый Шульгин <…> в качестве недовольного обер-полицмейстера при недовольном главнокомандующем6. После писем моих к тебе смело можно проситься в жандармы, потому что составляю тебе подробные отчеты полицейские». Эта тема была продолжена в письме от 22 февраля. «После обеда просидел я часа полтора у Ермолова. Разговор был не очень замечателен и сочен. Я думаю, Ермолов слишком разжирел и отяжелел. Скажутебенаухо, qu’il ne me fait pas l’effait d’un grand homme7. Он умный человек, но не привить ему восторга. В нем нет этой священной оспы. Вероятно, заколдовал он всех своих сеидов умом и обращением, необыкновенными между генералами нашими Я, кажется, мог бы более пристраститься к Раевскому8, чем к нему. Но не менее того все не много у нас таких людей, как он, и нынешнее положение его ставит его на подножник, который выше всех мест, занимаемых божиею волею, а пуще того неволею, как говорится в наших русских сказках».

В беглом рассказе Вяземского о первой серьезной беседе с Ермоловым можно распознать отзвуки давней литературной полемики; некогда эпилог пушкинского «Кавказского пленника» вызвал у него явную неприязнь. «Я написал кое-что о «Кавказском пленнике», – сообщал он А. И.

  1. П. П.Вяземский(1820 – 1888) – сын П. А. Вяземского.[]
  2. П. А.Вяземский, Записные книжки (1813 – 1848), Й., 196Д. с. 174[]
  3. См.: «Остафьевский архив князей Вяземских», т. V, вып. 1. СПб.. 1909- там же, вып 2, 1913; «Звенья», 1936, т. 6; 1951, т. 9 (обе последние публикации подготовлены М. Боровковой-Майковой).[]
  4. »Литературное наследство», 1952, т. 58, с. 30, 72 – 81, 85 – 86. []
  5. О шумихе, вызванной появлением опального генерала в обеих столицах, см.: А. В.Семенова, «Господин проконсул Иберии». – В ее кн.: «Временное революционное правительство в планах декабристов», М., 1982, с. 136 – 138[]
  6. А. С.Шульгин(ум. 1841) – московский полицмейстер до 1825 года.[]
  7. Что он не производит на меня впечатление великого человека (франц.).[]
  8. Н. Н.Раевский(старший; 1771 – 1829) – генерал, прославленный в кампанию 1812 года.[]

Цитировать

Осповат, А. Из неизданной переписки П. А. Вяземского / А. Осповат // Вопросы литературы. - 1986 - №12. - C. 260-263
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке