№1, 2005/Книжный разворот

И. В. Силантьев. Поэтика мотива

Новосибирский филолог Игорь Силантьев является сегодня одним из немногих российских литературоведов, которые столь последовательно разрабатывают теорию мотива. Вновь вышедшая книга обобщает его собственные исторические наблюдения и теоретические разработки предшественников. Предыдущие – новосибирские – издания отдельных глав этого исследования («Теория мотива в отечественном литературоведении и фольклористике», 1999; «Мотив в системе художественного повествования. Проблемы теории и анализа», 2001 и др.) быстро стали раритетами.

Известно, что в теории литературы вопрос о мотиве весьма запутан из-за множества упоминаний и попыток дефиниции, в действительности задевающих эту категорию лишь «по касательной». Так, определение, сформулированное в области интертекста, скорее всего, не подойдет ученому, который занимается, к примеру, имманентным анализом: в интертекстуальном анализе определяющей чертой мотива является такая характеристика, как повторяемость, а при имманентном анализе, который ставит целью восстановить смысловые связи, очевидна ценность мотива в его единичной неповторимости.Тем не менее категория мотива применяется на всех уровнях художественного произведения – от звука и слова (звуковой, словесный мотив) до содержания и смысла (сюжетный мотив). Затем мир художественного произведения размыкается в «большое время» культуры, которое также можно рассматривать как единый – «неслиянный и нераздельный» – комплекс мотивов. Если попытаться единой формулой выразить культурную ситуацию, в которой пребывает ныне термин «мотив», то это балансирование между статусом инструмента и минимальной единицы смысла. Даже название книги «Поэтика мотива» мгновенно рождает главный вопрос: что здесь названо мотивом? В этой ситуации последовательность методологической разработки темы, которую демонстрирует И. Силантьев, оказывается полезной во всех отношениях.

В «Поэтике мотива» две части – «Проблемы теории мотива» и «Проблемы анализа мотива». В первой части три главы, посвященные теории мотива в истории литературоведения, мотиву в системах нарратологического и семиотического подходов. Во второй – главы о языке аналитического описания мотива и о мотиве встречи в повествовательном творчестве Пушкина.С самого начала исследователь оговаривается, что рассматривает мотив как феномен «поэтики повествования» (с. 9). Данный феномен, по словам И. Силантьева, «отвечает фундаментальному направлению исторической поэтики, обозначенному А. Н. Веселов-

ским», в частности – мотив как носитель устойчивых значений и образов повествовательной традиции и одновременно как повествовательный элемент, участвующий в сложении фабул конкретных произведений, обеспечивает связь «предания» и сферы «личного творчества» (с. 9 – 10). Таким образом, ученый сразу выводит мотив из подчинения тому или иному произведению, подчеркивая его статус целостной (но принципиально открытой для новых значений) единицы в системе художественного языка. И эта единица обладает собственной поэтикой.

И. Силантьев выделяет четыре традиции в истории научного осмысления мотива – семантическую, морфологическую, дихотомическую и тематическую. Предпринимается попытка наметить диалектику движения от одного подхода к другому. А. Веселовский и вслед ему О. Фрейденберг выделяли мотив на основе семантической целостности, в основе которой лежит целостность образа (с. 40). Отсюда выход в «эстетический язык эпохи», в котором формальная мера мотива размывается.

Сменив семантический критерий на логический, В. Пропп привел «к разрушению мотива как целого. Взятый как логическая конструкция, мотив очевидным образом распался на простейшие компоненты логико-смысловой структуры высказывания – на набор субъектов, объектов и предикатов, выраженных в тех или иных фабульных комбинациях» (с. 25 – 26). Таков результат морфологического подхода, однако, столкнувшись с бесконечной вариативностью мотива, не сдерживаемой семантической целостностью, Пропп, по мысли Силантьева, разрешает эту проблему выделением «семантического инварианта» мотива. Мысль о различении инварианта и варианта ложится в основу дихотомической теории мотива, которая в трудах А. Белецкого и самого В. Проппа примиряет семантическую инвариантность с фабульной вариативностью.

Тематический подход представляет собой продолжение семантического и основывается на способности мотива «выражать целостную тему, понятую как смысловой итог, или резюме смыслового развития фабулы» (с. 41). Иначе говоря, речь идет уже о семантическом подходе не в масштабах «эстетического языка эпохи», а в масштабах конкретного художественного произведения. В современном литературоведении на стыке семантического и тематического подходов возникают интертекстуальный (Б.

Статья в PDF

Полный текст статьи в формате PDF доступен в составе номера №1, 2005

Цитировать

Козлов, В.И. И. В. Силантьев. Поэтика мотива / В.И. Козлов // Вопросы литературы. - 2005 - №1. - C. 358-361
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке