№5, 2013/Книжный разворот

Горелик Л. Л. «Миф о творчестве» в прозе и стихах Бориса Пастернака

Л. Л. Г о р е л и к. «Миф о творчестве» в прозе и стихах Бориса Пастернака. М.: РГГУ, 2011. 370 с.

Книга известной смоленской исследовательницы творчества Пастернака Л. Горелик, судя по ее заглавию, стремится объять необъятное. Все ее достоинства и недочеты проистекают из этой глобалистской установки. Автор избегает введения, может быть опасаясь, что ввиду столь необъятной темы не удастся избежать общеизвестного, и предпочитает избавить читателя от поглощения почти неминуемых литров «воды». А может быть, автор с доверием относится к своему читателю, полагая, что каждый сам вспомнит известный тезис Пастернака, лежащий в основе его мифотворчества: «Самое ясное, запоминающееся и важное в искусстве есть его возникновение, и лучшие произведения мира, повествуя о наиразличнейшем, на самом деле рассказывают о своем рождении» («Охранная грамота», ч. 2, гл. 7).

Какие тексты выбраны как наиболее выгодно высвечивающие особенности пастернаковского мифа о творчестве?

Книга состоит из трех частей. Каждая, в свою очередь, включает по три главы. Первая часть повествует о юношеской прозе поэта, прозе 1915-1924 годов и повести «Детство Люверс». Вторая — «Кризис конца 20-х — начала 30-х годов» — полностью посвящена стихотворным текстам («Близнец в тучах», «Начальная пора», «Спекторский», «Второе рождение»), третья — роману. Отдельная главка посвящена «Гамлету» из «Доктора Живаго». При этом не может не броситься в глаза, что вниманием обойдена «Сестра моя — жизнь», что, видимо, объяснимо гипертрофированным вниманием к этой книге десятков исследователей уже в течение полувека.

Если с самого начала и возникает впечатление, что автор не хотел бы задерживаться на общеизвестном, то все же ему не удается избежать общих мест: «Понятие творчества не ограничивается для Пастернака чисто эстетическими рамками. Творчество понимается как пересоздание действительности…» (с. 99), «…полное представление об отношениях творца и действительности <…> складывается в результате взаимодействия произведений, дополняющих друг друга…» (с. 101). Такого рода мыслей в книге немало, и если порой на них задерживается внимание, то лишь странностью формулировки: «…пространство, на котором развиваются события, является не только местом действия, но его участником» (с. 113).

Третья часть книги — «Миф о вечно пересоздающем мир творце в «Докторе Живаго» — кажется наименее связанной с основной темой исследования, заявленной в названии. Во всяком случае, эта связь не прописана. Однако как раз здесь-то и обретаются безусловно любопытные открытия. Увлекаясь анализом конкретных деталей и эпизодов, Л. Горелик нашла немало такого, что может пригодиться в комментариях к роману, что безусловно способно придать нашему взгляду стереоскопичность.

Первая глава в той части исследования, что посвящена «Доктору Живаго», дает интересную возможность проследить довольно подробное сопоставление романа Пастернака и «Повести о двух городах» Ч. Диккенса1. Горелик указывает на сходство фабульных линий романов, погружая нас в детальный анализ мотивов и композиции персонажей обоих произведений.

  1. Л. Горелик развивает идею, изложенную в статье: Barnes Christopher. Pasternak, Dickens and the novel tradition // Forum for modern language studies. 1990. Vol XXVI. № 4. []

Статья в PDF

Полный текст статьи в формате PDF доступен в составе номера №5, 2013

Цитировать

Борисова, А. Горелик Л. Л. «Миф о творчестве» в прозе и стихах Бориса Пастернака / А. Борисова // Вопросы литературы. - 2013 - №5. - C. 490-493
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке