№1, 1972/На темы современности

Действенное оружие в идеологической борьбе

Исторические решения XXIV съезда КПСС определяют развитие всех областей жизни нашего общества. В Отчетном докладе ЦК КПСС, с которым выступил тов. Л. И. Брежнев, и других материалах съезда содержатся такие теоретические положения, которые имеют актуальное значение для многих наук, в том числе для науки о литературе. Невозможно в одной статье осветить все проблемы, связанные с этой большой и сложной темой. Ниже мы рассмотрим в свете материалов XXIV съезда партии лишь некоторые вопросы теории литературы, представляющие серьезный интерес в условиях современной идеологической борьбы.

XXIV съезд КПСС знаменует собою новый этап в экономическом и культурном развитии нашего общества на пути к коммунизму. Отличительной особенностью работы съезда и принятых им решений является органическое единство материального и духовного аспектов при рассмотрении вопросов коммунистического строительства.

Новые грандиозные хозяйственно-экономические задачи закономерно предъявляют все более высокие требования к культурному уровню людей, практически решающих эти задачи, а развитие материально-технической базы позволяет полнее и всестороннее удовлетворять самые разнообразные духовные и культурные потребности народа и со своей стороны активно стимулировать их. В удовлетворении этих потребностей выдающаяся роль принадлежит искусству и литературе.

Вместе с тем в материалах XXIV съезда партии искусство и литература рассматриваются не только как важнейшее средство культурного развития, но и как действенное оружие в идеологической борьбе, помогающее разоблачать антигуманистическую сущность современного империализма. В условиях дальнейшего углубления общего кризиса капитализма, пытающегося приспособиться к новой обстановке в мире и замаскировать свою эксплуататорскую сущность, когда активизируется правый и «левый» ревизионизм, принимающий форму антисоветизма, марксистско-ленинская наука о литературе обязана вести самую решительную, наступательную борьбу со всеми проявлениями буржуазной и ревизионистской идеологии. Прежде всего это предполагает необходимость раскрыть принципиальный смысл и показать всемирно-историческое значение для развития современной эстетики и современного искусства тех идей и положений, которые заключены в документах самого съезда.

 

1

В материалах XXIV съезда партии чрезвычайно ярко выражен и сознательно подчеркнут человеческий аспект всех народнохозяйственных проблем, что представляется исключительно важным для понимания ряда существенных вопросов, связанных с развитием литературы как человековедения.

В условиях современной научно-технической революции, когда буржуазными идеологами проповедуется «машинный фетишизм» и ряд теоретиков и практиков западного искусства (в частности, Колин Шеффилд1) настаивают на полной замене художника как творческой индивидуальности компьютерами, особое значение приобретает забота о неустанном духовном обогащении личности в социалистическом обществе.

«Современное производство предъявляет быстрорастущие требования не к одним лишь машинам, технике, но и прежде всего к самим работникам, к тем, кто эти машины создает и этой техникой управляет, – подчеркивается в Отчетном докладе ЦК КПСС XXIV съезду партии. – Специальные знания, высокая профессиональная подготовка, общая культура человека превращаются в обязательное условие успешного труда все более широких слоев работников» 2.

Как справедливо писал В. Финкель (профессор Тамбовского института химического машиностроения): «…Художественное образование прямо влияет и на профессиональные качества инженера, ибо создает ему, по выражению известного ученого, как бы «второе зрение», помогает глубже понять основные, чисто технические дисциплины» 3. Это «второе», духовное, зрение предохраняет человека от узкопрагматического техницизма и утилитаризма, раздвигает перед ним горизонты научно-технического прогресса, наполняет его собственную деятельность гуманистическим смыслом.

В свете материалов XXIV съезда КПСС новое звучание получает так называемая «производственная тема» в литературе. Она по праву приобретает все больший удельный вес и значимость, а самое главное – по сути своей становится подлинно и непосредственно человеческой темой. Материалы съезда отчетливо показывают всю несостоятельность порою дающего себя знать противопоставления «производственной темы» при изображении нового человека «собственно человеческой» теме в искусстве. Маркс писал, что в капиталистическом обществе «труд является для рабочего чем-то внешним, не принадлежащим к его сущности, что он в своем труде не утверждает себя, а отрицает, чувствует себя не счастливым, а несчастным, не развертывает свободно свою физическую и духовную энергию, а изнуряет свою физическую природу и разрушает свой дух. Поэтому рабочий только вне труда чувствует себя самим собой, а в процессе труда он чувствует себя оторванным от самого себя4. А в условиях современного капитализма процесс духовного оскопления и дегуманизации непосредственных участников материального производства еще более усилился и углубился. Материальное производство мертво без человека. В то же время интересы и проблемы социалистического производства неразрывно связаны с внутренним миром людей, их сокровенными чувствами, мыслями и переживаниями. Современный советский человек как целостная и духовно богатая личность просто немыслим вне его производственной – деятельности и производственных интересов.

Все это придает «производственной теме» в социалистическом искусстве истинно эстетическое звучание и заставляет по-новому взглянуть как на современную советскую литературу, так и на ее историю. Становится особенно очевидной вся искусственность разделения во многих «производственных романах» прошлого человеческого и производственного аспектов и эстетическая неправомерность их недостаточно органической связи в некоторых современных произведениях. Нуждаются также в уточнении и те эстетические критерии, которые предъявлялись и предъявляются к оценке литературных героев. Раньше нередко считалось, что главное для героя – быть хорошим производственником, а потом уже хорошим человеком; последнее желательно, но вовсе не обязательно для интересов производства. Теперь все яснее становится, что нельзя стать хорошим производственником в любой области материальной деятельности, не будучи настоящим человеком, ибо труд по любой специальности требует ныне все более высоких человеческих качеств.

В связи с этим с особенной остротой встает вопрос о неуклонно возрастающей роли искусства и литературы в духовном и культурном развитии строителей коммунистического общества, а тем самым и в совершенствовании путей и способов создания его материальной базы. Это налагает на искусство и литературу большую идейно-эстетическую и нравственную ответственность перед партией и народом.

Материалы XXIV съезда партии и недавние выступления тов. Л. И. Брежнева позволяют прояснить также ряд вопросов, связанных с пониманием особенностей современных произведений о рабочем классе. В своей речи на заводе «Авто-Прага» 27 мая 1971 года тоя. Л. И. Брежнев говорил: «Все, все вокруг нас – дело рабочих рун!.. В нашем социалистическом обществе и трудовая интеллигенция, и все руководящие кадры тоже… порождены главным образом рабочим классом, вышли из его рядов, связаны с ним кровными узами прямого родства. Рабочие – самая революционная, дисциплинированная и организованная сила общества, наиболее последовательно заинтересованная в осуществлении социалистических я коммунистических целей общественного развития. Именно поэтому на рабочий класс ложится ж главная ответственность за судьбу социализма. Именно поэтому враги коммунизма не жалеют сил, чтобы лишить рабочий класс его ведущей роли, дезориентировать рабочих, внести в рабочую среду чуждую ей идеологию, притупить классовое сознание трудящихся» 5.

Произведение о рабочем классе не может ограничиваться изображением лишь его непосредственной трудовой деятельности и чисто «рабочими» вопросами, а должно включать в себя широкий круг самых разных политических, идеологических, нравственных проблем. Ленин писал: «Кто обращает внимание, наблюдательность и сознание рабочего класса исключительно или хотя бы преимущественно на него же, – тот не социал-демократ, ибо самопознание рабочего класса неразрывно связано с полной отчетливостью не только теоретических… вернее даже сказать: не столько теоретических, сколько на опыте политической жизни выработанных представлений о взаимоотношении всех классов современного общества» 6. Показательно, что современные правые ревизионисты, стремясь сосредоточить внимание, наблюдательность и сознание рабочего класса исключительно на нем самом, толкают его таким образом, на путь мелкобуржуазного «потребительского социализма». Лишь ясное Понимание взаимоотношений всех классов общества и забота об удовлетворении материальных и духовных потребностей всех трудящихся делают рабочий класс ведущей и направляющей силой общественного развития.

«За годы социалистического строительства, – подчеркивается в Отчетном докладе ЦК КПСС XXIV съезду партии, – в нашей стране возникла новая историческая общность людей – советский народ. В совместном труде, в борьбе за социализм, в боях за его защиту родились новые, гармоничные отношения между классами и социальными группами, нациями и национальностями – отношения дружбы и сотрудничества. Наши люди спаяны общностью марксистско-ленинской идеологии, высоких целей строительства коммунистического общества. Эту монолитную сплоченность многонациональный советский народ демонстрирует своим трудом, своим единодушным одобрением политики Коммунистической партии» (стр. 94). Эти указания партии имеют основополагающее значение для верного понимания важных вопросов теории и практики художественного творчества. За годы социалистического строительства исторически возникло качественно новое эстетическое явление – советская литература. Она выражает взгляды всех классов и социальных групп, наций и национальностей, образующих советское общество, а ее внутреннее единство обусловливается коммунистической партийностью, непоколебимой верностью марксистско-ленинской идеология, активным участием в строительстве коммунизма. Исторически крепнет и усиливается как внутренняя общность советской литературы, так и ее социальное и национальное многообразие. Это процесс двуединый, в котором одна сторона неотделима от другой. Все более разнообразными становятся в советской литературе формы выражения ее идейно-эстетического единства, а самые оригинальные художественные решения обнаруживают все более заметное тяготение к принципиальной общности в решении важнейших вопросов литературного творчества.

В Отчетном докладе ЦК КПСС говорится: «…В нынешних условиях, наряду с экономическими возможностями, быстро возрастают и те требования, которые предъявляет общество к экономике. Как известно, на первых этапах социалистического строительства мы вынуждены были сосредоточиваться на самом первоочередном, на том, от чего зависело само существование молодого Советского государства. Теперь положение становится иным. Мы не только хотим, – хотели мы этого всегда, – но мы можем и должны решать одновременно более широкий круг задач.

…Мы вместе с тем должны сосредоточивать все больше сил и средств на решении задач, связанных с повышением благосостояния советских людей. Мы уже не можем, вырываясь вперед на тех или иных участках, – пусть даже весьма важных, – допускать длительное отставание на других» (стр. 47 – 48).

Эти указания партии помогают верно понять сложные вопросы теория и истории советской литературы, всегда неразрывно связанной с историей нашего общества, его интересами и потребностями. И прежде всего по-новому осветить вопрос о социалистическом идеале жизни и исторически обусловленных возможностях его практического осуществления. Самоограничение и одностороннее развитие, подчеркивает партия, никогда не были и не могли быть нормой, а тем более идеалом жизни советского человека. Недостаточно полное и целостное удовлетворение в определенных исторических условиях его материальных и духовных потребностей оказывалось лишь вынужденной необходимостью. Есть очень существенные различия между утверждениями: «так не должно было быть, и мы не хотели, чтобы так было, но, к сожалению, иначе быть не могло» и «так было и, следовательно, так и должно было быть». Очевидно, в связи с этим могут измениться и наши эстетические оценки некоторых героев советской литературы, которые неправомерно отождествляли исторически вынужденное с должным в вопросе об удовлетворении материальных и духовных потребностей советского человека. В современных условиях развития нашего общества, как указывает партия, происходит практическое и подлинно гармоничное осуществление ленинского идеала человеческой жизни, органически сочетающего материальное благосостояние и духовное совершенство. Это заставляет нас по-новому ставить вопрос и об эстетическом идеале в советском искусстве, о новом соотношении идеала и действительности, о разных уровнях и степенях осуществимости идеала в самой действительности, о необходимости дальнейшей художественной конкретизации и осмысления путеводного идеала нашей жизни. Этот идеал несовместим как с материальным и духовным аскетизмом, проповедуемым «левыми» оппортунистами, так и с «потребительским социализмом», который на все лады прославляют правые ревизионисты, по существу выступающие апологетами буржуазного образа жизни.

В современном капиталистическом обществе получила широкое распространение промышленно-бытовая эстетика (дизайн), провозглашающая культ «вещи» и потребительства, который, духовно и материально порабощает человека, а в самих вещах подменяет их художественное конструирование чисто коммерческим улучшением внешнего облика7. На этой основе возникает так называемое «престижное потребление», спекулирующее на эстетической потребности человека и создающее дополнительное психическое напряжение, способствующее активизации и углублению новых форм капиталистической эксплуатации, более скрытых и внешне даже привлекательных.

В социалистическом обществе, как явствует из материалов XXIV съезда КПСС, удовлетворение духовно-эстетических потребностей не противостоит удовлетворению материальных потребностей и в то же время не подменяется им. Это процессы, внутренне взаимосвязанные и ставящие своей задачей целостное удовлетворение разнообразных запросов личности на основе социалистического производства.

Отчетный доклад ЦК КПСС и всю работу съезда, как отмечали многие ораторы, выступавшие с его трибуны, пронизывает дух подлинного реализма в подходе к проблемам коммунистического строительства. И в данном случае в документах съезда заключен важный общеметодологический смысл. В ленинском понимании и в политическом реализме главным является вопрос о характере взаимоотношений между человеком и окружающими его условиями, о необходимости постоянно считаться с этими условиями, исходить из них и вместе с тем стремиться к их преобразованию на благо человека. Этот же вопрос, как известно, имеет принципиальное значение и для верного понимания реализма в искусстве, и для методологии его изучения. Указывая на решающую роль материально-экономических условий, партия решительно выступила против какого бы то ни было волюнтаризма и субъективизма. Одновременно ею подчеркивалась активная роль человека, его духовной культуры в создании и совершенствовании этих условий. Таким образом, в документах съезда отмечалась особая важность для современного этапа исторического развития советского общества каждого из компонентов, участвующих во взаимодействии, и раскрывался диалектический характер этого взаимодействия. По-прежнему в конечном счете определяющая роль в жизни человека нашего общества принадлежит материально-экономическим условиям, которые сами становятся в то же время все более непосредственно человечными по своему характеру и целям. Отсюда возникает новый тип взаимоотношений между человеком и средой: взаимодействие без насильственного подчинения, взаимостимулирование и взаимоудовлетворение. Это и есть реальные и в эстетическом смысле также очень важные и привлекательные черты новых, коммунистических взаимоотношений между человеком и материальными условиями его жизни, между характером и обстоятельствами, которые необходимо иметь в виду и теоретикам, и практикам социалистического реализма.

В Отчетном докладе ЦК КПСС говорится о существенном изменении социального облика и психологии рабочего класса, колхозного крестьянства и интеллигенции в структуре современного советского общества. Социологический принцип по-прежнему является ведущим и направляющим при анализе искусства и литературы, но его применение к современному художественному творчеству требует постоянного и строгого учета важных социально-психологических изменений, происходящих в наши дни как в самих писателях, так и в тех персонажах из среды рабочего класса, крестьянства и интеллигенции, которые ими создаются на основе жизненных наблюдений.

В Отчетном докладе ЦК КПСС обращается особое внимание на то, что «с продвижением нашего общества по пути коммунистического строительства возрастает роль литературы и искусства в формировании мировоззрения советского человека, его нравственных убеждений, духовной культуры» (стр. 107), и выдвигаются в связи с этим четкие идейно-эстетические критерии применительно к художественному творчеству. В докладе подчеркнуто, что за последнее время «появились новые произведения и постановки, которые реалистично, с партийных позиций, без приукрашивания, но и без смакования недостатков освещают прошлое и настоящее нашего народа, сосредоточивают внимание на действительно важных проблемах коммунистического воспитания и строительства. Эти произведения вновь подтверждают: чем теснее связь художника со всей многогранной жизнью советского народа, тем вернее путь к творческим достижениям и удачам» (стр. 107).

  1. См.: Колин Шеффилд, Автопортрет компьютера?,»Литературная газета», 26 мая 1971 года.[]
  2. 2 Л. И. Брежнев, Отчетный доклад Центрального Комитета КПСС XXIV съезду Коммунистической партии Советского Союза, Политиздат, М. 1971, стр. 50 – 51. В дальнейшем все ссылки на это издание будут даваться непосредственно в тексте с указанием страницы.[]
  3. В. Финкель, Так появляется «второе зрение», «Правда», 16 мая 1971 года.[]
  4. К. Маркс и Ф. Энгельс, Из ранних произведений, Госполитиздат, М. 1956, стр. 563.[]
  5. »Правда», 28 мая 4971 года. []
  6. В. И. Ленин, Полн. собр. соч., т. 6, стр. 69 – 70. В дальнейшем все ссылки на это издание будут даваться непосредственно в тексте с указанием тома и страницы.[]
  7. См.: Джордж Нельсон, Проблемы дизайна, «Искусство», М. 1971.[]

Цитировать

Иезуитов, А. Действенное оружие в идеологической борьбе / А. Иезуитов // Вопросы литературы. - 1972 - №1. - C. 3-19
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке