Не пропустите новый номер Подписаться
№4, 1988/Хроники

«Болдинские чтения» в Пушкинский год

15 сентября, в день первого приезда Пушкина в нижегородское имение осенью 1830 года, по традиции начинают свою работу «Болдинские чтения». В 1987 году по инициативе Государственного музея-заповедника А. С. Пушкина в Болдине и Горьковского государственного университета имени Лобачевского ежегодная конференция состоялась в семнадцатый раз.

Значительная часть из двадцати представленных на ней докладов касалась актуальных вопросов комментирования и издания наследия Пушкина в связи с подготовкой нового полного академического собрания сочинений. В докладе С. Фомичева (Ленинград) рассматривался один из важнейших аспектов поэтики рукописей Пушкина: план и его место в процессе работы над текстом, состоящий, как правило, из четырех этапов – замысел, план, черновой набросок, беловая рукопись. Выделимы несколько типов планов: план-заготовка; краткий назывной план («Евгений Онегин», «Полтава», «Бахчисарайский фонтан» и др.); план-конспект («Капитанская дочка» и др.); прозаический конспект стихотворного текста (письмо Татьяны к Онегину); эпиграф в функции плана (при использовании цитат в качестве эпиграфа: «Цыганы» и др.). В зависимости от момента появления плана по отношению к тексту различают предварительные, промежуточные (впервые появляющиеся после предварительного наброска и корректирующие), а также ретроспективные планы. При их анализе обнаруживается ряд общих закономерностей. Чем более разработан план, тем меньше вероятность его осуществления (исключение составляет «Капитанская дочка»). В планах чаще всего сохраняются имена реальных людей, свидетельствующие об ориентации вымышленного героя на амплуа исторического лица. Все это необходимо учитывать для адекватного прочтения плана и оценки его роли в осуществлении замысла произведения.

А. Алешкевич (Рига) продолжила исследование жанровой специфики «Опыта отражения некоторых нелитературных обвинений». Полемические заметки, предназначенные, по всей вероятности, для «Литературной газеты», до сих пор не получили всестороннего комментария. Предпринимались попытки объединить их в логически последовательный текст на основании сохранившегося плана и особенностей положения отдельных частей статьи в рукописях Пушкина. Однако вариант публикации, предложенный в большом академическом Собрании сочинений, а также включение части полемических заметок в реконструированный замысел, условно названный «Опровержения на критики» (XI, 166 – 174), не представляется удовлетворительным. Решить задачу комментирования и издания «Опыта отражения некоторых нелитературных обвинений» предстоит новому собранию сочинений Пушкина. Полемические заметки 1830 года, представляющие собой синтез малых повествовательных жанров, стали этапом в развитии повествовательной и жанровой структуры всей прозы Пушкина, в том числе и собственно художественной.

Проблемам поэтики исторической прозы Пушкина был посвящен доклад А. Чудакова. Историческая основа общественной и литературной программы Пушкина определила особое место исторической прозы в эволюции всего его творчества. Уже в «Арапе Петра Великого» определились сущностные свойства прозы Пушкина, особенности поэтики повествования и стиля: равномасштабность деталей и мотивов; принцип «повествовательной равноценности», формирующий объективную, безоценочную манеру рассказа. Историческая проза тесно связана с автобиографическими записками и собственно историческими сочинениями Пушкина. В докладе высказывалась мысль о необходимости целостного изучения творчества Пушкина, что позволит открыть, наряду с жанровой спецификой, универсальные свойства художественного мышления поэта.

Цитировать

Попова, И.Ю. «Болдинские чтения» в Пушкинский год / И.Ю. Попова // Вопросы литературы. - 1988 - №4. - C. 266-269
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке