№5, 1982/Обзоры и рецензии

Богатое критическое наследие

«Часть общепролетарского дела. Литературная критика в дореволюционных большевистских изданиях», М., «Современник». 1981, 383 с.

В постановлении ЦК КПСС «О литературно-художественной критике» подчеркнуто, что наша критика имеет славные традиции и что необходимо осваивать и творчески развивать эти традиции. О том, что современной советской критике есть что наследовать, есть чему поучиться у выдающихся мастеров русской марксистской критики прошлого, шла речь и на Седьмом всесоюзном съезде советских писателей.

С этой точки зрения большой интерес представляет не так давно изданный сборник «Часть общепролетарского дела». В этой книге собраны важнейшие критические материалы, напечатанные в дореволюционных большевистских изданиях.

Известно, что еще в довоенные годы вышел в свет сборник «Дооктябрьская «Правда» об искусстве и литературе», давно уже ставший библиографической редкостью. Новая книга отличается от названного издания тем, что она включает в себя статьи и заметки, опубликованные в свое время не только в «Правде», но и в ряде других большевистских газет и журналов.

Составитель сборника (он же автор предисловия и примечаний) профессор И. Кузнецов проделал большую и полезную работу. Рубрики идут от ранних изданий («Искра», «Заря») к большевистским газетам и журналам последующих лет («Новая жизнь», «Пролетарий», «Социал-демократ», «Звезда», «Правда», «Мысль», «Просвещение» и др.).

В целом подбор материала и небольшая вводная статья являются удачными. Они дают читателю правильное представление о том, какое видное место в большевистских изданиях прошлого занимала марксистская критика и какую важную роль она играла в идейной борьбе нашей партии в дооктябрьские годы.

Знакомясь с материалами сборника, мы видим, как росла и развивалась критика на страницах дореволюционных большевистских изданий, как вслед за Г. В. Плехановым и В. И. Лениным, под их влиянием, в России появилась целая плеяда выдающихся критиков-марксистов: В. Боровский и М. Ольминский, А. Луначарский и И. Скворцов-Степанов, С. Шаумян и С. Спандарян и др. В книгу включены также некоторые литературно-критические работы М. Горького и Д. Бедного. Выдающиеся пролетарские писатели внесли свой ценный вклад в нашу старую большевистскую критику.

Вдумчивый читатель сборника еще раз убеждается в том, что наиболее глубокой идейной и научной основой марксистской критики в России являются работы Ленина, особенно такие, как «Партийная организация и партийная литература», цикл статей о Л. Н. Толстом, «Памяти Герцена»…

Положение Ленина о том, что подлинно талантливый, а тем более великий писатель не может не отразить в своих произведениях хотя бы некоторые существенные стороны жизни, а также известный ленинский вывод о том, что Лев Толстой «сумел поставить в своих работах столько великих вопросов» и сумел при этом «подняться до такой художественной силы, что его произведения заняли одно из первых мест в мировой художественной литературе» (стр. 99), сохраняют свое важное значение для теории и практики советской критики нашего времени. Как сохраняют свою актуальность и глубокий научный и политический смысл слова Ленина о том, что все виды литературной работы, направленной на борьбу за коренные интересы революционного пролетариата, являются «частью общепролетарского дела… составной частью организованной, планомерной, объединенной социал-демократической партийной работы» (стр. 36).

В. И. Ленин относил это и к литературной критике. Отсюда его постоянное стремление связать литературную критику «теснее с партийной работой, с руководством партией» 1. Этим объясняется и серьезное внимание Владимира Ильича к работе литературно-критических отделов большевистских газет и журналов, а также его личное активное участие в идейно-эстетической борьбе рассматриваемого периода.

Эстетические взгляды Ленина, научные и политические принципы его подхода к литературе отстаивали и пропагандировали в критике его единомышленники и соратники. И не только Боровский или Ольминский, но и менее известные большевистские литераторы, в том числе Н. Крыленко, К. Еремеев и др. Некоторые из них печатались под псевдонимами, а то и вовсе не подписывали своих работ. Так что историкам русской критики предстоит еще установить их имена.

Из многих статей, и прежде всего трудов Ленина и Плеханова, включенных в сборник, вытекает вывод, что марксистекая критика рассматривает литературу как словесную художественно-образную форму познания и отражения действительности. Примером наиболее глубокого применения материалистической теории отражения к истолкованию творчества писателя являются ленинские статьи о Толстом. В свете этой философской теории критики-марксисты и подходили к литературе, оценивали содержание тех или иных произведений, определяли степень правдивости отражения в них различных явлений жизни.

С материалистической теорией отражения тесно связано и ленинское истолкование специфики художественного мышления, особой тонкости творческой работы писателя и роли в этой работе таланта и жизненных наблюдений художника.

Социально-политической основой марксистской критики явилось последовательное признание классового характера художественного творчества в классовом обществе. Марксистское учение о классовой направленности литературы получило свое наиболее полное выражение в ленинском принципе партийности литературы. В истолковании Ленина, партийность – это высшая ступень в развитии классовости, это политически осознанное выражение взглядов, интересов и стремлений определенного класса. Об этом убедительно говорится в статьях Ленина «Партийная организация и партийная литература», «Социалистическая партия и беспартийная революционность», а также в некоторых статьях Воровского, Луначарского, Ольминского и других большевистских критиков. Мысль о методологическом значении ленинского принципа партийности для научного понимания литературы и правильного истолкования ее общественной роли подчеркнута в предисловии к сборнику.

Борьба старой марксистской критики за принцип партийности в литературе и эстетике, а также решительные выступления критиков-марксистов против буржуазно-идеалистических, реакционных теорий «чистого искусства», аполитичности и «бесклассовости» литературы – одна из главных заслуг дореволюционных большевистских изданий.

Важно отметить также, что Ленин, Плеханов и другие русские критики-марксисты всегда рассматривали литературно-критическую работу как особый вид социолого-эстетического анализа и оценки художественных произведений. Они настойчиво отстаивали в критике ее единые научные основы – философские, социальные, эстетические.

И это нисколько не умаляет творческого характера работы критика, не лишает талантливых авторов-критиков подлинной индивидуальности. Достаточно назвать имена крупных русских критиков-марксистов, чтобы наглядно убедиться в том, что каждый из них выступал как яркий, глубокий и неповторимый литератор. Известное ленинское положение о том, что «литературное дело всего менее поддается механическому равнению, нивелированию, господству большинства над меньшинством», что в этом деле «безусловно необходимо обеспечение большего простора личной инициативе, индивидуальным склонностям, простора мысли и фантазии, форме и содержанию» (стр. 36), мы вправе отнести и к литературно-критической работе. Разве не убеждает нас в этом глубокий интерес и доброжелательное отношение Владимира Ильича ко всем удачным трудам таких совершенно разных по творческой манере критиков, как Плеханов, Воровский, Ольминский, Луначарский и др.?

На основе теории отражения и принципа классовости литературы критики-марксисты отстаивали в художественном творчестве правдивое изображение типических явлений жизни, боролись за высокую идейность и подлинную народность. На основе материалистической философии и классового подхода к литературе они вели непримиримую борьбу против буржуазного модернизма, против формализма, эстетства и натурализма. Необходимо отметить также, что вопреки распространенным в прошлом (и пропагандируемым ныне на Западе) ложным выдумкам буржуазных эстетиков о якобы «голо тенденциозном» подходе марксистской критики к творчеству писателей, критические работы Ленина и Плеханова, Воровского и Луначарского, как и других литераторов-марксистов, убеждают нас в том, что борьбу за передовую идейность в литературе критики-марксисты не отделяли от борьбы за высокую художественность произведений.

«Литературному распаду», происходившему в декадентской литературе господствовавших классов, критики-марксисты противопоставили лучшие стороны творчества русских классиков и первые значительные идейно-художественные успехи молодой пролетарской литературы. С особым вниманием и симпатией большевистская печать относилась к творчеству родоначальника литературы социалистического направления М. Горького.

Серьезное внимание старая марксистская критика уделяла вопросам мировоззрения писателя, указывала на важное значение общественно-политических взглядов художника, на необходимость правильного идейного направления его таланта, в работах Воровского и Луначарского нашли освещение и некоторые сложные проблемы психологии художественного творчества.

Все это и определяет большое идейное и научное значение литературного наследия, созданного замечательными критиками в дореволюционной большевистской печати. Многие их труды имеют не только историческую ценность. Они актуальны и в наше время. Они учат верно понимать сущность литературы и важную роль критики в ее развитии, наглядно показывают плодотворное влияние марксистской критики на труд писателя и идейно-эстетическое воспитание читателей.

Вместе с тем я хотел бы высказать некоторые критические замечания и пожелания, которые, возможно, издательство учтет при повторном выпуске данной хрестоматии.

Прежде всего, в предисловии надо было ясно сказать, что марксистская критика в России не ограничена теми работами, – которые печатались лишь в большевистских изданиях. Русские критики-марксисты нередко публиковали свои статьи в демократических и либерально-прогрессивных газетах и журналах, используя их как легальную трибуну для пропаганды передовых политических и эстетических взглядов. Так, например, статья Ленина «О «Вехах» (1909) впервые была напечатана в газете «Новый день»; статья Воровского «О «буржуазности» модернистов» (1908) опубликована в газете «Одесское обозрение». В немарксистских органах печати опубликованы и некоторые работы Плеханова, Луначарского и других критиков-марксистов. Понятно, что в рассматриваемый нами сборник они не включены, так как, повторяю, в нем напечатаны только те работы, которые были опубликованы в большевистских изданиях. Это, конечно, несколько ограничивает представление читателя книги об объеме и содержании нашей старой марксистской критики.

Кроме того, надо было в предисловии оговорить также, что некоторые статьи и заметки, напечатанные в большевистских изданиях, в сборник не включены (по тем или иным причинам). Например, в «Правде» в 1912 – 1913 годах было напечатано несколько статей о Н. А. Некрасове. Ни одна из них не вошла в новый сборник. Так же, как не включены в него и статьи «Письма Чернышевского», «Н. Г. Помяловский», «Крепостники и Шевченко» и некоторые другие работы, опубликованные в «Правде» в дооктябрьские годы2.

Жаль, что в новом сборнике не напечатаны такие работы Ленина, как «Басня буржуазной печати об исключении Горького» («Пролетарий», 28 ноября 1909 года), «Народники о Н. К. Михайловском» («Путь Правды», 22 февраля 1914 года), «Автору «Песни о Соколе» («Социал-демократ», 5 декабря 1914 года). Составитель книги допустил неточность, заявив в примечаниях, что «в сборник вошли все опубликованные в большевистских изданиях статьи по литературе и искусству В. И. Ленина…» (стр. 347).

Нет, как видим, не все. Кстати, о примечаниях. Как я уже сказал, новая книга рассчитана не на узкий круг специалистов (хотя она полезна и для них), а на массового любителя литературы. Именно поэтому, мне кажется, надо было в примечаниях в ряде случаев сделать некоторые пояснения и уточнения. Скажем, специалист-литературовед хорошо знает, что в отдельных статьях Плеханова о Толстом встречаются неточные и спорные суждения. Но ведь широкие круги читателей, которым прежде всего и адресуется новая книга, могут этого и не знать. Им надо было бы об этом рассказать.

Такого рода пояснения необходимы и к некоторым неточным высказываниям, встречающимся иногда в статьях Воровского И. Луначарского.

И все же, несмотря на отмеченные мною промахи, новый сборник представляет немалую ценность. Книга знакомит читателей с историей борьбы дооктябрьских большевистских изданий за принципы реализма, идейности и народности литературы. Из материалов книги видно, что старая марксистская критика в России сыграла важную роль в научном освоении литературного наследия классиков и в борьбе за развитие молодой пролетарской литературы. Большевистские традиции в этой критике, ленинские идейно-эстетические принципы в ней – наше богатое наследие, имеющее действенное значение для вашей современной критики. Советская критика связана узами преемственности с марксистской критикой прошлого. Об этом убедительно свидетельствуют многие материалы нового сборника.

г. Киев

  1. В. И. Ленин, Полн. собр. соч., т. 47, с. 134.[]
  2. См. сб. «Дооктябрьская «Правда» об искусстве и литературе», М., ГИХЛ, 1937. К сожалению, этот сборник не упомянут в рецензируемой книге.[]

Цитировать

Воробьев, В. Богатое критическое наследие / В. Воробьев // Вопросы литературы. - 1982 - №5. - C. 238-242
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке