№4, 2015/Книжный разворот

Anna Ananieva. Russisch Grün. Eine Kulturpoetik des Gartens im Russland des langen 18. Jahrhunderts

Anna Ananieva. Russisch Grtn. Eine Kulturpoetik des Gartens im Russland des langen 18. Jahrhunderts. Bielefeld: transcript, 2010. 442 p.

Каждая работа Анны Ананьевой, в сущности, событие. Ее имя хорошо известно в среде искусствоведов и гораздо меньше в среде литературоведов и литературных критиков. И это тем более обидно, что работы ее, в лучшем смысле слова мультимедийные, сфокусированные на вопросах взаимоотношений садово-паркового искусства и литературы, открывают именно в литературе зачастую совершенно новые (или забытые) смыслы. И поэтому нам хотелось бы обратить внимание читателей на вышедшую несколько лет назад в Германии книгу «Русский вертоград. Поэтика русских садов долгого XVIII века», к сожалению прошедшую относительно незаметно в литературном мире.

Само ее немецкое название остается, правда, вписанным в немецкий языковой контекст и непросто поддается переводу. «Russisch Grün» — дословно: русская зелень. Наверное, правильнее было бы перевести это слегка архаично — как русский вертоград, удержав при этом двойной смысл, принципиально важный для книги: сад как насаждение и сад как литературный текст. Долгий XVIII век, не вписывающийся в хронологические рамки 1700-1800 годов (по аналогии с «долгим XIX веком» Эрика Хобсбаума), осмысляется Анной Ананьевой как век, в котором вырабатываются мыслительные фигуры нового, впоследствии понятого как начало «современности» (der Moderne). Такой подход позволяет сломать существующие дефиниции XVIII века как эпохи Просвещения и/или барокко, времени зарождения чувствительности и господства классицизма и выработать несколько иную, более дифференцированную систему координат, в которой гетерогенности предпочтение отдается перед гомогенностью и в которой осмысляется неодновременность того, что, казалось бы, происходит одновременно.

Для читателя-филолога, возможно, наиболее интересной будет следующая гипотеза автора, в дальнейшем с блеском доказанная: садовое искусство в этом «долгом XVIII веке» реализует себя не только в пространственной форме. Дополнительно оно нуждается в языковой (то есть литературной) медиации.

Так, переход от орнаментально-причудливого, «барочного» разнообразия царской резиденции в Измайлове к строгой геометрической планировке усадьбы Головина в Лефортове, определивший магистральную линию развития московских садово-парковых ансамблей, как в зеркале отразится в истории создания поэтического сборника Симеона Полоцкого «Вертоград многоцветный». Изменения, которые Полоцкий со временем вносит в композицию сборника, ставя на место поэтической игры зашифрованными смыслами строгий алфавитный порядок расположения стихов, свидетельствует об учете автором тех изменений, что происходили в садовой культуре XVII века, когда естественный беспорядок садов Измайлова сменился искусственным порядком головинского сада.

О том, как культура воспоминаний, все более определявшая поэтику сада на протяжении XVIII века, испытывала все возрастающую потребность не только в материальных памятниках, но и в литературном тексте, речь идет в разделе книги, описывающем превращение головинского сада в летнюю резиденцию царя. Приглашенный садовый архитектор нидерландского происхождения Николас Бидлоо подчиняет перестройку сада репрезентативным функциям, вводя в него аллегорическую семантику и мифологическую программу.

Статья в PDF

Полный текст статьи в формате PDF доступен в составе номера №4, 2015

Цитировать

Дмитриева, Е.Е. Anna Ananieva. Russisch Grün. Eine Kulturpoetik des Gartens im Russland des langen 18. Jahrhunderts / Е.Е. Дмитриева // Вопросы литературы. - 2015 - №4. - C. 394-397
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке