Не пропустите новый номер Подписаться
№5, 2011/Книжный разворот

Алиса Ганиева. Полет археоптерикса: Литературная критика, эссе

Алиса Ганиева. Полет археоптерикса: Литературная критика, эссе. М.: Независимая газета, 2010. 136 с. (Серия «Ex libris»).

Книга названа по заголовку центральной в сборнике статьи, в которой Алиса Ганиева обозрела ни много ни мало всю современную российскую литературу. Полет археоптерикса — предложенная ею метафора состояния литературы, противоречивой, синкретично сочетающей смежные и даже взаимоисключающие направления: модернизм и романтизм, барокко и реализм, документальность и фантастику. Метафора работает — это доказано не только аргументами Ганиевой, но и ее собственной критической манерой. Ганиева сама двойственна, как птицеящер: исследует постмодернистские тексты с позиций критического реализма, пишет о маргиналах и радикалах в мейнстримных изданиях — и в рассказе о писателях, переступивших черту, сама никогда не выходит за рамки корректности.

Макабр и аналитизм, тайна и рассудок — сочетанием противоположностей ранние статьи Ганиевой завораживают, так что, когда доходишь до более профессиональных и крепких публикаций, немного жалеешь, что теперь никто тебе не поведает с такой серьезностью душераздирающую историю о мальчике с хвостом (из повести К. Костенко). В ранних статьях «Мир как тело», «Мятеж и посох» выраженный интерес Ганиевой к социально и эстетически пограничной прозе выглядит даже комично: явно положительная, с хорошим образованием и цепким умом девушка ревностно, но только по книжкам изучает чуждый ей мир клубных тусовщиков, гомосексуалистов, политических и религиозных экстремистов, националистов, футбольных фанатов и просто отвязных подростков.

Впоследствии этот пристальный интерес к пограничному опыту становится понятней — периферийное, причудливое, дикое захватило мейнстрим. Недолог оказался путь литературы от Михаила Лялина («Мятеж и посох») до Германа Садулаева («Миры-фантомы и рыночная оккупация»), чей роман «Таблетка», по мнению Ганиевой, стал популярным дайджестом когда-то маргинальных идей. Садулаев на статью Ганиевой прореагировал остро, несмотря на то что самое оскорбительное выражение в ней — «рыхлая консистенция». Теперь же, в контексте сборника статей, очевидно, что Герман Садулаев — едва ли не любимый персонаж критика Ганиевой, лучший экземпляр в коллекции: в ком же, как не в нем, так ярко реализованы все интересующие ее черты современной литературы, от необарокко и неомифа до протестности и продуманной самопрезентации.

Жаль, что одна из наиболее резонансных статей Ганиевой — «Хрестоматийный глянец» — о позиционировании писателей за пределами литературы — не вошла в этот сборник, потому что раньше была подверстана в книгу прозы Ганиевой[1]. Вопрос о том, доберется ли до этой статьи средний читатель, которого заинтересует национальный колорит книги прозы, остается открытым. Как и вопрос о потенциальном читателе книги критических статей.

Восприятие критики Ганиевой затруднено тем обстоятельством, что критик она молодой.

Статья в PDF

Полный текст статьи в формате PDF доступен в составе номера №5, 2011

Цитировать

Пустовая, В.Е. Алиса Ганиева. Полет археоптерикса: Литературная критика, эссе / В.Е. Пустовая // Вопросы литературы. - 2011 - №5. - C. 488-491
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке