№2, 1958/Обзоры и рецензии

Великое содружество

«Статті, матеріали й дослідження до icторії чехословацько-україньських взаемовідносин, т. 1, Зв’язки Івана Франка з чехами та словаками. Упорядкували М. Мольнар, та М. Мундяк (Ztyky Ivana Franka s gechmi a slovakmy)». Словацьке видавництво художньої літератури. 1957, 687 стр.

К столетию со дня рождения Ивана Франко словацкое издательство художественной литературы (в Братиславе) сборником «Связи Ивана Франко с чехами и словаками» начало издание серии «Статьи, материалы и исследования по истории чехословацко-украинских взаимоотношений». Сборники данной серии должны способствовать изучению одной из важных сторон истории чешского, украинского и словацкого народов – богатых традиций украинско-чехословацких культурных связей.

Весьма печально, что этот многообразный и богатый материал еще не увлек исследователей. Даже собирание первоисточников, разбросанных в архивах, газетах и журналах Советского Союза, Чехословакии, Польши, Болгарии, Австрии по-настоящему не начато. Остается недоступным, в том числе и специалистам, множество интереснейших документов. Тем более ценной является попытка отдела украинистики Чехословацко-Советского Института Словацкой Академии наук систематически публиковать в «Материалах» как документы, так и исследования по вопросам чехословацко-украинских связей.

Рецензируемый нами первый выпуск «Статей, материалов и исследований…» посвящен многообразным политическим и литературным связям Ивана Франко. Он составлен двумя молодыми авторами – М. Молнаром (Чехословакия) и М. Мундяк (Львов). Несомненное достоинство сборника заключается прежде всего в том, что в нем впервые собрана воедино переписка Франко с чехами и словаками, его переводы чешских и словацких писателей, статьи о чешской литературе, напечатанные на Украине, и об украинской литературе, опубликованные в чешской печати. Сборник знакомит и со статьями чешских и словацких писателей и критиков о Франко. Особое значение имеет публикация переписки И. Франко с чешскими друзьями. Благодаря разысканиям Молнара стала доступной большая часть сохранившихся писем Франко к А. Черны, Яр. Врхлицкому, И. Поливке и другим. В этом разделе ранее публиковались только письма Ф. Ржегоржу (см. сборник «За сто літ», Київ, 1929). Письма чешских и словацких общественных деятелей и писателей, к Франко, составляющие один из разделов сборника, вообще никогда до этого не появлялись в печати.

Письма, статьи, переводы Франко, отклики и рецензии его чешских и словацких друзей воссоздают замечательную картину живого содружества двух братских славянских народов, показывают роль украинского писателя в развитии передовых демократических течений в чешской и украинской литературах. Могучий и многогранный талант Франко удивительно проявляется и в том, с каким темпераментом он вникает в проблемы литературной и общественной жизни Чехословакии. В конце жизни он сам отмечал, что ему «привелось немало поработать не только на украинском, но и на польском, немецком и русском языках…» К этому следует добавить, что так же благородно и с увлечением относился он к чешскому народу и его искусству. Его многообразная деятельность по изучению и пропаганде литературы Гавличека, Неруды, Коллара была проникнута – говоря его же словами – все той же «ведущей идеей: служить интересам моего народа и общечеловеческим прогрессивным, гуманным идеям» 1.

Еще в юности обратился Франко к изучению чешской поэзии и литературной науки. Уже к 1873 году относится его первый перевод из чешской литературы – известной «Краледворской рукописи». На протяжении многих лет занимался он переводами произведений Карела Гавличека Боровского, изучением его творчества. Франко блестяще переводил на украинский язык и таких мастеров художественного слова, как Ярослав Врхлицкий, Ян Неруда, Святоплук Чех, Ю. Заер и Й. Махар.

В истории литературных привязанностей украинского поэта не случайно особое место занимает творчество Карела Гавличека Боровского. Политическая и эстетическая подоплека этих симпатий ясна. Революционная деятельность и мужественная, подлинно демократическая и народная поэзия Гавличека Боровского были органически близки Франко. «Необычайная простота», «необыкновенная глубина и смелость мысли», «меткость и эпиграмматическая точность выражения», сатирическая сила великого предшественника Гашека – определили стремление Франко сделать его сочинения близкими украинскому народу.

Друг Франко, крупный демократический деятель Адольф Черны в своей статье «Иван Франко» (1907) писал, что Франко «напоминает наших Гавличека, Неруду, Махара – и, вероятно, неслучайно из чешской литературы охотнее переводил именно этих авторов…» (стр. 622). В 1913 году Х. Бочковский отмечал, что «Франко хорошо знает чешскую литературу и культуру» и особенно любит Гавличека.

Материалы сборника помогают не только поставить во всей глубине проблему «Франко и Карел Гавличек Боровский». Они дают возможность опровергнуть некоторые ошибочные положения. В работе М. Неврли «Иван Франко и чешская культура» мы находим ничем не обоснованное утверждение, будто знакомство с Масариком в 1893 году объясняет появление переводов из Гавличека Боровского (в частности, якобы, перевода «Короля Лавра»). В 1901 году Франко выпустил книжечку «К. Гавличек Боровский. Избранные стихотворения». М. Неврли заявляет, что «издание этого сборника в значительной степени связано с работой Масарика о Гавличеке». На этом основании он делает и ответственный вывод, будто под влиянием Масарика «исключительно культурные и чисто-литературные интересы Франко к жизни чехов в этот период начинают распространяться и на область политической жизни чешского народа» 2.

Объективные факты свидетельствуют, что между Франко и Масариком не было той близости, личной и идейной, какую приписывает ему исследователь. В статье «Мои встречи с проф. Масариком», напечатанной в 1911 году в юбилейном сборнике в честь Масарика, И. Франко сразу же отмечает: «Мои связи с проф. Масариком не были такими близкими или такими частыми, чтобы о них много можно было поведать» (стр. 477). И далее рассказывает весьма краткую историю своих отношений с ним. Здесь же помещено его обращение к Масарику, в котором Франко благодарит его за присланную книгу о чешском сатирике. В своем посвящении он говорит, что книга Масарика помогла ему завершить работу над сборником Гавличека Боровского. Здесь же он упоминает и о том, что задолго до знакомства с Масариком, в 1884 году, он прочитал статью проф. Перволфа о Гавличеке и его особенно заинтересовало политическое значение стихотворений Гавличека, которое они имели в 1848 году. Особую роль в его знакомстве с поэзией Гавличека сыграл известный прогрессивный этнограф и фольклорист Ржегорж. «Несколько позднее», вспоминает Франко, через посредство Ржегоржа он получил издание Гавличека (Прага, 1870) и иллюстрированное издание его поэмы «Крещение святого Владимира». «Следует добавить, что эти сочинения я очень скоро выучил наизусть. Они так легко подходили к нашим народным мелодиям, и не раз, слившись с ними, я смягчал не одну горькую минуту в жизни…» (стр. 479). Франко использовал некоторые фактические данные книги Масарика, но совершенно самостоятельно в революционно-демократическом духе истолковал поэзию Гавличека. Необоснован и вывод о политической ориентации Франко в результате чтения трудов Масарика. Политическая жизнь чехов привлекает его внимание вообще задолго до знакомства с этими трудами. Так в 1883 году он пишет статью «Народ себе», а затем «Славянская солидарность чехов», «Чехи, Россия и славянство», «Славянская коалиция», «К сведению господ чехов» и т. д., в которых уже в 80-е годы ставит ряд острых проблем политической жизни Чехословакии.

Материалы сборника дают возможность уточнить историю связей Франко с передовой чешской журналистикой, и, в первую очередь, с журналами, в которых трудятся его друзья: Ржегорж, А. Черны, Фр. Гловачек и другие. Характерно его письмо от 29 августа 1898 года к издателю прогрессивного журнала «Славянски Пржегляд». Франко пишет: «Тут журнал не может быть заезжею корчмою, где каждого одинаково радостно принимают – будь он аристократ или демократ, прогрессист или ретроград, узкий националист или интернационалист…» Прочитав в его журнале статью Штепанека «К пятидесятой годовщине со дня смерти Белинского», Франко 22 октября 1898 года с гневом пишет тому же адресату: «Статья г. Штепанека о Белинском немного излишне теоретична (отвлеченная. – М. П.) и не дает ясного образа Белинского, а иногда дает и фальшивый образ (например, приписывая ему «принцип», что в России все доброе для России может идти только от царя)…»Малярским хляпом» называет он с негодованием эту статью (стр. 506 – 507).

Для журнала А. Черны Франко написал ряд статей об украинской литературе: «Украинско-русская (малорусская) литература», «Украинско-русская литература за 1898 г.», «Леся Украинка», «К истории чешско-русских связей» и другие. Много работал Франко для «Научного словаря» Отта. Опубликованные в сборнике письма в редакцию этого словаря дают возможность проследить и здесь стремление оказать влияние на принципиальное направление «Словаря». «Важным является лишь то, – пишет он, – чтобы уважаемая редакция в славянских вопросах стояла твердо… на позиции равноправия (пока что в области мысли, культуры, науки, литературы) всех славянских народов…» (492).

Франко ведет беспощадную борьбу против чешских реакционеров и австро-немецких душителей свободной чешской мысли. Знаменателен его призыв к союзу с передовыми революционными кругами России: «Поймите, господа чехи, – пишет он, – если хотите объединиться с Россией, то, если не утратили чувства человеческого достоинства, можете это делать только с тою благороднейшей частью русского общества, словом с Россиею И. Тургенева, Салтыкова, Чернышевского, Добролюбова, Писарева и т. д.; а не с Россиею Мещерского, Суворина и Каткова…»

Сборник «Связи Ивана Франко с чехами и словаками» дает, таким образом, значительный материал для изучения связей Франко с чешской и словацкой литературой, раскрывает его отношение к основным проблемам литературно-политической жизни Чехословакии.

К сожалению, научный уровень подготовки сборника далеко не безупречен. Читатель не найдет в нем научного аппарата, который помог бы разобраться в материале. Примечания дают очень скупые и неясные сведения об источниках текста. Речь идет прежде всего о сложных текстах переписки Франко. В этом отношении данный сборник уступает изданию «Літературна спадщина. Іван Франко, вып. 1»,Київ, 1956, в котором помещена большая часть этих писем по фотокопиям3. М. Молнар и М. Мундяк не дают датировок ни к одному письму, даже тогда, когда простое сопоставление публикуемых в сборнике писем могло помочь установить даты. Так в «Літературной спадщин» правильно датировано III письмо маем 1900 года (стр. 474), VII письмо к Ад. Черны – 30 марта, IX письмо – 9 декабря 1889 года. Не представляет трудности датировка и писем к Франко. Так, например, письмо Антонина Гайна, приглашающего Франко на съезд прогрессивных студентов, датируется первой половиной мая 1891 года (съезд состоялся 15 – 18 мая 1891 года), второе его письмо датируется 1892 годом.

Редакторы не дали и комментария к письмам. Не раскрыты имена, намеки и даже просто реалии. Нет характеристики адресатов и их отношения к Франко. Так, например, особого комментария требовало письмо Франтишека Гловачека к Франко критикой статьи последнего о «Магдалене» Махара. С Й. Махаром Франко познакомился весною 1893 года в Вене4. Обращение к творчеству Махара объяснялось тем, что, как писал Зденек Неедлы, «в 1894 г. Махар был главным поэтом новой передовой молодежи девяностых лет…» 5. Однако Франко не разобрался в существе модернистских тенденций Махара, возглавившего впоследствии реакционный лагерь декадентов, попытался доказать, что «чешский темперамент» чужд декадентщине. Социально-исторический критерий был подменен биологическим, а в силу этого чешская «Модерна» получила неправильную оценку. Фр. Гловачек спорите этой статьей Франко; он уверен, что, познакомившись с манифестом «Чешской Модерны», Франко исправит неточности в статье (стр. 547). Это важное письмо требовало особого комментария. То же следует сказать и о ряде других писем и статей как Франко, так и о Франко. Нельзя было также оставить без разъяснения полемическую статью Махара против известной статьи Франко о Мицкевиче («Поэт измены»), направленной в адрес реакционно-шляхетских кругов.

Кроме того, читатель не найдет в сборнике ряда статей и заметок Франко о чехах (например, «Славянская солидарность чехов», «Славянская коалиция», «Чехи, Россия и славянство»), а также и чешских статей о Франко (например, рецензия А. Черны на перевод Гавличека Боровского и других).

Вступительная статья М. Мундяк, имеющая характер упрощенно-популярного изложения общеизвестных фактов, не восполняет серьезных пробелов и прежде всего отсутствия научного аппарата.

Указанные недостатки снижают научное значение рецензируемого сборника. Следует надеяться, что последующие выпуски этой серии учтут просчеты первого сборника и дадут возможность более глубокого и всестороннего изучения связей между украинской и чешской и словацкой литературами.

  1. Франко, Твори в 20-ти томах, т. XI, Київ, 1952, стр. 546.[]
  2. Иван Франко, Статті і матеріали. Збірник п’ятий, Львов, 1956, стр. 222–223.[]
  3. Расхождения в тексте между этими двумя изданиями и весьма значительные – без оригиналов мы не беремся объяснить.[]
  4. Необъяснима ошибка Неврли, утверждающего, что они познакомились в 1895 году в Праге на этнографической выставке (там же, стр. 230). Ему, очевидно, осталось неизвестным, что Франко 13 июня 1893 года сообщал о знакомстве с Махаром М. Драгоманову («Матеріали для культурної і громадської історії Західної України, т. 1, К. 1928, стр. 419).[]
  5. Zdenёк Nejedly, О literature. Praha, 1953, стр. 442.[]

Цитировать

Поляков, М. Великое содружество / М. Поляков // Вопросы литературы. - 1958 - №2. - C. 220-224
Копировать