№1, 1983/Жизнь. Искусство. Критика

Советская многонациональная литература в духовном мире нашего современника (С Ферганской всесоюзной научно-творческой конференции)

Накануне 60-летия образования СССР – в сентябре 1982 года – в Узбекистане состоялся всесоюзный фестиваль советской многонациональной литературы, в котором приняли участие многие мастера слова из Москвы, Ленинграда, союзных и автономных республик. Первые дни праздника прошли в северном крае республики – в Каракалпакии, где гости фестиваля встретились с хлопкоробами, энергетиками, рыбаками Арала, строителями, студентами, партийными работниками. Состоялся ряд читательских конференций, вечеров поэзии; литераторы ознакомились с трудовыми достижениями Каракалпакии. Затем маршруты участников фестиваля разделились с тем, чтобы вновь объединиться в символизирующем дружбу и братство народов Ташкенте, где прошли заключительные дни праздника.

Одной из важнейших вех фестиваля явилась всесоюзная научно-творческая конференция в Фергане «Советская многонациональная литература в духовном мире нашего современника» 1, на которой прозвучали выступления свыше сорока писателей и критиков, социологов, философов, этнографов, работников библиотечного дела, преподавателей и философов.

Открывая научно-творческую конференцию, секретарь правления Союза писателей СССР Ю. Суровцев подчеркнул новаторский характер этой встречи – новаторский и многосторонний. «Фестиваль, который проводится в Узбекистане по инициативе ЦК Узбекистана и Союза писателей СССР, – сказал Ю. Суровцев, – наиболее значительное литературно-творческое и политико-культурное мероприятие, которое подготовила писательская общественность в канун 60-летия образования СССР. Конференция в Фергане является знаменательной не только литературной, но и общественной акцией, тесно связанной с решениями XXVI съезда и майского (1982 г.) Пленума ЦК КПСС, с постановлениями ЦК КПСС «О 60-й годовщине образования Союза Советских Социалистических Республик» и «О творческих связях литературно-художественных журналов с практикой коммунистического строительства». Она пронизана идеей комплексности анализа общественных явлений, к чему призывают все партийные документы последних лет».

К участникам и гостям конференции обратился первый секретарь Ферганского обкома партии Х. У. Умаров. «Партия, – сказал он, – всегда приветствовала и приветствует свойственные лучшим произведениям гражданский пафос, непримиримость к недостаткам, активное вмешательство искусства в решение экономических и социальных проблем, которыми живет наше общество. И фестиваль советской многонациональной литературы, несомненно, подскажет нашим писателям новые замыслы, вдохновенные строки, стимулирует художественные поиски в изображении человека-труженика.

Большое развитие, – продолжал Х. У. Умаров, – литература и искусство получили и у нас в области, где действуют три театра, филармония, более 800 библиотек, 482 клуба. В области издается 26 газет, разовый тираж которых превышает 250 тысяч экземпляров. Все эти достижения были бы невозможны без братской помощи народов всего Советского Союза. Именно в этой дружбе и братстве источник всех наших побед, источник небывалого подъема и расцвета всех наций.

Эта неразрывная дружба, тесная сплоченность, органическое единство всех братских республик нашей страны – великое завоевание социалистического строя, бесценное богатство нашего общества».

В работе конференции приняли участие партийные и советские работящие ЦК КП Узбекистана, Ферганской области и города Ферганы.

Участниками Ферганского научно-творческого форума стали гости из братской Польши – писатели А. Пшипковский и Т. Сливяк.

В данном отчете мы попытаемся очертить круг основных проблем, намеченных на ферганской конференции.

 

СОЮЗ НЕРУШИМЫЙ РЕСПУБЛИК СВОБОДНЫХ

Во многих писательских выступлениях прозвучала мысль о неразрывной связи индивидуального пути художника с общественной жизнью его страны, с историческими путями человечества. А. Мухтар (Ташкент) взволнованно говорил о том, что «малая родина» навсегда связывает нас с планетой людей, и, осознав это, мы великое духовное единство народов воспринимаем как вполне конкретную жизненную силу, очень остро ощущаемую и в литературном процессе. Советская многонациональная литература на современном этапе, продолжал писатель, такова, что каждое творческое достижение приобретает поистине всесоюзное звучание, и это естественно укрепляет наши замыслы и углубляет ответственность таланта. Специальный акцент сделал А. Мухтар в своем выступлении на воспитательной миссии художественного слова, которое способно литературный образ преобразить в нарицательный, сделать документом и свидетельством времени, примером для вдохновенного подражания. Недаром столь высоко ценил действенность художественного слова В. И. Ленин, который, прочитав роман Чернышевского «Что делать?», признавался: «Это вещь, которая дает заряд на всю жизнь». «Он меня всего глубоко перепахал». Далее писатель остановился на теме морали в современной советской литературе, отметив, что нет ни одной значительной книги, которая со всей серьезностью не занималась бы нравственными вопросами. К сожалению, встречаются и произведения, где тема эта замыкается в некую камерно-бытовую раму, где решения нравственных проблем становятся поверхностными. В связи с этим А. Мухтар напомнил, что не следует забывать горьковского отношения к труду. Труд теперь – это сама жизнь, где кипят все страсти и проявляется весь человек, его воля и характер.

С интересом были выслушаны соображения А. Мухтара о проблемах традиции, в подходе к которым, по убеждению писателя, мы должны быть как можно более диалектичными и гибкими. Свою мысль А. Мухтар выразил афористично: «Есть традиции, от которых нужно отказаться. Есть традиции, которые нужно развивать. Есть традиции, которые еще надо создавать». К третьей категория относится создание образа нового человека, нашего современника. Какие нам, в Узбекистане, достались традиции в изображении человека труда? До Великой Октябрьской социалистической революции труд изображался преимущественно как обуза. Писатели – представители социалистического реализма должны были создавать и создали новые традиции. Они требуют развития сегодня! И здесь особенно плодотворно взаимовлияние наших братских литератур.

Современная узбекская литература в контексте многонациональной советской литературы – такова была тема выступления П. Шермухамедова (Ташкент). Он рассказал, что летом этого года в двух областях Узбекистана состоялись выездные секретариаты правления Союза писателей. Место встречи избрано было не случайно: ведь обе эти области – молодые, целинные. А здесь, как нигде, пожалуй, видны впечатляющие результаты важных, определяющих социальных, экономических, демографических процессов, характерных для развитого социализма. Эти встречи происходили в новых колхозных и совхозных поселках, в областных центрах среди друзей-целинников – хлопкоробов, рабочих, ирригаторов, партийных работников. Подъем целины осуществлялся всегда интернациональными коллективами. И вот что интересно, – поделился с участниками конференции П. Шермухамедов: читатели – узбеки, русские, казахи, киргизы, татары, украинцы, молдаване – все заинтересованно делились своими мыслями не только об узбекской литературе, но и о достижениях всей многонациональной советской литературы, не отделяя одно от другого. Подумалось: такому пониманию, широте кругозора может позавидовать иной профессиональный критик!..

Сегодня литература и отдельный писатель постоянно находятся под мощным воздействием «энергетического поля» – влияния многих культур. В наши дни до каждого читателя доходят произведения писателей очень далеких народов, и речь может идти об относительной отдаленности лишь географической, но не духовной. Если географические параллели – нечто воображаемое, то политические и моральные – явления вполне конкретные; именно гуманистические цели творчества объединяют передовых художников всех народов.

Тем более, продолжал П. Шермухамедов, относится это к братским советским литературам. Примеров взаимопроникновения культур советских народов великое множество, они стали привычными, но от того не менее разнообразными и ценными. Когда Дмитрий Шостакович был в Узбекистане, он в своем интервью корреспонденту «Правды Востока» сказал, что всегда с большим интересом следил за узбекской музыкой, в его библиотеке немало музыкальных сборников с записями национальных произведений народов среднеазиатских республик. Он говорил, что в его Девятой и Одиннадцатой симфониях есть ориентальные темы, идущие от восточной народной музыки. Нет, эти мотивы не потерялись в общем потоке могучей, истинно современной музыки великого русского композитора, напротив, будучи органически включенными в этот поток, они стали фактом мирового искусства.

Далее критик остановился на новой повести Ш. Рашидова «Веление сердца». Примечательно, что новая повесть большого узбекского писателя, по сути, создана на инонациональном материале, ее главные герои – русские люди, место действия – Россия. Это продолжение интернационализма, органичного и для Ш. Рашидова лично, и для советского писателя вообще.

Как подчеркивается в недавнем партийном постановлении, новые поколения советских людей нуждаются в близком им по духу и времени положительном герое, который воспринимался бы как художественное открытие, влиял на поступки людей, отражал бы судьбы народные. Л такого героя, близкого миллионам, не создашь, если твое мастерство не помножено на гражданскую активность, на подлинно интернационалистское, масштабное понимание объективных законов действительности, хода исторического процесса.

Подводя итоги сказанному, П. Шермухамедов напомнил, что еще в начале 30-х годов Горький с гордостью говорил: «…Разноплеменная, разноязычная литература всех наших республик выступает как единое целое». Действительно, наша художественная культура сильна своим органическим внутренним единством.

Единство нашей великой страны, знаменосца мира и прогресса, празднующей ныне свое 65-летие, единство наших народов, единство литератур… Благодарнейшая задача для художника слова, литературоведа, критика – исследовать и пропагандировать своими средствами это удивительное и одновременно повседневное явление нашей жизни, активно участвуя в его укреплении.

С большим интересом восприняли собравшиеся на Ферганской конференции творческие сообщения представителей братских литератур Прибалтики. В. Вавере (Рига) посвятила свое выступление судьбе произведений многонациональной литературы в Латвии. Изучение этого вопроса, сказала она, может идти по разным направлениям: коснусь лишь некоторых, которые отражают наиболее характерные тенденции. Речь пойдет о произведениях последних лет, и в основном о прозе.

Оглядываясь на последние пять-шесть лет, видишь, что республиканское издательство «Лиесма» прилагает немало усилий, чтобы латышские читатели на своем родном языке имели достаточный выбор книг многонациональной советской литературы. Несколько лет тому назад создана специальная редакция литератур пародов СССР, которая укомплектована знающими, квалифицированными кадрами.

В числе книг, завоевавших признание читателей, – изданные в последние годы романы, повести и рассказы Д. Гранина, Ф. Абрамова, Е. Воробьева, Г. Троепольского, В, Богомолова, Б. Васильева, А. Чаковского, Ю. Бондарева, Ю. Трифонова, С. Залыгина, В. Тендрякова, В. Распутина, М. Алексеева, В. Астафьева, В. Белова и других русских писателей.

Рядом с ними книги авторов других братских республик – и таких, которые уже завоевали авторитет среди латышей, и таких, встреча с которыми состоялась впервые. В эти годы вышли произведения белорусов В. Короткевича, В. Быкова, И. Шемякина, литовцев В. Бубниса, Ю. Балтушиса, А. -Р. Кашаускаса, эстонцев Э. Ветемаа, Я. Кросса, П. Куусберга, Ю. Туулика, киргиза Ч. Айтматова, грузина Г. Панджикидзе, армянина В. Петросяна, украинцев О. Гончара, И. Григурко и многих других.

Это отрадно, однако отбор произведений для перевода наводит на размышления. Всем известно, какое место во всесоюзном литературном процессе сейчас занимает, скажем, грузинская проза, особенно исторический роман. Однако в Латвии она переводится слабо.

Более систематически и широко издаются произведения эстонских, литовских писателей, что вполне понятно. Сравнительно много внимания уделяется русской литературе – общее количество книг русских советских писателей в год примерно равно всем книгам, переведенным с других языков народов СССР, и надо сказать, что издатели проявляют и понимание и эрудицию в отборе идейно и художественно полноценных произведений. Однако и здесь есть свои проблемы.

Один из самых актуальных вопросов, подчеркнула В. Вавере, – сроки издания переводимой книги. Практика показывает, что между появлением книги на русском языке и ее изданием на латышском проходит не менее четырех-пяти лет. Если речь идет о книге других национальных республик, кроме Литвы и Эстонии, разрыв может быть еще большим.

Если можно сказать, что с изданием произведений советских писателей в Латвии дело обстоит более или менее благополучно, то этого нельзя утверждать, говоря об их распространении среди читателей. В этом отношении интересную «информацию для размышления» дают социологические исследования. Латвийская Государственная библиотека имени В. Лациса проводила несколько социологических исследований в этом направлении: «Книга и чтение в сельском районе» (1971 – 1974 годы), «Формирование читательского спроса в библиотеке» (1978 – 1989 годы).

Общие выводы социологов таковы: дистанция между чтением латышской и русской, а особенно литератур других народов СССР достаточно велика. В структуре чтения художественной литературы наблюдаются проявления локального провинциализма, и их устранение в большой степени зависит от пропагандистов литературы – критиков, лекторов, работников радио, телевидения, издательств, газет и журналов.

Н. Бассель (Таллин) в начале выступления отметил, что советская литература как литература многонациональная стала достоянием эстонского читателя после воссоединения республики с братской семьей народов СССР в 1940 году.

Уже в 1940 – 1941 годы начинается интенсивное ознакомление эстонского читателя с богатствами в первую очередь русской советской литературы и наряду с этим – с почти совершенно неведомыми ему литературными ценностями других народов СССР. Специальные номера только что созданного журнала «Вийснурк» посвящаются литературе и искусству Украины, Грузии, Армении и Азербайджана, переводы из братских литератур активно публикуются и в других периодических изданиях.

Особенный размах приобрела эта работа в послевоенный период, главным достижением которого было то, что впервые советская литература предстала перед эстонским читателем в своем многонациональном разнообразии. Правда, произведения переводились в основном с русских переводов (кроме книг латышских и литовских авторов), кадры переводчиков с языков других народов СССР еще практически отсутствовали.

С начала 60-х годов, продолжал Н. Бассель, вопросы перевода и издания на эстонском языке литературных произведений братских народов становятся предметом оживленного обсуждения литературной общественности. Этим вопросам посвящается специальное заседание правления Союза писателей Эстонии, в литературной печати республики развертывается дискуссия на эту тему, обсуждение этих проблем переводится на все более солидную научно-литературоведческую основу. Со вступлением нашего общества в период развитого социализма значительно возрастает культурный потенциал каждого из советских народов, усиливаются взаимосвязи между их литературами на всех уровнях.

Ознакомление эстонского читателя с богатствами советской литературы как многонациональной рассматривается как важная часть проводимой в республике работы по интернационалистскому воспитанию трудящихся.

Очень существенно, что с 60-х годов в эстонской литературной практике укоренился и последовательно проводится в жизнь принцип прямого перевода художественной литературы с языка оригинала на эстонский язык и сформировались кадры переводчиков, специализирующихся на переводе той или иной братской литературы, в результате чего существенно расширился круг переводимых литератур и авторов – как в языково-географическом, так и в эстетическом отношении. Сейчас в Эстонии имеются переводы уже с сорока двух языков народов СССР, причем произведения переводятся, как правило, с языка оригинала, исключая разве что прозу народов Средней Азии и Казахстана, а также прозу новописьменных народов, переводимую пока еще через посредство русского языка.

А. -Р. Кашаускас (Вильнюс) отметил, что колоссальный интерес к книжной продукции, выпускаемой всеми издательствами республики, говорит о возрастающем доверии читателя к литературе, которое должно быть оправдано писателями. Размышляя о «секрете успеха» того или иного произведения, писатель пришел к выводу, что, прежде всего, секрет этот заложен в правде, которой ждут читатели. Недаром литовский читатель с особой жадностью воспринимает романы и повести с ярко выраженной гражданской направленностью, недаром так велика тяга к документальной прозе, подкупающей своей правдивостью и достоверностью деталей, недаром в центре внимания и читательской аудитории, и критики оказались и эстонский исторический роман, и литовский роман внутреннего монолога, и русская деревенская проза. Выявляя национальные типажи под социальным углом зрения, заявил А. -Р. Кашаускас, писатель служит великому делу социалистического интернационализма и пополняет нашу общую многонациональную духовную сокровищницу.

А.-Р. Кашаускас поделился с собравшимися на конференции соображениями об образе человека труда в современной литовской литературе (с этой точки зрения весьма интересен, в частности, герой нового романа Ю. Балтушиса «Сказание о Юзасе») и выразил уверенность в том, что создание такого образа – долг современного советского литератора.

С интересом было встречено выступление минского литературоведа В.

  1. Параллельно в Самарканде прошла беседа за «круглым столом» на тему: «Историческая роль великой русской литературы в развитии литератур народов Советского Востока».[]

Цитировать

Белова, Т. Советская многонациональная литература в духовном мире нашего современника (С Ферганской всесоюзной научно-творческой конференции) / Т. Белова // Вопросы литературы. - 1983 - №1. - C. 33-54
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке