№6, 2015/Гипотезы и разыскания

Поэтика тайнописи в пьесе А. Платонова «Ученик Лицея»

Освоение драматургии А. Платонова началось совсем недавно. В 2006 году впервые вышел в свет целый том его пьес1. Сейчас наиболее полным и комментированным изданием пьес Платонова является том полного собрания сочинений «Дураки на периферии», выпущенный издательством «Время» в 2011 году. Публикация записных книжек2 и архивных материалов3существенно облегчила их адекватное прочтение, а выход тома писем 1920-1950-х годов4 позволил прикоснуться к доселе скрытым от читателя смыслам. «Письма» открывают также возможность поиска более точного исследовательского инструментария, позволяющего обнаружить ту мощь духовного сопротивления трагической современности, которую содержит в себе драматургическое наследие Платонова, и прежде всего пьеса «Ученик Лицея», последнее законченное произведение художника.

Исследовательских работ о пьесе немного. Одним из самых первых прочтений пьесы, доныне не потерявшим актуальности, является статья В. Свительского в соавторстве с В. Скобелевым «»Тайная музыка свободы» («Ученик Лицея»)»5. В ней многое угадано: «…платоновская пьеса — фантазия на пушкинскую тему, пренебрегающая буквальным подобием» (с. 90), «Платонов идет <…> на открытое обнажение условности театрального действия» (с. 91). Отступление художника от документального материала рождает, по мнению ученых, непривычный для читателя образ юного поэта. Эта «непривычность» обусловлена созданием вольного «перевода» пушкинской эпохи на язык своей, что и определяет конструирование образа главного героя. «Психологический облик Пушкина дан не сам по себе, но охвачен токами целостной авторской мысли, включен в ее «поле»» (с. 93), и далее: «…нет в пьесе о юности Пушкина знакомого по воспоминаниям современников веселого повесы» (с. 95). Платонов пытается выразить свое понимание мира и человека, освященное пушкинским Словом.

Последующие работы об «Ученике Лицея» в основном дополняют, уточняют, варьируют соображения, высказанные В. Свительским и В. Скобелевым. Так, А. Дырдин указывает на важность символического плана в пьесе, сопряженного с ее синтетической природой. Этот синтез определяется, по его мнению, соприсутствием в «Ученике Лицея» различных драматургических традиций (школьного театра конца XVII века, канона русской трагедии XVIII века, театра XIX века), которые проявляют себя образами разных жанровых миров (вальса, романса, пасторали, застольной песни, старинного причитания). Ученый отметил также родовую специфику пьесы, обусловленную включением в ее текст лирических фрагментов — пушкинских стихотворений лицейского периода: «Поэзия организует все пространство драмы, входя в драматургическую систему Платонова на правах постоянного элемента»## Дырдин А. А. «Тайная музыка свободы» (Жанр и авторское сознание в пьесе «Ученик Лицея») // «Страна философов» Андрея Платонова: проблемы творчества. Вып. 7. М.: ИМЛИ РАН, 2011. С.

  1. Платонов А. П. Ноев Ковчег. М.: Вагриус, 2006.[]
  2. Платонов А. П. Записные книжки. М.: ИМЛИ РАН, 2000.[]
  3. Архив А. П. Платонова. Книга 1. М.: ИМЛИ РАН, 2009. []
  4. Платонов А. П. «…я прожил жизнь». Письма. 1920-1950 гг. / Сост., вступ. статья, коммент. Н. Корниенко и др. М.: Астрель, 2013. []
  5. Свительский В. А., Скобелев В. П. «Тайная музыка свободы» («Ученик Лицея») // Подъем. 1976. № 2. Републикация: Свительский В. А., Скобелев В. П. «Тайная музыка свободы» («Ученик Лицея») // Свительский В. А. Андрей Платонов вчера и сегодня. Статьи о писателе. Воронеж: Полиграф, 1998. Далее статья цитируется по изданию 1998 года с указанием страниц в скобках. []

Цитировать

Когут, К. Поэтика тайнописи в пьесе А. Платонова «Ученик Лицея» / К. Когут, Н.П. Хрящева // Вопросы литературы. - 2015 - №6. - C. 95-119
Копировать