№1, 1958/Обзоры и рецензии

По поводу некоторых статей и предисловий

За последнее время появилось довольно много статей о писателях, творчество которых расширяет наши представления о советской литературе, ее богатстве и опыте. Но, к сожалению, некоторые из этих статей страдают существенными недостатками.

Вот как, например, пишет о «Городе ветров» В. Киршона автор предисловия к однотомнику писателя Н. Стальский: «Язык драматурга стал лаконичнее и убедительнее, авторская рука – увереннее и тверже. Пьеса насыщена напряженным действием, стремительным и сжатым, словно в киносценарии. Ход исторических событий определяет судьбы героев… Высокой поэтичностью, искренним пафосом революционной борьбы проникнута пьеса Киршона. Образ ашуга – народного певца – как бы связывает все картины пьесы, превращает ее в цельное эпическое повествование» и т. д.

Но сам В. Киршон оценивал тот же «Город ветров» и другие свои пьесы куда скромнее и трезвее.

Так, рассказывая о своей работе, он писал: «Когда начинаю работать над пьесой, хочу написать хорошо, хочу, чтобы в ней было несколько настоящих характеров.., но в процессе работы растет количество героев, не по силам оказывается уложиться меньше, чем в восемь-девять картин, а когда кончаю писать, вижу, что написал плохо, и для того, чтобы писать хорошо, нужно еще учиться, учиться черт знает сколько». Это признание не начинающего Киршона, а Киршона 1933 года, автора многих пьес. Больше того. Когда на одном из пленумов оргкомитета Первого съезда писателей говорилось о «чрезвычайно распространенном недостатке нашей драматургии – малообразной публицистичности, выраженной в прямолинейных схемах», В. Киршон имел достаточно прямодушия, чтобы отнести это и к собственным произведениям. По-видимому Н. Стальский, когда писал свою статью об одаренном драматурге, не всегда помнил об этом, и вот литературное явление представляется современному читателю в явно приукрашенном виде.

М. Чарный очень живо и эмоционально воспринимает каждое произведение, каждую строку А. Веселого («Октябрь», 1957, N 9). Незаметно для себя он даже как будто начинает «осваивать» стиль автора «России, кровью умытой». «Треснули по самой сердцевине привычные представления», «Россия, вздыбленная революцией», взбаламученная и рвущаяся вперед страна», «партизанщина еще шумит, гудит, разливается за берега», «шумела бурлацко – казачья вольница» и т. п. Но дело не в этом. М. Чарный чересчур злоупотребляет восторженной интонацией, приходит вследствие этого к явно односторонним оценкам талантливого писателя, – и это портит его интересную статью.

Так, М. Чарный приводит высказывание Горького о том, что «над словом у нас работают мало, язык плохой, писателя от писателя трудно отличить, нетхарактерного языка», и тут же без всякого перехода, пишет:

Цитировать

Чалмаев, В. По поводу некоторых статей и предисловий / В. Чалмаев // Вопросы литературы. - 1958 - №1. - C. 200-201
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке