№6, 1982/Идеология. Эстетика. Культура

Письменная литература и традиции

Молодые многонациональные и многоязычные государства Африки на современном этапе своего развития сталкиваются с множеством проблем. В их число входят и вопросы культуры, среди которых основным представляется связанный с идеологией вопрос о национализме, на определенной стадии дающем импульс процессу национальной консолидации.

Проблемы общественно-политической интеграции в странах, недавно сбросивших ярмо колониализма, приобретают особую остроту в сфере культуры, возникающую из-за отсутствия координации и целенаправленности в действии сил, участвующих в этом процессе. При рассмотрении национализма как явления для удобства можно сослаться на классификацию, предложенную американским социологом К. Гиртцем в его эссе «После революции: судьба национализма в молодых государствах». Автор разделяет национализм на четыре фазы: «Первая из них – зарождение государственности; последняя – та, в которой новой стране приходится определять и стабилизировать свои отношения с другими государствами и положение внутри страны». Не ставя под сомнение историческое значение второй и третьей фаз, Гиртц утверждает, что характер и направление социальных изменений определяются именно на первой и четвертой фазах.

В общих чертах эта схема применима к Анголе, Мозамбику, Островам Зеленого Мыса, Гвинее-Бисау, Сан-Томе и Принсипи. Совершенно очевидно, что эти молодые государства находятся в четвертой фазе. Теперь, когда обеспечена неприкосновенность их границ, бывшие колонии стоят перед решением проблем, связанных с национальным строительством, созданием современного государства, возрождением национальной культуры. И задача не только в том, чтобы сохранять традиционные обычаи или уничтожавшиеся колониализмом ценности, – необходимо, чтобы они стала органической частью духовной жизни современного общества.

Я позволю себе немного подробнее остановиться на самом понятия «традиция». Следует отметить, что наиболее прогрессивные европейские и американские социологи, не подверженные европоцентризму, избегают таких терминов, как «традиционное общество», применительно к незападному миру. Причина в том, что буржуазная антропология и связанные с ней дисциплины, фактически возникшие одновременно с европейской империалистической экспансией, определяла социальную организацию покоряемых народов как «традиционное общество». Хотя термин «традиционное», с точки зрения этой антропологии и этнографии, претендует на объективность, на деле же он приобрел негативное значение. Под «традиционным обществом» в таком случае подразумевается племенная организация, нечто замкнутое и статичное, скорее связанное с прошлым, нежели с будущим, не поддающееся прогрессивным социальным и экономическим переменам.

Однако в развивающихся странах Африки термин «традиционное общество» имеет вообще иной смысл. В него включается и понятие национальной самобытности, и то трудноопределимое качество, которое называют «народной сутью». И в самый момент зарождения национального самосознания в бывших колониях, и затем, в последующий период освободительной борьбы, особое внимание уделялось сопротивлению, обретению независимости в области культуры. Амилкар Кабрал в свое время заявил, что народ, не имеющий своей собственной культуры, – поверженный народ.

Из этого следует, что такие термины, как «традиционное общество» и особенно «наши традиции», применительно к культуре имеют идеологическое значение, в них проявляется национальное самоутверждение. Пример тому -знаменитое стихотворение Агостиньо Нето «Мы вернемся», где есть такая строка: «Мы вернемся к нашим традициям!» Клятва вернуться к тем обычаям и ценностям, которые презирали и уничтожали колонизаторы, – это тоже форма культурного сопротивления.

Однако эта идея возврата нуждается в некоторых оговорках. Необходимо считаться с потребностями развивающихся государств, в которых только формируется классовое общество. Зачастую идея возврата к нередко идеализированному и овеянному мифическими представлениями доколониальному прошлому вступает в противоречие с политическими чаяниями государства, избравшего социалистический путь развития. Некоторые верования и обычаи скованных традицией этнических групп могут оказаться несовместимы!» с новыми общественно-экономическими структурами, находящимися в стадии становления.

На той ступени культурного развития, которую К. Гиртц назвал «четвертой фазой национализма», легче распознать традиции, непригодные для строящегося общества, нежели установить те, что могут

послужить интересам социальной революции. Поэтому возникают разногласия среди художественной интеллигенции молодых государств по поводу того, что Же считать реакционным, а что общественно полезным. Но даже самые решительные сторонника прагматизма, утверждающие незыблемый приоритет технического и экономического развития, признают роль традиций в нравственном и идеологическом воспитании. Причем само выражение «национальная реконструкция» в отличие от «национального строительства» приобретает важные нравственные и идеологические аспекты.

В бывших колониях идет строительство новой социально-экономической инфраструктуры; одновременно народ как бы заново обретает национальное достоинство и национальную самобытность. Что значит, например, «реконструировать» нацию в Алголе? Означает ли это, что единая нация, некогда жившая в данных географических границах, была уничтожена? Но ведь в пределах границ, установленных колониальными властями, не было нации в современном смысле этого слова. На огромной территории, известной сегодня под именем Анголы, раньше обитало несколько этнических групп. И хотя для некоторых народностей, возникавших в ходе долгой истории, возможно, были характерны кое-какие черты «протонаций», термин «реконструкция» – лишь метафора, рожденная потребностью в идеях, способных объединить эти народности.

Сегодня в Анголе, Мозамбике, Гвинее-Бисау и, с некоторыми отличиями, на Островах Зеленого Мыса, в Сан-Томе и Принсипи ощущается настоятельная необходимость в некоем символе, способном стать основой сплочения всех граждан. Культура и искусство здесь призваны сыграть немаловажную роль. Ибо, памятуя слова Амилкара Кабрала о народе, лишенном культуры, отметим, что многие народы даже под гнетом колониализма не утрачивали ее полностью. Они подвергались жестоким гонениям, но не были покорены в прямом смысле этого слова. Иначе не было бы войн сопротивления и национально-освободительной борьбы. «Национальная реконструкция», таким образом, означает строительство нового общества на базе вновь расцветшей и заново переосмысленной культуры. Многое из культурного наследия исчезло, немало ценностей разрушено, но традиционные культуры не вымерли.

Цитировать

Хэмилтон, Р. Письменная литература и традиции / Р. Хэмилтон // Вопросы литературы. - 1982 - №6. - C. 116-123
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке