№1, 1957/Обзоры и рецензии

Мысли Л. Толстого о литературе

Л. Н. Толстой о литературе. Статьи, письма, дневники. Составление и примечания Ф. А. Ивановой, В. С. Мишина, А. И. Опульского, Л. Д. Опульской, Н. С. Родионова. Гослитиздат, М. 1955, 764 стр.

Книга «Толстой о литературе» принадлежит к числу изданий, чрезвычайно распространившихся в последние годы. Книги этого типа состоят из высказываний классиков о литературе, о театре, о художественном творчестве с добавлением вступительных статей и объяснительных примечаний. Кроме ряда таких изданий, посвященных отдельным классикам, появилась целая историко-литературная хрестоматия в четырех томах: «Русские писатели о литературном труде» (от Кантемира до наших дней). Как видно из предисловия, под «литературным трудом» редакция понимала всю сумму вопросов художественного творчества и мастерства.

Чем объяснить появление этих изданий и их массовый успех? В предисловии к четырехтомной хрестоматии оказано, что она должна удовлетворить «нужду в пособиях, которые помогли бы росту наших писателей (в особенности молодых)». Разумеется, такого рода книги (как и многие другие) могут пригодиться писателям; отсюда, однако, не следует, что этим ограничивается их назначение. Тираж книги «Толстой о литературе» – 85 000; неужели это количество экземпляров рассчитано только на писателей, да еще «в особенности молодых»? Неправы и те, кто смотрит на эти издания как на пособия для начинающих или для слишком загруженных работой критиков и литературоведов – как на своего рода «скорую помощь» для них.

Кто бы и как бы ни пользовался упомянутыми книгами, кто бы ни составлял их и кто бы ни писал к ним вступительные статьи и примечания –у этих книг есть свое назначение гораздо более серьезное и принципиальное, чем то, о котором сказано выше: они порождены назревшей в широких кругах советской интеллигенции потребностью в осмыслении искусства. За последние годы искусство, в разных его видах, вошло в самый быт и стало предметом массового восприятия и обсуждения. Естественно, что вместе с этим приобрели особую жизненную остроту вопросы о роли искусства, о его задачах и методах, об отличиях художественного творчества от научного и т. д. Наша критика до сих пор обходит эти насущные вопросы или считает их как бы решенными. Отсюда – повышенный интерес читателей (здесь и мы скажем – в особенности молодых) к тому, что говорили и говорят по этим вопросам сами писатели, художники, музыканты. Суждения самих мастеров имеют еще то преимущество, что они опираются не на отвлеченные схемы, а на живой творческий опыт. Внимание читателей направлено при этом, конечно, не на исторический анализ этих «высказываний», а на их сущность – на возможность их приложения к современным художественным нуждам, исканиям и запросам. Таким представляется нам подлинный, жизненный смысл изданий этого типа – и с такой точки зрения их следует приветствовать.

Самое главное в этого рода книгах – подбор авторских «высказываний», точность и полнота цитат. С этой стороны книга «Толстой о литературе» заслуживает всяческой похвалы. Работа сделана опытными руками, с полным вниманием и сознанием ответственности. В книгу вошло все существенное, что сказано в дневниках и письмах Толстого о литературе, об отдельных писателях и произведениях, о художественном творчестве, об искусстве в целом – без пропусков и купюр, сглаживающих остроту или парадоксальность выражений и тем самым фальсифицирующих авторскую мысль. Составителей можно даже упрекнуть в чрезмерном стремлении к полноте. Вряд ли следовало перепечатывать целиком такие общеизвестные трактаты Толстого, как «Что такое искусство?» или «О Шекспире и о драме»; достаточно было привести из них наиболее существенные отрывки или просто напомнить об этих работах Толстого в редакционном предисловии – с тем, чтобы читатель нашел их в собрании сочинений. Излишними кажутся некоторые письма, относящиеся к незначительным фактам, – вроде письма к некоему Л. М. Гребенникову о составленной им книге (сборнике пословиц): «…для того чтобы уверенно рекомендовать ее, – пишет Толстой, – надо ее видеть…». В примечании сказано: «Сборник, видимо, остался неизданным». Можно было обойтись и без некоторых других писем (например, А. Г. Макееву, А. А. Александрову, А. Н. Соколову).

Вместе с тем очень жаль, что составители не сочли нужным или возможным поместить избранные устные высказывания Толстого, записанные в таких достоверных источниках, как дневники В. Лазурского, А. Гольденвейзера, Д. Маковицкого, Н. Гусева. Этот интереснейший материал можно было сосредоточить в особом разделе после дневников и писем – и, прибавим, за счет тех 250 страниц, которые заняты трактатами.

Материал расположен хронологически – и это в данном случае вполне естественно и рационально; странно только то, что внутри каждого года даны сначала письма, а потом дневники. Почему не наоборот? Было бы правильнее, если бы, скажем, читатель прочитал сперва дневниковую запись от 3 января 1856 года с восторженными словами о «Каменном госте» Пушкина, а потом – более спокойные слова о том же в письме к сестре от 5 июня.

Цитировать

Эйхенбаум, Б.М. Мысли Л. Толстого о литературе / Б.М. Эйхенбаум // Вопросы литературы. - 1957 - №1. - C. 217-220
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке