Не пропустите новый номер Подписаться
№2, 2003/Теория и проблематика

Концепт в теоретических построениях Ж. Делеза. Реконструкция концепта «литература»

I

Жиль Делез (1925-1995) относится к плеяде современных французских философов, оставивших наиболее значительный след в философии, определяемой как «мышление по-новому». Этим объясняется специфичность восприятия его творчества – от полного неприятия и непонимания до превозношения. Невозможно требовать от его философской системы той же ясности и четкости, которой можно насладиться, например, у Декарта. Черта «поэтичности мышления»1, приписываемая современной французской философии, полностью находит свое оправдание при удачной попытке проникновения в философскую реальность Делеза.

Становление собственного стиля философствования проходило у Делеза под влиянием в основном Спинозы и Ницше. Соответственно два основных представления философствования для него – «имманентность» и «становление». Относительно литературы эти два понятия можно проиллюстрировать цитатами из статьи Делеза «Литература и жизнь» 2:»Писать – это дело становления, которое никогда не завершено и все время в состоянии делания и которое выходит за рамки любой обживаемой или прожитой материи» 3 и «…цель литературы: переход жизни в язык, который учреждает Идеи» 4.»Идеи» Делеза здесь – это «разломы» внутри языка, которые писатель видит и слышит, это язык, приведенный к своим пределам, неструктурный элемент, порождающий новые элементы языка.

Попытка ответа на вопрос «Что такое литература?» средствами философии Делеза приводит к созданию определенной модели концепта литературы, что заставляет вначале разобрать само понятие «концепт», выяснить условия его существования, а затем на основе проведенного анализа осуществить рассмотрение данного специфического концепта.

Высшей формы своей рефлексии Ж. Делез достигает в последних работах, и в особенности в написанной совместно с Ф. Гваттари «Qu’est que c’est la philosophic?» (1991) 5. Высшей, ибо форма и содержание данной работы более напоминают поэтическое произведение, чем работу по современной философии, текст которой проникнут грустной мудростью, мудростью завещания потомкам. Отвечая на поставленный в заглавии вопрос, авторы раскрывают предельные представления мировоззрения и даже мироощущения современного философа, современного ему изменчивого культурологического пространства, обращаются к глубочайшим основаниям гуманитарной деятельности в целом, пределом которой является концептуальное познание субъективности.

Ж. Делез известен в научных кругах своим интересом к философам, стоящим поодаль от основной магистральной линии в западной философии. Одним из тех, кто оставил наиболее глубокий след в мысли Делеза, является Спиноза, привлекший его не только этической системой (которую Делез делает своим собственным жизненным выбором), но и гносеологией.

Гносеология Спинозы, как известно, представлена тремя родами познания:

  1. Эмпирическая (мнение и воображение) связана чувственным восприятием, обладает недостатком ясности, неадекватна прочим формам, не передает связей и отношений, но является практически незаменимой.
  2. Ratio (рассудок) является познанием собственно научным, находящим свое типическое выражение в математике и физике, основано на адекватных, общих для всех понятиях, устанавливает причинные связи.
  3. Интуитивное – видение вещей исходящими от Бога. Самый высокий уровень, не требующий доказательств.

Структура мира, данная Спинозой в виде аксиом, воспринятых интуитивно, позволила ему сделать ряд логических заключений, основанных на ratio и представленных (как знаменитая «Этика») в виде теорем с доказательствами. Познание вещей по цепочке приводит нас к необходимости познания Бога, то есть познавательная способность говорит об адекватном знании вечной и бесконечной сущности Бога (см. теорему XLII «Этики»). Обратно, познание Бога ведет к адекватному познанию действительности, в том числе и на третьем уровне.

Концепт – понятие у Делеза, находящее себе параллель у Спинозы: «…искусство философа сообщает существование также и умственным сущностям, а философские концепты тоже суть «sensibilia»» 6. Концепт, грубо говоря, – это умственная сущность, умственное построение, обладающее цельностью и смыслом. Именно как построение, и согласно представлениям Спинозы о соответствии материального и идеального как модусов одной субстанции Бога, концепт обретает у Делеза ощутимость, материальность, пространственно-образное представление.

«…Философия – это искусство формировать, изобретать, изготавливать концепты», «дисциплина, состоящая в творчестве концептов», – так отвечают авторы работы «Qu’est que c’est la philosophic?» на поставленный ими в заглавии вопрос, оговаривая свой ответ необходимостью его развертывания:

«Но ответ должен не просто вбирать в себя вопрос – нужно, чтобы им еще и определялись момент и ситуация вопроса, его обстоятельства, пейзажи и персонажи, его условия и неизвестные величины» 7.

Каждое порождение мысли или фантазии, художественного образа обретает право на возможность «реального» существования. Стиль Ж. Делеза обладает несомненным свойством поэтичности, он пронизан «поэтическим мышлением».«Для того чтобы окрестить новый концепт, требуется характерный философский вкус, проявляющийся грубо или же вкрадчиво и создающий внутри языка особый язык философии — особый не только по лексике, но и по синтаксису, который может отличаться возвышенностью или же великой красотой» 8. Соотношение поэтического, философского и научного творчества – одна из проблем, поставленных Делезом в данной работе.

Для Делеза важна возможность установления поэтических аналогий. Наиболее ценимый Делезом (наравне с Делезом также стоит упомянуть Ж. П. Сартра, Ж. Деррида, Ю. Кристеву) Стефан Малларме пересматривает само понятие «слово». Оно не только обладает действенностью в качестве целителя, оно должно уводить в другую, идеальную сферу, освобождать от бремени материального мира и от бремени создателя, осуществлять так называемую транспозицию. В своей поэме «Un coup de des» («Бросок костей») Малларме создает сложный образ (сложный именно неоднозначностью интерпретации) сотворения смысла, вернее, островов смысла среди бушующего хаоса. Бросок костей определяет партитуру текста, который организован по пространственным законам (двухмерного пространства листа в данном случае): космос посреди хаоса, остров смысла, но только остров, ибо «un coup de des jamais n’abolira le hazard» – бросок костей никогда не отменит случая. Этот впечатляющий образ воплощается в философской системе Ж. Делеза 9, где жизнь, борьба и творчество разворачиваются в пространстве хаоса и в амбивалентном к нему отношении.

Концепт у Делеза – это часть философской реальности. Это «остров мысли» – самостоятельное, законченное образование, которое, несмотря на неоднородную природу составляющих, выступает как цельность.

Понятие концепта как философской сущности не является совершенно новьм. Делез ссылается на понимание концепта Гегелем: «Гегель дает концепту мощное определение через Фигуры творчества и Моменты его самополагания: фигуры стали принадлежностями концепта, так как они образуют тот его аспект, в котором он творится сознанием и в сознании, через преемственность умов, тогда как Моменты образуют другой аспект, в котором концепт сам себя полагает и объединяет разные умы в абсолюте Самости. Тем самым Гегель показал, что концепт не имеет ничего общего с общей или абстрактной идеей, а равно и с несотворенной Мудростью, которая не зависела бы от самой философии. Но это было достигнуто ценой ничем не ограниченного расширения самой философии, которая уже почти не оставляла места для самостоятельного развития наук и искусств, потому что с помощью своих собственных моментов воссоздавала универсалии, а персонажей своего собственного творчества рассматривала просто как призрачных фигурантов» 10.

Делез подчеркивает тем самым, что философия не может существовать строго лишь в своих рамках. Она должна не только существовать, но и рождаться, твориться. Иными словами, условия творчества необходимым элементом присутствуют в собственно творчестве, но также и отделены от него. Концепт приобретает черты реального существования, поверхности, объема, которые образуются по аналогии с математическими моделями как фигуры заданной функции, фигуры бесконечных, но закономерных, замкнутых, конечных движений, в данном случае движений мысли, творческой мысли. Для полного представления концепта необходимо проделать скорее не логический опыт, но опыт воображения, оперируя типичными пространственными характеристиками, примененными к мыслительной сфере, сфере работы сознания и воображения. Философия вообще оказывается далека от собственно логики, для которой характерны совершенно иные образования и операции. Здесь заключена, таким образом, еще и критика современной аналитической философии.

Гносеология Ж. Делеза вводит познание посредством чистых концептов, причем познание возможно посредством создания собственных концептов, в поле собственной интуиции, в некотором плане, сообщающем им автономное существование. Мыслитель только тогда имеет право быть названным ученым, философом, если он отметил свой путь созданием концептов. «Их должно изобретать, изготавливать или, скорее, творить, и без подписи сотворившего они ничто» 11. Но существует и более глубокая, сущностная сторона авторства. «Но сколь бы ни были историчны и исторически достоверны те личные имена, с которьми связывается при этом высказывание, они всего лишь маски для иных становлений, всего лишь псевдонимы для более таинственных единичных сущностей» 12.

Далее Ж. Делез уточняет, что все сотворенное: от живого существа до произведения искусства – способно к самополаганию, обладает аутопойетическим характером, – самое субъективное оказывается и самым объективным. При этом он указывает на близость своей позиции с посткантианцами – Шеллингом и Гегелем, но, отмечая их пристрастие к установлению связи чистой субъективности и творчества, определяет поле собственной деятельности – рассмотрения условий творчества, – так называемой педагогики концепта.

Каким образом могут возникать концепты? Они наследуют насущным проблемам, творятся в зависимости от них. Здесь вступает в силу еще одна характеристика протяженности концептов – их существование во времени; концепт обладает историей: «…у каждого из концептов есть свой возраст, подпись создателя и имя, они по-своему бессмертны – и в то же время повинуются требованиям обновления, замены и мутации, благодаря которым философия имеет беспокойную историю и столь же беспокойную географию; каждый момент и каждое место пребывает – но во времени, и проходит – но вне времени» 8.

Кроме истории, концепту присуще становление – отношение концепта с другими, но располагающимися в одном с ним плане. «Концепту требуется не просто проблема, ради которой он реорганизует или заменяет прежние концепты, но целый перекресток проблем, где он соединяется с другими, сосуществующими концептами» 13. Выглядит это, возможно, следующим образом: концепт, переходя из одного плана в другой, деформируется, возможно, рассыпается на некоторое количество составляющих, далее в межплановом пространстве (предположим его гипотетически) возникает некоторое хаотическое состояние из различных распавшихся и деформированных концептов, определенные комбинации которых и составляют новообразованные концепты нового плана.

Единичное (сингулярность) у Ж. Делеза не предполагает ни частного, ни общего порядка включения в какие-либо связи. «Концепт той или иной птицы – это не ее род или вид, а композиция ее положений, окраски и пения; это нечто неразличимое…» 14

Концепт реален без актуальности, идеален без абстрактности. Ж. Делез допускает в некоторой интерпретации возможность рассматривать концепт как мыслительный акт. Движение мысли осуществляется с бесконечной скоростью, акт заключается в соприсутствии во всех составляющих концепта, в «парении», в конденсации составляющих в одной точке.

 

II

У Делеза «философия представляет собой три элемента, взаимно соответствующих друг другу, но рассматриваемых каждый отдельно: префилософский план, который она должна начертать (имманенция), профилософский персонаж или персонажи, которых она должна изобретать и вызывать к жизни (инсистенция), и философские концепты, которые она должна творить (консистенция). Начертание, изобретение, творение – такова философская троица» 15.

Что важнее – «поиск истины» или деятельность, связанная с творчеством концептов перед лицом возникающих проблем?

«Концепт всегда обладает той истиной, которую получает в зависимости от условий своего создания». Может быть, истина – это ответ на проблему ее вопрошания, на ее жажду. «Философ старается работать как можно лучше, но ему не до того, чтобы выяснять, самое ли это лучшее, и даже не до того, чтобы вообще интересоваться таким вопросом. Разумеется, новые концепты должны соотноситься с нашими проблемами, нашей историей и особенно с нашими становлениями. Но что значат «концепты нашего времени» или же вообще какого-либо времени? Концепты не вечны, но разве это делает их временными? Что такое философская форма проблем нашего времени?

  1. Термин, введенный Хандегтером и упрочившийся в постструктурализме как органическая его характеристика.[]
  2. Deleuze G. La litterature et la vie // Deleuze G. Critique et clinique. P., 1993. P. 11-17. Рус. пер. в кн.: Делез Ж. Критика и клиника. СПб., 2002.[]
  3. Делез Ж. Критика и клиника. С. 11.[]
  4. Там же. С. 17.[]
  5. Делез Ж.,Гваттари Ф. Что такое философия? СПб., 1998.[]
  6. Делез Ж., Гваттари Ф. Указ. соч. С. 14.[]
  7. Там же. С. 10.[]
  8. Делез Ж., Гваттари Ф. Указ. соч. С. 17.[][]
  9. Ср.: «Спорить хорошо за круглым столом, но философия бросает свои шифрованные кости на совсем иной стол». – Там же. С. 41.[]
  10. Делез Ж., Гваттари Ф. Указ. соч. С. 21-22.[]
  11. Там же. С. 14.[]
  12. Там же. С. 36.[]
  13. Там же. С. 29.[]
  14. Там же. С. 31.[]
  15. Делез Ж., Гваттари Ф. Указ. соч. С. 100.[]

Статья в PDF

Полный текст статьи в формате PDF доступен в составе номера №2, 2003

Цитировать

Кузнецов, К. Концепт в теоретических построениях Ж. Делеза. Реконструкция концепта «литература» / К. Кузнецов // Вопросы литературы. - 2003 - №2. - C. 30-49
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке