Не пропустите новый номер Подписаться
№3, 2017/Хроники

К биографии Д. Святополк-Мирского. Два письма В. Гучковой-Трейл к Е. Эткинду. Публикация, примечания Б. Кагановича

О Дмитрии Мирском — так со времени своего «полевения» подписывал свои тексты один из лучших русских литературных критиков ХХ века Дмитрий Петрович Святополк-Мирский (1890-1939) — в России вспомнили в 1970-х годах, когда увидел свет первый посмертный сборник его статей, за которым через девять лет последовал второй; оба они включали его работы советского периода ([Мирский 1978]; [Мирский 1987]). В постсоветские годы вышли еще три его книги ([Святополк-Мирский 2002]; [Святополк-Мирский 2006]; [Мирский 2014]) и серьезные публикации, существенно обогатившие наше знание о Д. Мирском[1]. Еще более важны и интересны зарубежные исследования и публикации, из которых особо следует отметить выдающиеся работы английского русиста Джеральда Смита[2]. Никто не сделал для изучения и издания наследия Мирского больше, чем он.

Напомним здесь вкратце основные вехи биографии Д. Мирского. Сын видного российского государственного деятеля князя П. Святополк-Мирского (1857-1914), министра внутренних дел перед революцией 1905 года, с именем которого связана недолгая «либеральная весна», был, конечно, нетипичным представителем своей среды: с юности он интересовался литературой и искусством, учился на факультете восточных языков, затем на историко-филологическом факультете Петербургского университета, в 1911 году выпустил сборник стихов. В годы Первой мировой войны был на фронте, в 1919-1920 годах в чине капитана сражался в рядах деникинской армии. После поражения белых эмигрировал, в 1921-1932 годах жил в Лондоне, где читал курс русской литературы в университете. Благодаря публикациям в русской зарубежной и английской печати быстро приобрел известность как талантливый критик. Выпущенная им по-английски история русской литературы считается на Западе классической и не так давно была переведена на русский язык. В середине 1920-х годов Д. Святополк-Мирский примкнул к евразийскому движению, заняв место на его самом левом фланге. В конце 1920-х годов увлекся марксизмом, в 1931 году вступил в компартию Великобритании, в следующем, 1932, году при содействии М. Горького вернулся в Союз. Принимал активное участие в литературной жизни, напечатал много статей как о русской и советской, так и об английской литературе. 3 июня 1937 года Мирский был арестован, приговорен к 8 годам заключения. Умер 6 июня 1939 года в лагере под Магаданом. Посмертно реабилитирован в 1962 году по ходатайству его сестер, вернувшихся в СССР после Второй мировой войны.

В публикациях Мирского 1930-х годов поражает сочетание советских штампов с замечательно тонкими и острыми наблюдениями и оценками. Не характеризуя здесь подробно Мирского как критика и литературоведа, скажу несколько слов по поводу современных оценок его личности. Возвращение Мирского в сталинскую Россию обычно объясняют тоской по родине и русскими чувствами «князя»[3], западные авторы нередко говорят также о причудах эксцентричного и непредсказуемого аристократа-бунтаря. Не отрицая этих моментов, мы хотели бы только подчеркнуть, что трагический путь Мирского отражал также идеологические метания западной левой интеллигенции — Мирский в момент своего возвращения был убежденным и искренним марксистом, причем скорее западного, чем советского типа, — и в этом смысле эволюция его больше напоминает путь Ж.-П. Сартра, чем, например, А. Н. Толстого. Во всяком случае, сам Мирский в 1930 году писал М. Горькому: «Коммунизм мне дороже СССР» [Smith, Kaznina: 94]. Едва ли можно усомниться в том, что Дж. Смит по праву применил к последним годам жизни Мирского его слова о конце А. Блока: «…ощущение страшного мрака и пустоты» [Смит: 24].

Вера Александровна Гучкова-Сувчинская-Трейл (1906- 1987), свидетельства которой о Д. Святополк-Мирском мы здесь публикуем, была дочерью известного октябристского деятеля А. Гучкова и оказалась в эмиграции вместе с родителями. В 1925 году в возрасте 19 лет она вышла замуж за евразийца П. Сувчинского, дружившего с Мирским; через пять лет этот брак распался. Мирский был неравнодушен к Вере и, по ее словам, хотел жениться на ней, но она отказалась. Они оставались друзьями, и под влиянием Мирского Вера Александровна в начале 1930-х годов вступила во Французскую коммунистическую партию. Судя по всему, она была женщиной бурных страстей и не чуждой авантюризма[4]. Почти все писавшие о ней утверждают, что с начала 1930-х годов она была сотрудницей советской разведки. Во всяком случае, в 1936-1937 годах В. Гучкова находилась в Москве, где вышла замуж за английского коммуниста Роберта Трейла, работавшего в редакции газеты «Moscow News». В это время она постоянно встречалась с Д. Мирским. Муж В. Трейл уехал в Испанию воевать на стороне республиканцев и вскоре погиб, сама она уже после ареста Мирского выехала в Париж, где родила дочь. С 1941 года жила в Англии, занималась журналистикой, после войны, по-видимому, отошла от коммунизма, с начала 1960-х годов несколько раз приезжала в Москву, где у нее были родственники. В. Трейл умерла в 1987 году в Кембридже[5].

Мы предлагаем вниманию читателя два письма Веры Трейл к Е. Эткинду конца 1970-х годов. Наличие их в его фонде объясняется следующим образом. Известный ленинградский литературовед Ефим Григорьевич Эткинд (1918-1999), оказавшийся в 1974 году благодаря своему диссидентству за границей и получивший профессуру в Париже, быстро стал одной из центральных фигур литературной жизни «третьей эмиграции». В числе его знакомых была и Вера Гучкова-Трейл. Очевидно, он обратился к ней с просьбой поделиться воспоминаниями о Д. Святополк-Мирском; обращению предшествовала встреча и беседа. Ответом стали публикуемые нами письма. Они содержат ценную информацию из первых рук о ее отношениях с Мирским и дают яркое представление о характере и темпераменте автора[6]. Разумеется, мы не берем на себя ответственность за различные характеристики и оценки, содержащиеся в письмах Веры Трейл. Письма печатаются по автографам, хранящимся в фонде Е. Эткинда в Российской Национальной библиотеке (Санкт-Петербург) [ОР РНБ. Ф. 1317. Оп. 3. Д. 490].

1

11 Riverside, Cambridge

25-го ноября 19>78

Дорогой Ефим Григорьевич,

еще о Мирском. Как ни странно, обоих — Мирского и Цветаеву — вдруг все вспомнили, 40 лет после их смерти, и вчера я получила письмо из Ленинграда от какой-то И. В. Кудровой[1]. Она пишет биографию Марины и тоже хочет знать про Дима. А я, как я Вам говорила, — ничего не помню, кроме чепухи.

Адрес моего первого мужа я Вам, кажется, дала: Петр Петрович Сувчинский, 15 rue St. Sahns, Paris> 15-me. Тел. забыла. Найдете в тел. книжке под Souvtchinsky. В свое время Петр считал, что Дим самый умный человек, которого он знает, а Д. считал, что самый умный — это Петр. Это были 25-30-е годы. Потом он охладел: 1. Дим стал коммунистом. 2. Петр считал, что я развелась с ним, чтобы выйти замуж за Д. Замуж я, как Вы знаете, не вышла — но П. не простил ни мне (до сих пор!), ни, возможно, Диму. Но, наверное, у него более культурные воспоминания о Диме, чем мои. По-моему, его очень стоит увидеть. Ему лет 85, но он не gaga[2]. На меня (по телефону) лучше не ссылаться. Вы сами по себе персона. Марьянна (Львовна — дочь проф. Карсавина и племянница знаменитой балерины)[3] очень мила, но для нее мое имя тоже не рекомендация. Ей лет 64-65. Dessinatrice de modes4.

Все это, мне кажется, я Вам уже рассказала. Но есть еще такой Родзевич (Константин, отчества не помню)[5], 26 rue Lacretelle, 15-e, тел. 250.1305. Я его знаю как Сordе — его партийная кличка.

Статья в PDF

Полный текст статьи в формате PDF доступен в составе номера №3, 2017

Литература

Кудрова И. Вера Трейл, урожденная Гучкова // Русская мысль (Париж). 1995. 9-15 марта. С. 11-12.

Кудрова И. В. Гибель Марины Цветаевой. М.: Независимая газета, 1999.

Мирский Д. П. Литературно-критические статьи. М.: Советский писатель, 1978.

Мирский Д. П. Статьи о литературе. М.: Художественная литература, 1987.

Мирский Д. П. О литературе и искусстве: Статьи и рецензии 1922-1937 / Сост. О. А. Коростелев и М. В. Ефимов, вступ. ст. Дж. С. Смита. М.: НЛО, 2014.

ОР РНБ. Ф. 1317. Оп. 3. Д. 490. Л. 1-5.

Перхин В. В. Одиннадцать писем (1920-1937) и автобиография (1976) Д. П. Святополк-Мирского // Русская литература. 1996. № 1. С. 235-262.

Перхин В. В. К истории ареста и реабилитации Д. П. Святополк-Мирского (по архивным документам) // Русская литература. 1997. № 1. С. 220-237.

Письма Ю. П. Иваска, П. П. Сувчинского и В. А. Трейл о Марине Цветаевой // Звезда. 2011. № 7. С. 138-142.

Прохорова В. И. Четыре друга на фоне эпохи. М.: Астрель, 2012.

Святополк-Мирский Д. П. Поэты и Россия: Статьи, рецензии, портреты, некрологи / Сост. и вступ. ст. В. В. Перхина. СПб.: Алетейя, 2002.

Святополк-Мирский Д. П. История русской литературы с древнейших времен по 1925 год / Перевод с англ. Р. Зерновой. Новосибирск: Свиньин и сыновья, 2006. (1-е изд. книги вышло в 1992 году в Лондоне).

Смит Дж. Параболы и парадоксы Д. Мирского // Мирский Д. О литературе и искусстве… С. 5-30.

Цветаева М. Собр. соч. в 7 тт. Т. 7. М.: Эллис Лак, 1995.

Lavroukine N., Tchertkov L. D. S. Mirsky. Profil critique et bibliographique. Paris: Institut d’etudes slaves, 1980.

Mirsky D. S. Uncollected Writings on Russian Literature / Ed. G. S. Smith. Berkeley: Berkeley Slavic Specialties, 1989.

Mirsky D. S. Twenty-two letters (1926-1934) to Salomeya Halpern. Seven letters (1930) to Vera Suvchinskaya (Traill) / Ed. R. Davies and G. S. Smith // Oxford Slavonic Papers. Vol. 30. 1997. P. 89-120.

Smith G. S. D. S. Mirsky. A Russian-English Life, 1890-1939. Oxford: Oxford U. P., 2000.

Smith G. S., Kaznina O. D. S. Mirsky to Maksim Gorky: Sixteen letters (1928-1934) // Oxford Slavonic Papers. Vol. 26. 1993. P. 87-103.

Цитировать

Каганович, Б.С. К биографии Д. Святополк-Мирского. Два письма В. Гучковой-Трейл к Е. Эткинду. Публикация, примечания Б. Кагановича / Б.С. Каганович // Вопросы литературы. - 2017 - №3. - C. 363-376
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке