Не пропустите новый номер Подписаться
№4, 1999/Юмор

Избранные раздумины и размышлизмы Евгения Сазонова, поэта, философа и людоведа. Вступительная заметка и публикация Н. Морозовой-Бахновой

Размышлизмы – это короткие раздумины, а раздумины – это удлиненные размышлизмы.

Евг. Сазонов

 

ПОТОМОК КОЗЬМЫ ПРУТКОВА

В конце 60-х годов в «Клубе 12 стульев», что на 16-й полосе «Литгазеты», появилось новое имя – Евгений Сазонов. Этот новый член «Клуба», как сообщалось о нем, был прямым потомком (по материнской линии) Козьмы Пруткова.

«Клуб 12 стульев», как и всякий уважающий себя клуб, отличался почитанием традиций. Поэтому Евг. Сазонова – продолжателя поэтической, философской и людоведческой традиции своего знаменитого предка – приняли с распростертыми объятиями. (Правда, Козьме Пруткову не был знаком термин «людоведение», он считал себя просто знатоком человеческой природы, но, доживи философ до наших дней, он, без сомнения, овладел бы современной научной терминологией.)

Старейшины «Клуба» стали всячески опекать новичка и развивать его наследственные таланты.

Отцом Сазонова-прозаика был Марк Розовский. Вспахивать поэтическую ниву, особенно близкую Евгению, помогали несколько умельцев с сатирическим уклоном: В. Бабичков, В. Бахнов, Вл. Владин, Вл. Волин. Вл. Лифшиц, П. Хмара.

Евг. Сазонов полюбился читателю, особенно интеллигентному. Слава его росла.

 

 

В те времена поклонники его таланта нетерпеливо ожидали очередных заседаний «Клуба» с выступлениями своего любимца, всегда блиставшего философскими и людоведческими открытиями.

Читатели старшего возраста хорошо это помнят. Молодым будет интересен яркий образ властителя дум ушедшего времени.

Писатели и поэты, выступавшие под маской Евгения Сазонова, подписывали свои (или лучше сказать – его) творения коллективно. Читатель «Литературной газеты», таким образом, оставался в неведении, кто из них является автором того или иного произведения «людоведа».

Сегодня один из создателей Евгения Сазонова впервые выступает без маски. Мы предоставляем читателям нашего журнала возможность ознакомиться с тем вкладом, который внес и творчество этого славного потомка Козьмы Пруткова Владлен Бахнов.

 

РАЗДУМИНЫ О ПОЭТЕ И ЕГО ЛИРИЧЕСКОМ ГЕРОЕ

Во избежанье недоразумений

Я как поэт скажу вам, не тая:

Лирический герой моих творений

Отнюдь не то же самое, что я.

 

Коль, скажем, я пишу, что стар и сед,

И развожу об этом тары-бары,

Не думайте, что стар и сед поэт,

О нет – его герой седой и старый.

Коль я пишу, мол, на душе тревога,

Мол, выхожу один я на дорогу, –

Совсем не значит, что ночной порой

Я сам иду пешком… Нет, слава Богу,

Я за столом сижу, а на дорогу

Выходит мой лирический герой.

И коль пишу я, что иду вперед,

То, значит, мой герой вперед идет,

Я ж лично, повторяю вам опять,

Могу стоять иль, например, лежать.

А ежели зимою иль весною

Пишу я, что рассорился с женою,

То знайте, что рассорился с женой

Опять же он – лирический герой.

Так что оставьте ваши подозренья:

Меня, мол, где-то видели с другой…

Да, я ей посвящал стихотворенья,

Но в ресторан ходил с ней в воскресенье

Не я, а мой лирический герой.

 

 

РАЗДУМИНЫ О ПЕРСОНАЛЬНОМ ДАНТЕСЕ

К почестям не чувствуя влечения,

Знаю я в поэзии свой вес

И скажу: по моему значению

Мне уж полагается Дантес.

Но на справедливость не надейся:

Всюду связи, всюду кумовство

И одним дается два Дантеса,

А другим совсем ни одного.

Впрочем, может, злюсь я без причины,

Может, запоздал он, мой протест,

И давно мне выделен по чину

Личный, персональный мой Дантес.

Я пишу стихи в своей квартире,

Ну а он, прижав к плечу приклад,

Тренируется в соседнем тире.

Здорово стрелять умеет, гад!

Эй, Дантес, проваливай давай!

Не боюсь тебя ни в коей мере:

Я тебе не Пушкин, так и знай,

Ты, Дантес, нарвался на Сальери.

 

ИМПОРТНЫЕ РАЗДУМИНЫ

Неделю живу за границей,

И, словно какой-то буржуй,

Уже я успел научиться

«Пардон» говорить и «бонжур».

Рекламы горят днем и ночью,

И джазом наполнен эфир,

Витрины, машины, –

Короче:

Вокруг загнивающий мир!

Но мне объяснений не надо,

Что здесь, в мире денег и зла,

Прилично все только с фасада,

А сзади неважны дела.

Проходят красавицы рядом,

Но я не в восторге отнюдь:

Краса – она тоже с фасада,

А ежели глубже копнуть?

О, как мне здесь все надоело!

Скорей бы домой навсегда!

Но если прикажут

Для дела,

Я снова приеду сюда!

Для родины я, не сетуя,

Дойду хоть до края земли.

Пошли ж ты меня куда следует,

Подальше меня пошли!

 

 

РАЗДУМИНЫ С НЕДОМОЛВКАМИ

По реке по голубой

Нашу лодочку несло,

И друг друга мы с тобой

Понимали сполусло…

Говорил я на заре

О любви своей слова,

И мои стихотворе…

Тебя очень волнова…

Мы бродили при луне,

Был тебе я по душе,

Почему ж ты вдруг ко мне

Изменила отноше…?

Иль былое пустяки,

Все забыто от и до?

Иль теперь мои стихи

Для тебя малохудо…?

Нет покою мне нигде,

Изменился я в лице.

Да, мои произведе…

Ты теперь недооце…!

Говорят недаром все:

Ходишь ты с другим уже –

То ль с поэтом Вознесе…

То ли даже с Евтуше…

Если так, конец мечте,

Ни к чему теперь слова!

Больше я на эту те…

Не желаю разгова…!

 

ЭХ!

Как жаль, что я стал знаменитым!

В назойливом шуме похвал

Я признанным стал и маститым

И связь с населеньем порвал…

Как жаль, что я стал повсеместно

Известным в родимой стране!

Боюсь, что моя неизвестность

Уже не вернется ко мне.

Неужто навек миновало

То время страстей и стихий,

Когда в самых лучших журналах

Мои отвергали стихи?

Брожу я с печалью открытой,

Топлю свое горе в вине…

Цитировать

Бахнов, В. Избранные раздумины и размышлизмы Евгения Сазонова, поэта, философа и людоведа. Вступительная заметка и публикация Н. Морозовой-Бахновой / В. Бахнов // Вопросы литературы. - 1999 - №4. - C. 344-355
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке