№1, 1957/Материалы и сообщения

Из переписки М. Горького с зарубежными литераторами

Архив А. М. Горького совместно с сектором зарубежных литератур Института мировой литературы им. А. М. Горького АН СССР готовит к печати том переписки великого русского художника с зарубежными писателями, критиками и публицистами. В этом томе будет помещено свыше четырехсот писем; большинство из них печатается впервые. Р. Роллан, Анри Барбюс, Жан-Ришар Блок, Виктор Маргерит, Стефан Цвейг, Генрих Манн, Иоганес Бехер, Франц Элленс, Эптон Синклер, Марио Пуччини, Герберт Уэллс, Бернард Шоу, Георгий Бакалов, Эми Сяо, Кнут Гамсун, Мартин Андерсен Нексе, Лейно Эйно – вот далеко не полный список корреспондентов Горького, представленных в этой книге.

Ниже печатаются несколько писем из названного издания с необходимыми пояснениями. Публикация подготовлена для журнала научными работниками института под редакцией Н. Жегалова.

 

М. ГОРЬКИЙ – Г. ДЖ. УЭЛЛСУ

Петроград 1917 г. 18/21 марта

Дорогой Уэллс,

Ваш отказ написать для молодежи о жизни Эдиссона очень огорчил меня. Мне кажется, что Вы прекрасно могли бы это сделать.

Быть может, Вы напишете эту работу, когда закончите Вашу новую книгу?

Наша цель: внушить молодежи социальный романтизм, любовь и доверие к жизни и людям. Мы стремимся научить их героизму. Надо заставить человека понять, что он является создателем и владыкой мира, что на него падает ответственность за все несчастья на земле и его же заслугой является все, что есть доброго в жизни.

Чтобы помочь человеку порвать цепи индивидуализма и национализма, которые гнетут его, необходима пропаганда всеобщего единения.

Пожалуйста, пришлите мне рукопись Вашего нового произведения, т. к. боюсь, что как только книга выйдет в свет, так до меня она уже не дойдет.

Несомненно, эта повесть прекрасное произведение, и мне хотелось бы выпустить ее отдельной книгой, а также напечатать в моем журнале.

Еще раз прошу Вас прислать мне Ваше новое произведение и сообщить Ваши условия.

Жду Вашего ответа, а пока сердечно приветствую Вас, мой дорогой и мужественный друг.

М. Горький.

P. S. Революция задержала это письмо. Надеюсь, дорогой Уэллс, что Вас обрадует рождение нового демократического государства: мы перестаем быть источником реакции для всей Европы.

 

Г. УЭЛЛС – М. ГОРЬКОМУ

11 – 2 – 1920

Мой дорогой Горький,

Я с радостью пользуюсь случаем переслать Вам письмо.

Прежде всего хочется спросить Вас, «Как Вы поживаете?» и передать мой самый почтительный и сердечный привет госпоже Горькой (я имел удовольствие встретить ее сына, когда был на французском фронте в 1916). Затем я обращаюсь с просьбой к моему другу м-сс Хеден Гёст передать Вам первые выпуски издания «Очерк истории», к которому мне очень хочется привлечь Ваше внимание. Это попытка вселить новый дух в преподавание истории в школах, заменив историей всего человечества историю отдельных наций и рас, к которым принадлежат учащиеся. Я не верю в возможность прочного мира на земле, пока не произойдет такого рода изменение в умственном воспитании, с этой целью я предлагаю первый набросок того, что должно преподаваться разумным молодым людям всех стран. История, я полагаю, едина, как едина химия. Эта история, которая начинается с первобытных скал, закончится кратким изложением итогов переговоров 1919 – 1920 годов и дискуссии о еще смутной и все же полной надежды заре мирового единения и социальной справедливости, современниками которой мы являемся. Эта книга пользуется у нас огромным успехом, и мы готовим ее переводы на французский, шведский, немецкий и другие языки, я надеюсь, что впоследствии ею воспользуются и в России. Как Вы считаете, возможно ли вообще, сейчас или в будущем, ее издание? Если да, я был бы этому очень рад. Ваш старый друг С. С. Котелянский все еще находится в Лондоне (Лондон, Н. В. 8, ул. Акаций, 5), и он бы с удовольствием помог в этом деле.

Что Вы сейчас пишете? Я надеюсь, что скоро мы услышим от Вас что-нибудь новое, освещающее все то непонятное, удивительное и страшное, что произошло в России. Россия идет своим собственным путем, и здесь ее встречают отчаянным воплем, бешеной пропагандой. Но относятся к ней в Англии скорее с любопытством, чем враждебно. Мы многого не понимаем, многое нас приводит в недоумение, но в нас живет большая вера в то, что великий и талантливый русский народ играет и предназначен сыграть ведущую роль в создании нового мира.

Ваш Г. Дж. Уэллс.

––––––––––––––––––––––––––––

Подготовленная к печати переписка М. Горького с Г. Дж. Уэллсом охватывает сравнительно небольшой период – около семи лет (1916 – 1923). В Архиве А. М. Горького хранится 11 писем Горького к Уэллсу и 6 писем Уэллса к Горькому. Их многолетние связи дают основание предполагать, что переписка этим не исчерпывалась.

Взаимный интерес двух писателей друг к другу возник задолго до того времени, когда состоялось их личное знакомство. Горький, всегда внимательно следивший за творчеством современных иностранных писателей, в мае 1902 года, находясь в ссылке в Арзамасе, в письме к К. П. Пятницкому просил выписать ему книги Уэллса, первые переводы которых были изданы «Новым журналом иностранной литературы». Переводы произведений Горького на английский язык, появившиеся в начале 1900-х годов, были несомненно знакомы Уэллсу, высоко ценившему русскую литературу. Уэллс примыкал к тем кругам передовой английской общественности, в которых русская литература пользовалась особой популярностью. Известный исследователь русской литературы Морис Бэринг был его другом. Уэллс был также в дружеских отношениях с С. С. Котелянским, одним из переводчиков Горького на английский язык. В предисловии к русскому изданию своих сочинений (1909) Уэллс писал, что рад выступить перед читателями таких мастеров, как Толстой, Тургенев, Достоевский, Горький.

Личное знакомство писателей состоялось в апреле 1906 года, в Нью-Йорке, где Горький был по заданию большевистской партии. Уэллс совершал в это время свое первое турне по Америке. В десятой главе книги «Будущее Америки», написанной после этого путешествия, он писал о безобразной травле, которой подвергся Горький со стороны американской буржуазной прессы.

Вторично писатели встретились в мае 1907 года, в Лондоне, куда Горький приехал как делегат V съезда РСДРП. Во время кратковременного пребывания в Лондоне Горький старался завязать связи с прогрессивными английскими писателями. Как вспоминает М. Ф. Андреева, встречами Горького с английскими писателями интересовался В. И. Ленин (воспоминания М. Ф. Андреевой хранятся в Архиве А. М. Горького). Жена Томаса Гарди, Флоренс Эмили Гарди, в своих воспоминаниях рассказывает о дружеской встрече писателей с Горьким у Чарльза Хегберга Райта, английского литератора, хорошо знавшего русский язык и много сделавшего для пропаганды русской литературы в Англии. Среди писателей, присутствовавших на обеде у Райта, были Уэллс, Гарди, Шоу, Конрад, Уайтинг и др. В конце мая 1907 года Горький писал Райту: «Пользуюсь случаем выразить Вам искреннюю мою благодарность за ту массу внимания и любезности, которыми Вы меня так щедро наградили за время моего пребывания в Лондоне» (Архив А. М. Горького).

Можно предполагать, что переписка Горького с Уэллсом началась сразу же после возвращения Горького из Англии. В одном из писем к И. П. Ладыжникову (от 25 мая 1907 г.) Горький сообщает о своем намерении написать Уэллсу.

Во время первой мировой войны Горький стремился сплотить русских и иностранных писателей вокруг организованного им журнала «Летопись». С призывом включиться в работу журнала Горький обращался к ряду писателей, произведения которых в той или иной степени могли служить антивоенной агитации. Антивоенная повесть Уэллса «Мистер Бритлинг пьет чашу до дна» была напечатана в переводе М. Ликардопуло в журнале «Летопись» в 1916 году (NN 7 – 12). «В дни всемирной жестокости и варварства Ваша книга – этобольшое и поистине гуманное произведение», – писал Горький Уэллсу в конце декабря 1916 года. В этом же письме он просит Уэллса написать книгу для детей об Эддисоне, которую предполагал выпустить в издательстве «Парус». Ответного письма Уэллса, в котором он сообщает, что не может сейчас за это взяться, в Архиве А. М. Горького не имеется. Судя по письму Горького от 18/21 марта 1917 года, присланному в Архив из Англии, Уэллс заинтересовался планами Горького, Несколько фраз в письме подчеркнуто рукой Уэллса.

В публикуемом письме от 2 февраля 1920 года Уэллс предлагает вниманию Горького свою работу исторического характера «Очерк истории». В ответном письме Горький сообщает о положительной оценке книги русскими учеными и о своем намерении издать ее на русском языке. На русский язык впоследствии была переведена другая книга Уэллса – «Краткая история мира», в которой он вновь обращается к интересующей его проблеме всеобщей истории человечества.

После встреч в Нью-Йорке и Лондоне Горький и Уэллс встречались еще дважды – в 1920 и 1934 годах, когда Уэллс приезжал в Россию. В 1920 году Уэллс останавливался, как он писал впоследствии, «у своего старого друга Максима Горького».

1920 – 1923 годы – период наиболее оживленной переписки писателей. Они много рассказывают о своей работе, делятся мнениями о международных событиях. Некоторые письма связаны с вопросом о снабжении русских ученых новейшей западноевропейской научной литературой, поступление которой в годы гражданской войны было нерегулярным. На заседании Комиссии по улучшению быта ученых в Петрограде, которое проходило под председательством Горького, Уэллс обещал организовать в Англии помощь русским ученым в снабжении их новейшей литературой. Об организации с этой целью специального комитета Уэллс писал 21 декабря 1920 года. Письма Горького 1922 – 1923 годов связаны с организацией им в Берлине журнала «Беседа», к участию в котором он хотел привлечь иностранных писателей.

По возвращении из России Г. Уэллс выступил на страницах английского еженедельника «Сандей экспресс» с серией статей «Россия во мгле». Эти статьи затем составили большую часть книги, вышедшей в конце 1920 года под тем же заглавием. Уэллс писал об этой книге Горькому 21 декабря 1920 года: «Я окончил свою небольшую книгу о России. Я сделал все возможное, чтобы заставить наше общество понять, что советское правительство – это правительство человеческое, а не какая-то особая эманация преисподней, и мне кажется, что так или иначе, я достиг многого, чтобы сделать культурные отношения между двумя сторонами Европы более реальными».

Уэллс не сумел понять и показать сущность происходящего в России революционного процесса; на первом плане в книге – разоренная войной, нищая страна. Но вместе с тем Уэллс приходит к выводу, что корень зла – в тех кровавых насилиях, которые творят английские и французские империалисты против Советской России. Книга Уэллса вызвала нападки со стороны английских официальных кругов. В статье У. Черчилля «Мистер Уэллс и большевизм» автор обвинялся в «пристрастии» к русскому правительству. Уэллс выступил с ответом. Об этой полемике он сообщал в уже упоминавшемся письме к Горькому.

Личные встречи, обмен письмами Горького и Уэллса несомненно способствовали творческому обогащению обоих писателей. Телеграмма Уэллса, присланная им в связи со смертью Горького, лишний раз свидетельствует о том, как много значил великий русский писатель для своих современников. «Отошла в вечность еще одна из великих фигур, выдвинутых революционным процессом в России, – писал Г. Уэллс. – Скончался мировой писатель. Его произведения остаются непревзойденным шедевром. Но значение Горького не исчерпывается художественной литературой в собственном смысле слова. Горький играл большую роль в том, что может быть названо «политикой сознания» ## Подготовка писем к печати и комментарии А. Саруханян. Письмо М. Горького Г. Дж. Уэллсу публикуется по французскому переводу письма, посланному адресату. С французского переведено Н.

Цитировать

Элленс, Ф. Из переписки М. Горького с зарубежными литераторами / Ф. Элленс, Г. Уэллс, Р. Роллан, М. Горький // Вопросы литературы. - 1957 - №1. - C. 179-190
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке