№1, 1984/Публикации. Воспоминания. Сообщения

Из автобиографического собрания А. Н. Чеботаревской

Исследуя в Рукописном отделе Пушкинского Дома архив поэта Федора Сологуба (ф. 289, оп. 4, ед. хр. 72 – 73) в той его части, которая принадлежала жене поэта А. Н. Чеботаревской и так и лежала не разобранной с 1931 года, я обнаружил пакет, который сразу же привлек мое внимание. Это была толстая тетрадь, содержавшая биографические сведения о поэтах и писателях начала XX века. Замелькали имена Л. Андреева, В. Вересаева, В. Г. Тана-Богораза, А. Белого. Стало ясно, что я напал на что-то необычное и очень интересное. О том, что А. Чеботаревская собирала сведения о писателях-современниках, было известно и раньше. Но вот о том, что эта работа носила систематический характер и, как выяснилось из дальнейшего, имела целью создание и издание биографического справочника, мне стало ясно только впоследствии. Некоторые автобиографии (А. Блока, Вяч. Иванова и др.) хранились отдельно, другие (например, И. Бунина) были обнаружены в числе писем, адресованных Чеботаревской. Собрав их все вместе и выделив в специальную папку, я обнаружил такую картину.

Чеботаревская собирала сведения весной и летом 1907 года – за несколько лет до того, как этим же занялся Ф. Фидлер, выпустивший в 1911 году свой известный справочник «Первые литературные шаги», а вслед за ним, уже на более солидной научной основе, – С. А. Венгеров для знаменитых выпусков истории русской литературы XX века. Следовательно, имеются все основания предположить, что Чеботаревской был предпринят первый в то время опыт создания биографического справочника, который и находится у истоков всех последующих изданий подобного рода. К сожалению, работа не была доведена до конца, света сборник Чеботаревской так и не увидел, но мы располагаем сейчас автобиографическими сведениями, имеющими в некоторых случаях первостепенное значение. Трудно сказать, как поступила бы с полученными материалами сама собирательница – опубликовала бы их в том виде, в каком они были получены ею, или создавала бы на их основе биографии писателей. Возможно, что здесь предполагался дифференцированный подход – часть автобиографий так и была бы опубликована, из другой части были бы заимствованы только конкретные сведения. Да и сами писатели, не имея твердых указаний ни относительно объема, ни относительно вопросов, на которых следовало бы заострить внимание, писали очень вразнобой. Одни из них прислали большие и обстоятельные автобиографии, другие отделались краткими записками, третьи (как, например, Л. Андреев) капризничали, требовали изменений и постоянных уточнений.

Часть автобиографий была обработана составительницей и известна в виде биографий, их сохранилось 91. Другая часть так и осталась в первоначальном виде. Некоторые из автобиографий уже опубликованы нами и вошли в научный оборот (А. Блока, А. Белого, частично И. Бунина, А. Чапыгина). Сведения из автобиографии К. Бальмонта использованы Вл. Орловым (с некоторыми неточностями) во вступительной статье к сборнику стихотворений поэта, вышедшему в 1969 году в Большой серии «Библиотеки поэта». Но и среди неиспользованных до сих пор материалов имеются факты, заслуживающие внимания.

Так, из биографии Тана-Богораза мы узнаем, что «стихи Тан начал писать с 14-ти лет и исключительно на политические темы. О чем еще можно было писать? <…> Все кругом стонало, душилось без пощады и удержу; позади были виселицы, – впереди мрак, озаряемый взрывами неравной, судорожно-стихийной политической борьбы… И он становится ее певцом». Из автобиографии Вересаева: «Писать начал (стихи) лет 13 – 14, много переводил из Кернера и Гейне. Студентом печатал небольшие рассказы и очерки в «Всемирной иллюстрации» и «Книжках «Недели». В 1894 году написал повесть «Без дороги», послал ее в редакцию «Русской мысли» и получил отказ. Повесть была напечатана в «Русском богатстве», и самый лестный из всех отзывов о ней появился – в «Русской мысли».

Ярко и красочно, в свойственной ему легкомысленной манере, написал о себе К. Бальмонт. Он впоследствии напечатал эту свою автобиографию, но важно, что именно здесь он впервые осознал себя как творческую личность. Он прославляет деревню, говорит о своей нелюбви к городу, об увлечении еще в детстве народными песнями, Кольцовым, Никитиным, Пушкиным. Он признается: «Из всех стихов в мире я больше всего люблю «Горные вершины» Лермонтова», добавляя при этом: «не Гёте, Лермонтова». Именно в этой автобиографии им впервые была написана фраза, над которой долго иронизировали современники и продолжают иронизировать некоторые из современных исследователей, но в которой тем не менее имеется свой скрытый смысл, хотя и выраженный в претенциозной манере: «Имею спокойную убежденность, что до меня, в целом, не умели в России писать звучных стихов». Не имей Бальмонт этой убежденности, он не одарил бы русскую поэзию несколькими шедеврами, без которых нам уже теперь не обойтись. Здесь же Бальмонт сообщает о том, что гадалка нагадала ему жизнь до девяноста трех лет.

И он делает вывод: «Итак, в 1960 году (поэт родился в 1867 году. – Л. Д.) будет издано собрание моих сочинений в 93-х томах или свыше». Как видим, предсказание не сбылось, а судьба поэта оказалась гораздо более трагической, чем он предполагал.

Ниже полностью приводятся составленная Чеботаревской биография Леонида Андреева и автобиографическое письмо И. Бунина – наиболее значительное из того, что еще не было опубликовано.

Л.

Цитировать

Долгополов, Л. Из автобиографического собрания А. Н. Чеботаревской / Л. Долгополов // Вопросы литературы. - 1984 - №1. - C. 202-208
Копировать