№5, 2015/Филология в лицах

Гаспаров — переводчик Ариосто

В необъятном переводческом наследии М. Гаспарова перевод «Неистового Роланда», пожалуй, самый экстравагантный. С ним в этом отношении могут поспорить разве что переводы с русского на русский. Но последние все же не совсем переводы — скорее, демонстрация личных вкусов («я получил картину своего художественного вкуса»1), у них нет явной культуростроительной задачи. С Ариосто положение иное — чего стоит хотя бы объем: почти тридцать девять тысяч стихов — это многовато для сколь угодно пристального художественного самоанализа. Да и переводческая задача сформулирована в данном случае вполне недвусмысленно: выбирая верлибр, переводчик отказывается от точности метра и рифмы и «получает больше возможности передать точность образов, интонации, стиля произведения»2. Что должно быть на первом плане, сказано со всей определенностью.

В том, что касается «образов», цели своей переводчик добивается. Если сравнить данный перевод с другими переводами того же текста, используя выработанную самим М. Гаспаровым методику подсчета коэффициентов точности и вольности (напомним, что коэффициент точности — это отношение всех сохраненных в переводе значимых слов — существительных, прилагательных, глаголов и наречий — ко всем значимым словам оригинала, а коэффициент вольности — отношение добавленных переводчиком слов ко всем словам перевода), то обнаружится, что два этих показателя в переводе Гаспарова соответственно существенно выше (точность) и ниже (вольность). Коэффициент точности у Гаспарова колеблется в разных местах поэмы от 55 до 66 процентов, коэффициент вольности — от 20 до 36 (средние показатели тяготеют для точности к 62, для вольности — к 28). У Пушкина в переводе отрывка из XXIII песни (1826, октавы 100-112) показатели соответственно 49 и 44 (у Гаспарова в том же отрывке — 61 и 28), у С. Раича (его перевод выходил выпусками по пять песней в 1832, 1833 и 1837 годах) — 41 и 56, в прозаическом переводе В. Зотова (1892, выполнен, по видимости, с французского) — 48 и 473, в переводе Е. Солоновича4 — 40 и 61. Как можно видеть, за сто пятьдесят лет, от представителя романтического перевода Раича до представителя советской школы «творческого» перевода Солоновича, количественные показатели мало изменились и демонстрируют, скорее, тенденцию к понижению (пушкинский перевод на этом фоне выгодно выделяется). При этом у представительницы школы буквалистского перевода картина оказывается вполне сопоставимой с тем, что мы находим у Гаспарова: в переводе А. Курошевой##Ариосто.

  1. Гаспаров М. Экспериментальные переводы. СПб.: Гиперион, 2003. С. 170.[]
  2. Гаспаров М. Л. От переводчика // Ариосто Л. Неистовый Роланд. В 2 тт. Т. 1. М.: Наука, 1993. С. 538 (все ссылки на гаспаровский перевод Ариосто в дальнейшем по этому изданию). []
  3. Переводы Раича и Зотова просматривались по изд.: Ариосто Л. Неистовый Роланд. Поэма в сорока шести песнях в переводах русских писателей. СПб.: Тип. Глазунова, 1898.[]
  4. Переводы отдельных отрывков из поэмы выходили в разные годы начиная с 1974 года.[]

Статья в PDF

Полный текст статьи в формате PDF доступен в составе номера №5, 2015

Цитировать

Андреев, М.Л. Гаспаров — переводчик Ариосто / М.Л. Андреев // Вопросы литературы. - 2015 - №5. - C. 25-31
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке