Не пропустите новый номер Подписаться
№5, 2011/За рубежом

Английская леди с итальянским акцентом

В. ГАНИН

АНГЛИЙСКАЯ ЛЕДИ С ИТАЛЬЯНСКИМ АКЦЕНТОМ1

«Секс появился в тысяча девятьсот шестьдесят третьем между окончанием запрета на «Чаттерли» и появлением первой долгоиграющей пластинки «Битлз»», — написал в одном из стихотворений известный английский поэт Филип Ларкин. Снятие запрета сопровождалось скандальным судебным процессом против издательства «Пингвин», решившегося опубликовать роман Лоуренса «Любовник леди Чаттерли». Это событие отделяло от появления книги на свет более тридцати пяти лет. Писатель осознавал, насколько вызывающий характер носит его новое произведение, и сравнивал его с бомбой, которая никого не оставит равнодушным. Справедливость такой оценки получила подтверждение раньше, чем роман попал в типографию: машинистка, помогавшая ему в работе над книгой, покинула его после того, как перепечатала первые несколько глав романа. Американские и английские редакторы, которым Лоуренс посылал рукопись, выражали сомнение в возможности ее публикации. Тогда писатель по совету одного из своих итальянских друзей решился издать ее во Флоренции, неподалеку от которой он жил в то время. И в 1928 году «Любовник леди Чаттерли» был напечатан в небольшой частной типографии. Именно этому событию была посвящена международная конференция, которая прошла во Флоренции в мае 2008 года. По итогам ее был опубликован сборник материалов, получивший название «Д. Г. Лоуренс, Флоренция и вызов леди Чаттерли» (D.H.Lawrence, Firenze e la sfida di Lady Chatterlеy). Есть также уточняющий подзаголовок «Тело, страсть, желание».

Несомненно, что этот аспект человеческой жизни всегда привлекал внимание писателя. Он даже пытался придать ему почти религиозный характер, заявляя: «Моя великая религия заключается в вере в плоть и кровь, в то, что они мудрее, чем интелект». Однако творчество Лоуренса показывает, что его интересуют не только «плоть и кровь», а скорее то, как они связаны с духом. И пытаясь понять это, он ломает многие стереотипы, засевшие в сознании общества.

Данная проблема отчасти определяет и ход мысли участников конференции, которые порой придают ей даже более философское звучание: «Материя и дух». Отголоски ее можно обнаружить уже в первой статье основной части сборника — «Леди на Лунгарно». Автором ее является преподаватель английской литературы Флорентийского университета Орнелла де Зордо. Лунгарно — набережная во Флоренции, где располагался книжный магазин одного из итальянских друзей Лоуренса — Джузеппе Ориоли. Именно Ориоли рекомендовал напечатать пробный тираж «Любовника леди Чаттерли» во Флоренции. Автор статьи пытается реконструировать обстоятельства, которые сопутствовали появлению книги, делая особый упор на «материальную обстановку». Она предлагает читателю поближе взглянуть на Флоренцию того времени, познакомиться с «картиной более материальной и будничной» (с. 32). Де Зордо, опираясь на флорентийскую периодику, рассказывает о погоде в июне 1928 года (в этом месяце роман вышел в свет), о том, как жители города спасались от воцарившейся жары, о ценах на местных рынках, о репертуаре театров, о публикациях в журналах и т. п. Конечно, в подобной методике просматривается некоторое влияние «нового историзма», но де Зордо избегает его крайностей и не навязывает читателю никаких параллелей с сочинением Лоуренса. Она придает своей статье характер почти лирической интродукции к серьезному разговору о романе английского писателя. Это ощущение поддерживается и живым разговорным стилем, к которому прибегает исследовательница. И нужно воздать должное составителям сборника, уловившим это качество материала де Зордо, и поместившим ее статью в начало разговора.

Тема отношений Лоуренса с итальянской культурой получает более широкое освещение во втором разделе — «Д. Г. Лоуренс: Культурные влияния в Тоскане». Симонетта де Филиппис в статье «Д. Г. Лоуренс и Тоскана: Искусство, природа, идеология» так определяет значение Италии для английского автора: «Италия сыграла ключевую роль в искусстве и жизни Д. Г. Лоуренса как источник вдохновения для многих его работ: романов, статей, стихотворений, пьес, путевых очерков, но кроме того, она была местом, где он мог найти более искренний подход к жизни, и где он развивал и прояснял собственную идеологию и собственный взгляд на мир» (с. 95). Годы, проведенные в Италии, побуждают его воспринимать эту страну как альтернативу родине, где господствуют еще викторианская мораль и викторианское лицемерие, земли которой разорены индустриализацией, а общество живет под гнетом идеологии, основанной на жажде власти и денег. А Италия с ее во многом еще крестьянским укладом, с очень гармоничными и какими-то языческими пейзажами начинает прочно ассоциироваться с истинными ценностями и чувствами, наполненными жизненной силой. Эта увлеченность Италией очень рано находит отражение в творчестве Лоуренса. И не только в переписке и очерках, но и в художественных сочинениях. В романе «Жезл Аарона», который был начат в Лондоне в 1917 году и закончен в Италии в 1921-м, главный герой, как и автор, бежит из Англии во Флоренцию, чтобы найти здесь более близкий его артистической душе стиль жизни.

Статья В. Фортунати «Примитивизм как тоска по истокам в «Любовнике леди Чаттерли»» обращается к оппозиции, которую можно рассматривать как один из вариантов упомянутой выше философской проблемы, — «примитивизм и цивилизация». По мнению Фортунати, для Лоуренса примитивизм — это движение вспять по пути цивилизации в поисках той рубежной вехи, за которой лежит еще неиспорченная природа, некий утопический Эдем. Подобные устремления были характерны не только для него одного, многие его современники проявляли сходный интерес к примитивным культурам. В их числе были К. Г. Юнг, А. Жид, Дж.

Статья в PDF

Полный текст статьи в формате PDF доступен в составе номера №5, 2011

Цитировать

Ганин, В.Н. Английская леди с итальянским акцентом / В.Н. Ганин // Вопросы литературы. - 2011 - №5. - C. 387-398
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке