№1, 1968/Зарубежная литература и искусство

100-летний юбилей Голсуорси

Джон Голсуорси всегда был одним из наиболее читаемых и почитаемых писателей в нашей стране. Может быть, поэтому так удивляет, что в Англии вскоре после смерти слава Голсуорси пошла на убыль, его почти забыли. Лишь в том, юбилейном 1967 году, когда исполнилось 100 лет со дня его рождения, вновь оживился интерес англичан к личности и творчеству замечательного писателя-реалиста. Благотворную роль в данном случае сыграло телевидение, сделав из «Саги о Форсайтах» постановку в двадцати шести частях. Юбилейные издания «Саги о Форсайтах» и «Современной комедии», выпущенные в бумажных обложках и твердых переплетах, были раскуплены молниеносно. Констатируя возрождение славы Голсуорси, известная английская писательница Памела Хэнсфорд-Джонсон в большой статье, напечатанной в «Нью-Йорк Таймс Бук Ревью»1 пишет, что судьба Голсуорси не представляет исключения из правила: очевидно, почти каждому крупному художнику предстоит, по ее словам, посмертное забвение и новая жизнь: «Зерно должно сначала умереть, перед тем как дать новый урожай». Однако в СССР, замечает П. Хэнсфорд-Джонсон, звезда Голсуорси никогда не закатывалась. «Его всегда жадно читали, издавали огромными тиражами, и русским трудно понять, почему мы не ставим его в один ряд с Толстым».

И далее писательница анализирует причину этой разницы в отношении к Голсуорси в СССР и Англии. «Было бы, конечно, наивно думать, что русские восхищаются Голсуорси только потому, что он обнажает пустоту и ничтожность английских верхов. Они инстинктивно (? – М. Т.) чувствуют, что он великолепный социальный критик, а его исторический подход к событиям, хотя и недостаточно масштабен, сродни марксистскому». Англичанам же, по мнению П. Хэнсфорд-Джонсон, трудно всецело и постоянно принимать Голсуорси, даже его крупнейший роман «Собственник». Виной всему, утверждает П. Хэнсфорд-Джонсон, «сентиментальность» писателя и некоторая предвзятость его отношения к собственным героям. Так, «собственник» Сомс должен, по мысли его создателя, внушать только отвращение, но этот образ настолько из плоти и крови, такой «живой» но сравнению с другими персонажами, Сомс так по-настоящему несчастен, что читатель только с ним «ассоциирует себя», только к нему испытывает искреннее участие – к нему, а не к «загадочной Ирэн», хотя это противоречит коренному замыслу писателя. Голсуорси задумал ее образ как «символ земной красоты, которой все прощается». Но только в романе «Собственник»»поведение Ирэн поддается объяснению, хотя при этом очень трудно отделаться от чувства, что ведет она себя некрасиво».

И далее П. Хэнсфорд-Джонсон в свойственной ей непринужденно-изящной манере, с большой долей юмора и тем не менее бескомпромиссно развенчивает этот «символ страдающей красоты». Следует отметить, что писательница отказывается смотреть на взаимоотношения Ирэн и Сомса только под «социальным углом зрения».

  1. »New Jork Times Book Review», 1/III-67. []

Цитировать

Тугушева, М. 100-летний юбилей Голсуорси / М. Тугушева // Вопросы литературы. - 1968 - №1. - C. 125-127
Копировать