№1, 1957/Обзоры и рецензии

Живое движение мысли

В последние годы среди книг, написанных нашими критиками, преобладали труды, посвященные творчеству отдельных писателей, – так называемые монографии и критико-биографические очерки. Умалять ценность подобных работ было бы нелепо: лучшие из них содержат точную и ясную характеристику пути, пройденного художником слова, раскрывают богатство образов, им созданных. Такие издания нужны читателю.

Однако надо сказать, что несмотря на немалый труд, затрачиваемый критиком, отношение читателя к подобным монографиям во многом определяется его интересом к творчеству того прозаика, поэта или драматурга, о котором идет речь в исследовании. Иное дело – книга статей. Здесь критик решительно выходит на первый план, оказывается в центре читательского внимания, и ему приходится держать ответственное испытание. Критик должен показать, что, касаясь в своих выступлениях различных явлений искусства, он последователен и предан своим принципам, обладает целостной системой взглядов, позволяющей верно судить о замысле и его претворении писателем, определять истинное значение идей и образов, связь с развитием всей нашей литературы.

Книга Веры Смирновой1 это испытание выдержала. Собранные здесь статьи написаны в разное время я по разным поводам. Внимание критика привлекают поэты и прозаики, драматурга и мастера детской книги, произведения литературы и театра. К. Федин, В. Каверин, В. Панова, М. Исаковский, Эм. Казакевич, Аветик Исаакян, А. Гайдар, Б. Житков, С. Маршак, Л. Квитко, В. Ермилов, спектакль МХАТа, пьеса А. Арбузова, система К. С. Станиславского – вот как разнообразны и значительны «герои» этой книги.

За каждым из названных писателей, за каждым из упомянутых фактов искусства стоит особый, неповторимый круг образов, и эти особенности требуют тщательного и проникновенного познания. В. Смирнова освещает индивидуальные черты художников, улавливает свойственный их произведениям «аромат», одновременно показывая действие законов творчества, подкрепляя новыми и новыми аргументами своя представления о задачах и целях литературы и театра.

Каковы же эти представления, что отстаивает и выдвигает критик В. Смирнова? В статье, заключающей книгу и показывающей, какое значение имеет для литературы система, разработанная величайшим деятелем современного театра, она пишет: «Система» Станиславского тем и замечательна в первую очередь, что она стремится к сознательности творчества художника. Ее основа – сознательное отношение человека к своему труду, знание цели, задач и средств, которыми достигается цель, решаются задачи». Вот эту сознательность творчества, ясность художественной мысли и утверждает В. Смирнова всеми своими лучшими статьями. Ей дороги в работе писателя продуманность построения, определенность цели, внутренняя согласованность, слаженность отдельных звеньев.

Но не означает ли это, что критик старается «разъять гармонию» и подходит к произведениям искусства слишком рассудочно и сухо – рационалистически? Нет, нет и нет!

Сознательность так же далека от тощего рационализма, как далеки естественность и непосредственность от импрессионистичности. Именно естественное и непринужденное развитие повествования может донести до читателя и зрителя в полной мере четкость и глубину мысли художника.

В этом и убеждает нас В. Смирнова. Она нигде не говорит о творческих целях, задачах, идеях отвлеченно, нигде не представляет их в виде некиих абстракций, которые лишь впоследствии приобретают плоть, становятся образами.

  1. Вера Смирнова, О литературе и театре. Статьи. «Советский писатель», М. 1956, 408 стр.[]

Цитировать

Гринберг, И. Живое движение мысли / И. Гринберг // Вопросы литературы. - 1957 - №1. - C. 202-206
Копировать