№5, 2020/Полемика

«Вы еще не любите Россию…» О чем поспорили Николай Васильевич и Виссарион Григорьевич

Литература и журналистика в России на протяжении веков были неразрывно связаны со становлением национального самосознания и цивилизационным развитием. Отечественная классика дорога нам не только высочайшими художественными достижениями — она самым непосредственным образом содействовала просвещению и демократизации страны. В ее недрах формировалась русская общественная мысль, складывались общечеловеческие и гражданские ценности. На нынешнем этапе развития социума эти ценности вновь оказались остродефицитными, а вопросы, которые ставили перед обществом писатели XIX века, большей частью и сегодня остаются неразрешенными и тревожат умы. Вот почему русская классическая литература традиционно рассматривается как важнейшее средство образования, ненавязчивого преподнесения жизненных и нравственных уроков, воспитания гражданина.

Однако часто ли мы обращаемся в повседневной практике к этому бесценному культурному наследству? Как, положим, преподавателю заинтересовать современного студента — подчас плохо знающего историю своей страны, захваченного другими проблемами и совсем иным ритмом жизни — старыми, казалось бы, давно утратившими значение литературными полемиками?

Поделюсь опытом одного из занятий, проведенных мной с будущими журналистами.

В июле 1847 года В. Белинский, находясь на лечении в Зальц­брунне, написал горькое и страстное письмо к Н. Гоголю. Оно стало духовным завещанием критика, менее чем через год скончавшегося от чахотки. Этому запрещенному к печати и долгое время ходившему по России в списках документу была суждена широкая известность. За его чтение в кругу петрашевцев, в частности, приговорили к смертной казни (замененной каторгой) Ф. Достоевского. Впоследствии многие поколения деятелей русского революционно-освободительного движения обращались к письму Белинского как к образцовой публицистике, не теряющей со временем своего значения.

Гоголь был ранее провозглашен Белинским первым писателем России, вождем «натуральной школы». Его прежние сочинения неизменно встречали одобрение критика, что свидетельствовало о счастливом совпадении литературных и общественно-политических взглядов двух виднейших литераторов эпохи. Тем поразительнее содержание и сам тон отповеди, даваемой Белинским в этом письме только что вышедшей книге Гоголя «Выбранные места из переписки с друзьями»:

…Вы не заметили, что Россия видит свое спасение не в мистицизме, не в аскетизме, не в пиетизме, а в успехах цивилизации, просвещения, гуманности. Ей нужны не проповеди (довольно она слышала их!), не молитвы (довольно она твердила их!), а пробуждение в народе чувства человеческого достоинства, столько веков потерянного в грязи и соре, права и законы, сообразные не с учением церкви, а с здравым смыслом и справедливостью, и строгое по возможности их исполнение. А вместо этого она представляет собой ужасное зрелище страны, где люди торгуют людьми <…> страны, где люди сами себя называют не именами, а кличками: Ваньками, Васьками, Стёшками, Палашками; страны, где, наконец, нет не только никаких гарантий для личности, чести и собственности, но нет даже и полицейского порядка, а есть только огромные корпорации разных служебных воров и грабителей! [Белинский 1948: 708]

Текст Белинского не нуждается в комментариях для читателей, знающих российскую историю и чувствующих преемственность эпох. А тем, кто еще не вполне освоился в историко-литературном контексте, приходится задавать наводящие вопросы.

— Представьте себе двух мыслящих людей, которые в одинаковой мере сознают, что жизнь в их стране некрасива, неправильна и несправедлива. Совсем не важно, в какое время они живут — в первой половине XIX столетия или сегодня. Важно, что они близки в оценке окружающего их неблагополучия, но расходятся в путях выхода из него. Один считает, что во всем виноваты деспотическая власть, дурные государственные и общественные институты, которые ограничивают свободу человека и морально уродуют его, а потому перемены следует начинать со слома режима. Другой смотрит внутрь себя и находит, что каждый виноват прежде всего сам и несет за это персональную ответственность, что только покаянием и нравственным самосовершенствованием можно что-то поправить. Который из них прав?

Эта тема близка молодым умам и вызывает оживление. Ответ почти единодушен: прав второй, тот, кто призывает к личной ответственности, не списывая все беды на «среду».

Статья в PDF

Полный текст статьи в формате PDF доступен в составе номера №5, 2020

Литература

Белинский В. Г. Письмо к Гоголю // Белинский В. Г. Собр. соч. в 3 тт. / Под общ.
ред. Ф. М. Головенченко. Т. 3. М.: ОГИЗ, 1948. С. 707–716.

Гоголь Н. В. Собр. соч. в 7 тт. / Под общ. ред. С. И. Машинского, М. Б. Храпченко. Т. 6. М.: Художественная литература, 1978.

Чаадаев П. Я. Апология сумасшедшего // Чаадаев П. Я. Полн. собр. соч. и избранные письма в 2 тт. / Отв. ред. З. А. Каменский. Т. 1. М.: Наука, 1991. С. 523–538.

References

Belinsky, V. (1948). Letter to Gogol. In: F. Golovchenko, ed., The complete works
of V. Belinsky (3 vols). Vol. 3.
Moscow: OGIZ, pp. 707-716. (In Russ.)

Chaadaev, P. (1991). Apology of a madman. In: Z. Kamensky, ed., The complete works and letters of P. Chaadaev (2 vols). Vol. 2. Moscow: Nauka, pp. 523-538. (In Russ.)

Mashinsky, S. and Khrapchenko, M., eds. (1978). The complete works of N. Gogol (7 vols). Vol. 6. Moscow: Khudozhestvennaya literatura. (In Russ.)

Цитировать

Яковлев, С.А. «Вы еще не любите Россию…» О чем поспорили Николай Васильевич и Виссарион Григорьевич / С.А. Яковлев // Вопросы литературы. - 2020 - №5. - C. 212-220
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке