Не пропустите новый номер Подписаться
№2, 2002/Книжный разворот

Шутовство и магия Уайльда

А. Г. Образцов а, Волшебник или шут? Театр Оскара Уайльда, СПб., «Дмитрий Буланин», 2001, 357 с.

Оскар Уайльд – знаковая фигура конца XIX века. Его творчество, эстетические воззрения, сама его жизнь вызывали интерес как у современников (с оттенком скандальности), так и у последующих поколений, среди которых было немало его почитателей. Но к концу века XX этот интерес обострился и вышел за рамки спокойных академических исследований: одна за другой выходили биографии Уайльда, фильмы и спектакли о нем, появился даже балет, повествующий о его жизни. Нетрудно заметить, что судьба писателя интересовала авторов книг и публику гораздо больше, чем его произведения. Хочется предположить, что сам знаменитый денди вряд ли был бы на это в обиде: Уайльд не раз декларировал, что жизнь и литература – два самых любимых им вида искусства. Тем не менее анализ произведений Уайльда, попытка проникновения в его замыслы, его творческий метод – давно назревшая необходимость. Серьезных работ, посвященных этим вопросам, в России до сих пор практически не было. А. Образцова – автор новой монографии «Волшебник или шут? Театр Оскара Уайльда» восполнила этот пробел. Книга сочетает в себе научную точность, объективность и нескрываемую любовь автора к герою и его творчеству.

А. Образцова известна своими исследованиями, посвященными драматургии Б. Шоу и режиссерской деятельности Г. Крэга; таким образом, книга об Уайльде пополнила галерею творческих портретов великих англо- ирландских деятелей литературы и театра, созданную ею. Особый интерес А. Образцовой к рубежу XIX и XX веков тоже не случаен. Она была одним из первых театроведов, обозначивших важность этой эпохи для дальнейшего развития искусства уже в XX столетии.

Конец XIX века и рубеж веков еще долго будут привлекать внимание исследователей. Именно в те, ставшие почти легендарными, времена зарождались идеи и направления, которые надолго определили круг проблем и поисков для искусства XX столетия. Ни одна другая эпоха не порождала такого количества разнообразных направлений, взглядов, школ. Рядом существовали натурализм и эстетизм, реализм и символизм, импрессионизм и модерн. Все эти течения видоизменялись с ходом времени, но до сих пор о большинстве из них нельзя утверждать категорически, что они остались навсегда в прошлом. В самых неожиданных открытиях и новациях современного изобразительного искусства, литературы или театра проглядывают порой концепции, выдвинутые еще в конце прошлого века импрессионистами, Уайльдом, Крэгом. Для того чтобы понять и оценить искусство века XX, все чаще приходится обращаться к веку XIX, точнее, к его последним десятилетиям.

В последней четверти XIX века связи между разными видами искусства обозначились настолько ясно, что новации в каком- либо одном из них приводили к существенным изменениям и в других. Появление новой драмы обусловило рождение абсолютно новых принципов режиссуры, актерского мастерства, оформления. Импрессионисты подсказали поэзии и прозе свой способ видения мира и его изображения. В Англии идеи художников-прерафаэлитов повлекли за собой изменения в принципах оформления спектакля, повлияли на развитие дизайна. Следовательно, можно проследить не просто историю развития литературы или изобразительного искусства по отдельности, а их общую эволюцию как части культуры – во взаимоотношениях с философией, эстетикой, общественной мыслью. Этим синтезирующим принципом исследования и руководствовалась А. Образцова в работе над книгой.

Не случайно поэтому в монографии, посвященной драматургии Оскара Уайльда, первая глава представляет собою анализ его диалогов об искусстве и художественной критике, в которых блестящий парадоксалист и эстет формулирует свои взгляды на литературу, живопись, поэзию и театр. Уайльд создал достаточно стройную эстетическую концепцию, хотя сам далеко не всегда следовал ей в своем творчестве. Его диалоги провоцируют читателя, вызывая на размышления и вероятную полемику с автором. Эту особенность метода Уайльда, которая прослеживается даже в его драматургии, А. Образцова подмечает и принимает, видя в ней возможность и своего диалога с ироничным создателем «Замыслов» и пьес. По мнению А. Образцовой, именно в «Замыслах» Уайльд наиболее полно высказывает свое кредо художника, и форма диалога выбрана им не случайно: «…Уайльда манит одновременная возможность раскрыть себя до конца и спрятаться за маской изобретенного персонажа. Действующие лица в диалогах могут быть двойниками автора, его полными единомышленниками и, напротив, непримиримыми противниками, антагонистами. Закономерность и случайность – два равноправных закона диалога» (с. 23).

С проблемой взаимодействия искусств, которая занимала Уайльда так же, как занимает сегодняшних его заинтересованных читателей, связана еще одна, важная для понимания феномена Оскара Уайльда, – это взаимодействие искусства и реальной жизни. В книге А.

Статья в PDF

Полный текст статьи в формате PDF доступен в составе номера №2, 2002

Цитировать

Кочетова, Е. Шутовство и магия Уайльда / Е. Кочетова // Вопросы литературы. - 2002 - №2. - C. 353-358
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке