№10, 1966/Советское наследие

Богатство, многообразие, смелость

Круг вопросов, связанных с теорией социалистического реализма, необыкновенно широк. Ясно, что мы не могли претендовать на то, чтобы охватить его целиком, поэтому многие проблемы остались незатронутыми, а другие получили далеко не полное освещение.

Тем не менее мне кажется, что в рамках, обусловленных самим жанром «круглого стола», не притязающего на роль, скажем, научной конференции или широкой многодневной дискуссии, у нас состоялся полезный разговор. В коротком заключительном слове коснусь лишь некоторых его аспектов.

Прежде всего замечу, что за «круглым столом», как то повелось еще со времен короля Артура, нередко высказываются, наряду с очень верными соображениями, и некоторые субъективные суждения. Не исключаю, что и в моем выступлении могли быть такого рода высказывания, хотя мне очень хотелось их избежать. Время отсеет все субъективное, что было в нашем разговоре, и от него останется главное – все то, что будет объективно содействовать развитию и процветанию искусства социалистического реализма.

Здесь было сказано много верного. Я очень сочувствую антинатуралистической направленности выступления А. Мясникова, пафосу борьбы за высокую идейность творчества, характерному для речи Б. Рюрикова, соображениям Ю. Кузьменко о путях глубокого проникновения писателя в закономерности общественного, в том числе экономического, развития жизни.

Вместе с тем хочется высказать несколько полемических замечаний по ряду суждений.

Во вступлении я уже высказывал мысль о том, что не следует ограничивать художественные искания, ориентировать мастеров на какие-то предпочтительные решения в области стиля, жанра, манеры. В этой области важны не предпочтения – важно соревнование. Художник социалистического реализма обладает ясной и четкой идейной позицией, которая диктует ему выбор тем, проблем, вопросов, выбор художественных средств и решений.

Вряд ли нужно ориентировать художника на некий «интеллектуальный стиль». Общеизвестно, что существует литература с подчеркнутым интересом к интеллектуальным проблемам. Убежден, что интеллектуальность искусства социалистического реализма растет и будет расти. Но вряд ли существует особый интеллектуальный стиль в искусстве. Так называемый «бильдунгсроман» у Гёте, Стендаля, Толстого, Горького, Томаса Манна был во многом посвящен интеллектуальным проблемам, но какие же разные стилевые качества и свойства у этих произведений!

Думаю, что и термин «субъективные стили», предлагаемый В. Гусевым, зыбок и неопределенен. Не случайно В. Гусев называет в качестве носителей этих стилей таких разных и непохожих поэтов, как В. Луговской, Н. Заболоцкий, А. Вознесенский. Замечу кстати, что выбор В. Гусевым имен писателей-прозаиков, наиболее последовательно продолжающих традиции реализма прошлого века, тоже весьма произволен.

А. Караганов говорил об особых перспективах аналитического стиля. И тут, кажется мне, следовало бы несколько уточнить терминологию.

Цитировать

Дымшиц, А. Богатство, многообразие, смелость / А. Дымшиц // Вопросы литературы. - 1966 - №10. - C. 65-68
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке