Не пропустите новый номер Подписаться
Легкая кавалерия/Выпуск №2, 2019
Артем Скворцов - Родился в 1975 году. Доктор филологических наук, ведущий научный сотрудник Казанского научного центра РАН, профессор Казанского (Приволжского) Федерального Университета. Автор более 170 работ, посвящённых преимущественно истории русской поэзии XVIII–XXI веков, в том числе монографий «Игра в современной русской поэзии» (2005), «Самосуд неожиданной зрелости (2013), «Творчество Сергея Гандлевского в контексте русской поэтической традиции» (2013) и др. Дипломант премии «Anthologia» (2011) и XV всероссийского конкурса региональной и краеведческой литературы «Малая родина» в номинации «Люди нашего края» (2019), лауреат премий «Эврика» (2008), «Белла» (2016) и «Книга года» (2017). Живёт в Казани.

Артем Скворцов

О раздробленности и таянии — двух тенденциях в литпространстве

Вот две тенденции в нашем литературном пространстве, которые видятся сейчас наиболее влиятельными и злободневными.

Континент русской литературы увлеченно распадается на все большее количество островков, и они, в свою очередь, уменьшаются в размерах.

Откуда вдруг такие катастрофические настроения, спросит оптимист? Ведь число отдельных изданий ежегодно растет, проводятся книжные фестивали — от скромных региональных до изумляющей своим изобилием столичной ярмарки интеллектуальной литературы «Нон-фикшн», и даже краудфандинг для спасения утопавшего «Журнального зала» завершился досрочным финансовым триумфом.
Да, все хорошо, прекрасная маркиза. Но, приглядевшись, можно увидеть иные события.

Вышел последний, сто первый по счету, номер поэтического журнала «Арион». Нынешний спонсор больше не намерен его поддерживать, а нового не нашли.

В подвешенном положении находятся одни из старейших «толстяков» — «Октябрь» и «Звезда», и дальнейшая их судьба неизвестна.

Отслеживающая эволюцию отечественного романа премия «Русский Букер» встала на паузу еще год назад, и место ее никто не занял.

Эпическая по размаху премия «Поэт» мутировала в подчеркнуто скромную «Поэзию», что само по себе кажется естественным этапом развития, но опубликованное положение о премии взывает много вопросов, из которых здесь зададимся одним: а по каким критериям жюри из ста человек будет выбирать, к примеру, лучшее стихотворение года?

Это к вопросу о таянии. А признаки раздробления видятся в том, что литераторы давно утратили вкус к публичным и заочным дискуссиям, прекратили бурные споры о прекрасном (или ужасном), разбрелись кто куда по своим площадкам, редакциям, сетевым ресурсам и, кажется, в большинстве своем вообще не очень интересуются, чем заняты соседи по общему литпространству.

Да и сам факт существования подобной общности вызывает все больше сомнений. Нет сейчас ни такой премии, ни даже таких книг, которые могли бы — хотя бы на время — вовлечь в дискуссию многих, хороших и разных авторов, помочь сверить эстетические позиции.

Взглянем на результаты опросов по итогам литгода, проводимых рядом изданий. На вопрос о наиболее значимых именах-событиях сезона 10−20 экспертов могут ответить настолько вразброд, ухитрившись не пересечься ни в одной точке, что, порой, кажется, они существуют в разных культурных мирах. Оптимист снова увидит здесь повод для энтузиазма — налицо широта контекста и плюрализм мнений. Но как-то больше тянет вспоминать хрестоматийное: «Когда в товарищах согласья нет…».

А может быть, ни в чем друг с другом не сходящиеся авторы-читатели и правы. Прежде чем объединяться, надо размежеваться.

Что ж, продолжим расхождение. На этом пути нас ждет много интересного — и он явно не пройден до конца.

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке