Выпуск №3, 2021

Кирилл Молоков

О цифровом воскрешении писателей, или Голова профессора Доуэля

Возможно, еще несколько десятилетий — и клише о вечности классиков перестанут быть просто почтительными эпитетами. В начале 2021 года Оксфордский институт цифровой археологии воскресил народного поэта Джона Китса. Правда, «воскрешение» пока больше фигуральное — поэта лишь детально оцифровали. Но только пока.

Проект был приурочен к двухсотлетию со дня смерти английского романтика. Оксфордские специалисты скрупулезно работали над воссозданием образа поэта — были детально изучены литературные источники, портреты и даже гипсовые слепки лица, которые Китс делал при жизни. Разумеется, за неимением достаточной документации часть образа пришлось воссоздавать на основе предположений. Китс был низкого происхождения и говорил на просторечии кокни. Лингвисты исследовали части Лондона, в которых проживал поэт, чтобы учесть региональные девиации, приняли во внимание возможные изменения по прошествии двух веков и наняли специального актера для записи голоса. А вот насколько достоверен сам голос английского романтика — остается только гадать. 

Пока Джон Китс условно существует лишь как цифровая копия, точность которой при этом вызывает вопросы. Но в теории, если подобные проекты будут получать должное финансирование, дело может дойти и до нейронных сетей, машинного обучения и искусственного интеллекта, и в перспективе мы можем получить воссозданное сознание литературных гениев. Например, полное собрание сочинений Толстого включает в себя 90 томов, половина из которых — дневники, письма и записные книжки. Гипотетически этой почвы должно хватить, чтобы создать достаточно точного цифрового робота-копию с образом мышления и стилем русского писателя, который будет анализировать современный мир и даже писать новые литературные произведения. Можно пойти еще дальше и пофантазировать на тему материального копирования через ДНК, однако пока это больше походит на научную фантастику, причем крайне дорогую и непрактичную, которая ко всему прочему с большой долей вероятности неэтична.

Вообще, серьезные дискуссии о цифровом копировании и даже воскрешении, загрузке сознания в компьютер и значительном продлении жизни человека начались еще в начале нынешнего столетия. В 2005-м компания IBM в сотрудничестве с Федеральной политехнической школой Лозанны запустила проект по компьютерному моделированию человеческого мозга «Blue Brain Project». А уже в начале 2010-х поп-индустрия стала активно экспериментировать с голограммами умерших музыкантов и актеров. Сегодня нейротехнологическая компания Neurolink, которую основал Илон Маск, работает над производством электронных имплантов для лечения заболеваний мозга, а в перспективе — кибернетизации человека. При этом сам предприниматель на одном из подкастов заявил, что реализация всех этих безумных идей — скорее всего, лишь вопрос времени. 

Вернемся к Джону Китсу и оцифровке классиков. «Воскресшие классики», наделенные искусственным интеллектом, теоретически смогут читать лекции о «своих» произведениях и, возможно, продолжат творческую деятельность. Только представьте себе расхаживающего по аудитории широченными шагами Маяковского, который будет громыхать на все учебное заведение «Послушайте!» и «Нате!». Неужели подобный интерактив чем-то плох? Но лекции «воскресших» литераторов могут убить свободу интерпретации и превратить диалог между читателем и автором в никому не нужный монолог последнего. Велика вероятность, что люди совсем перестанут думать самостоятельно, а произведения превратятся в попкорн, который за них будут разжевывать копии умерших писателей и поэтов. Возможность насладиться новыми творениями Чосера или Боккаччо — это, безусловно, хорошо, вот только так ли нам нужны новые «творения» уже умерших авторов? Не идем ли мы следом за такими инновациями прямой дорогой в киберпанк?

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке