Не пропустите новый номер Подписаться
Легкая кавалерия/Выпуск №8, 2019

Кирилл Молоков

О поэзии программистов

Странно, что о многих литературных инновациях в современной России приходится узнавать не от литературных критиков, а от простых пользователей интернета где-то на форумах, в комментариях, в любительских блогах. Нет, конечно, потом, спустя много-много лет мастодонты литературного мнения возьмутся разбирать сегодняшние литературные новшества, вот только особой надобности в этом уже не будет — все давно будет разобрано и без них, порой методом тыка, но в общем-то вполне исчерпывающе. Возможно, виной всему бессознательно выработанный консерватизм, служащий защитным механизмом против быстро меняющихся современных реалий, к которым многие просто не в состоянии адаптироваться. Честно говоря, причины не совсем ясны. Вроде железный занавес давно пал, ресурсов по изучению иностранных языков нескончаемое множество, но почему-то многие вещи, связанные с литературой, получают «официальную» огласку в России лишь тогда, когда они уже превратились в ископаемые. Хорошо, если литературные специалисты заняты прозой Франзена или поэзией Пардло, а то ведь еще столько диссертаций не написано по Пушкину, Гоголю, Блоку, Толстому… Вот так и о поэзии кода мне довелось узнать, к сожалению, даже не в каком-нибудь литературном блоге, а на «Хабре«, что, в общем-то, отчасти логично, исходя из направления сайта, но в то же время и очень странно, учитывая, что пост датирован 2013 годом. С тех пор по этой теме была написана всего лишь одна русскоязычная научная статья. Не исключаю, что есть где-то еще, вот только почему это «где-то» так глубоко запрятано?

В узком смысле поэзия кода — это синтез классической поэзии и компьютерного кода, синтез человеческого языка и языка программирования; в некотором смысле разновидность цифровой литературы (не путать с литературой оцифрованной и интерактивной). Поэзия кода, в отличие от литературы цифровой, может существовать за пределами компьютерных мониторов, если при этом несет в себе полную, независимую от реализации кода, семантику. Цифровую литературу же представляют исключительно те произведения, которые создавались с использованием компьютерных технологий и существовать без них не могут. Яркие примеры тому анимированная стихографика и голограммные поэмы. Эти вещи не могут жить на бумаге, так как попросту теряют форму за пределами электронных гаджетов и, не в обиду будет сказано представителям цифровой литературы, довольно редко имеют содержательную составляющую. То есть в какой-то степени цифровая литература — это лаборатория для литературных экспериментов с использованием IT.

Зачастую она рождает такие интересные идеи как, например, стихотворение с применением QR-кода турецкого художника Генджо Гулана, представленное ниже. Правда, все это напоминает известное произведение «4′33″» американского композитора Джона Кейджа — идея занимательная, но вот создание еще одного подобного образца искусства может показаться абсурдным даже самым страстным обожателям постмодернизма

Совершенно иная ситуация обстоит с поэзией кода. Как я уже сказал, она очень комфортно чувствует себя за пределами цифрового мира, о чем свидетельствует выпущенная на бумаге англоязычная антология кодостихотворений. Признаю, что подобные лирические пассажи на первый взгляд могут показаться неподготовленному читателю абсолютно нечитабельнячасвпыми. Однако самое главное для понимания поэзии кода — изучить фундаментальные основы того языка программирования, в который вкрапляется текст, что в реальности занимает пару дней интенсивного интернет-поиска. Разумеется, и здесь найдутся свои «бесплодные земли», которые придется часами разбирать даже людям с профильным образованием, а для написания серьезных текстов подобного рода необходимо будет как минимум поработать программистом. Но в целом поэзия кода вполне доступна и для рядового читателя. Кстати, в какой-то мере чем-то похожим занимался еще Эзра Паунд, смешивая в собственных поэтических произведениях несколько языков.

Но ключевое преимущество языков программирования в их универсальности и формальном функционировании, которые, становясь скорее средой, некой оболочкой для человеческого текста, придают конечному продукту совершенно иную форму.

Нередко кодостихотворения выдают ошибку при реализации кода, которая носит исключительно, как это ни странно, литературный характер. Это вовсе не означает, что автор написал отсебятину — в таких случаях подобные коды представляют собой лишь некую текстовую игру, знание правил которой позволяет понять текст, представленный в подобном формате. Но я неспроста написал, что поэзия кода все-таки отчасти относится к цифровой литературе, поскольку некоторые цифровые художники идут в этом отношении гораздо дальше, создавая поэтические программы, то есть пишут код в поэтической форме, который потом еще и реализуется, скажем, в анимацию (здесь поэзия кода может перекликаться с современной визуальной поэзией) или в мини-приложение, связанное с содержанием или формой кодового текста.

Язвительный тон, которым я начал эту заметку, был выбран вовсе не от колкого желания покритиковать, а чтобы обратить внимание на то, что очень многие интересные вещи в мире искусства, особенно литературы, очень часто не получают в русскоязычном информационном пространстве должного внимания со стороны искусствоведов и даже арт-журналистов и критиков. Возможно, описанное мной явление очень скоро канет в Лету, а может получиться и так, что появится какой-нибудь гик, своего рода новый Артюр Рембо, который запрыгнет на клавиатуру и перевернет нынешние представления о поэзии, сочинив кучу гениальных поэтических программ. Это крайне сложно прогнозировать, но одно можно сказать точно — поэзия кода очень интересна и имеет колоссальный потенциал для развития, о чем говорит организация серьезных англоязычных конкурсов в этом направлении. А это как минимум нельзя игнорировать.

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке